Общественные и социальные новости
2405 | 0

Мигранты: спасение экономики или социальный взрыв?

Мигранты: спасение экономики или социальный взрыв?
Читайте МН в TELEGRAM ДЗЕН

Без рабочих рук мигрантов России тяжело. Но их приток в страну превращается уже в дестабилизирующий общество фактор.

Председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин заявил о росте числа убийств, совершенных мигрантами, на 18% за год. Где выход, будет ли отрегулировано миграционное законодательство и найдена золотая середина в политике открытых дверей?

На днях глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин сообщил: в стране все чаще регистрируются факты «групповых нападений мигрантов с целью унижения русских». По данным председателя СК, в 2021 году в Россию прибыло 12 млн мигрантов, в 2022-м - 14,5 млн. Основные потоки сейчас идут с Украины, из Узбекистана, Таджикистана, Киргизии, чуть меньше - из Азербайджана, Армении, Молдавии. Вместе с ростом количества приезжих растет и число тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных мигрантами. В 2022 году их число выросло по сравнению с 2021-м на 37%, число убийств - на 18%, изнасилований - на 7%. В 2022 году правоохранителями расследовано 37 тыс. преступлений мигрантов, из которых порядка 60% совершили выходцы из Средней Азии.

ЭТНИЧЕСКИЕ КЛУБКИ РАЗДОРА

Усредненный портрет преступника-мигранта — это молодой или средних лет человек со слабым знанием русского языка и высоким уровнем агрессии. Примеров множество. В Волгоградской области мигрант изрезал ножом девушку на глазах у очевидцев. Два мигранта из Средней Азии изнасиловали девушку в Чите. В Тюмени таксист из Узбекистана изнасиловал пассажирку прямо в автомобиле. В Анапе двое мигрантов с битой и ножами порезали и ограбили местного жителя. На востоке Москвы мигранты из Таджикистана разнесли бейсбольными битами бар, избили персонал.

«Такие люди, как правило, изначально настроены против России. С 1991 года фактически во всех республиках идет идеологическая обработка молодежи с русофобских позиций», - говорит председатель Национального антикоррупционного комитета, член президентского Совета по правам человека (СПЧ) Кирилл Кабанов. По его словам, еще три года назад в среде мигрантов не было молодежных этнических группировок, а теперь они появились: «Уличная преступность с мелким хулиганством через пять лет рискует стать взрослой организованной преступностью. Недавно была задержана банда, состоявшая из молодых мигрантов, которая действовала в Москве и Подмосковье. Ее участники провоцировали драки с прохожими, снимали это на видео и затем выкладывали в Сеть. Целью было сеять страх.

Как только государство чуть ослабило хватку (что закономерно, учитывая, куда идут все силы), тут же началось самоутверждение диаспор. Мигранты отстаивают жизненное пространство и создают этнические анклавы, способствующие развитию криминальной среды».

С участием мигрантов нередко происходят массовые драки, вызывающие широкий резонанс. Мы видели проявления этого сначала на Хованском кладбище, когда гастарбайтеры вдруг дали ответ чеченцам, приехавшим по просьбе руководства кладбища, чтобы заставить мигрантов сильно не выступать, а те взяли и ответили. Потом была драка у ТЦ «Москва», когда одного мигранта побили, и через два часа их собралось несколько тысяч. Оказалось, у приезжих неплохие самоорганизация и мобилизация и они не из пугливых. Возьмут числом, если что.

Среди факторов, которые провоцируют приезжего на противоправное поведение, эксперты называют дезадаптацию, длительное нахождение вдали от семьи, бытовую неустроенность и материальные трудности. Низкий уровень жизни, обусловленный привлечением к неквалифицированному и низкооплачиваемому труду, часто без оформления трудовых отношений, особенно в случаях с мигрантами-нелегалами, вынуждает приезжих защищать свои права не с помощью правоохранительных органов, а самостоятельно и противоправными способами.

КОНФЛИКТ КУЛЬТУР

«В Западной Европе огромное количество программ адаптации, окультуривания мигрантов. Россия находится в довольно специфической ситуации. Мы были достаточно богаты для того, чтобы привлекать мигрантов, но недостаточно богаты для того, чтобы их адаптировать», - говорит доцент кафедры интеграционных процессов МГИМО Александр Тэвдой-Бурмули.

Жители столицы вынуждены констатировать: «Москва того и гляди превратится в Москвабад. У нас во время празднования Ураза-байрама по улицам несут баранов на заклание и режут их у нас на глазах». Россияне, конечно, уважают традиции других народов и религий, но 15-20 лет назад такую картину в столице вряд ли можно было даже представить, не то что наблюдать.

Политолог Алексей Кочетков считает, что жители из бывших республик СССР приезжают в Россию якобы для того, чтобы работать на стройках, но там порой даже не появляются: «Зато мы видим их в такси, в курьерских службах или просто гуляющими толпами по улицам. Они собираются в банды, нападают на нашу молодежь, занимаются грабежами, изнасилованиями. Они существуют в параллельном мире. В нем у них есть свои медицина, юридическая помощь, финансовые организации. В целом они достаточно автономно функционируют и периодически «пробуют» нашу правоохранительную систему на прочность».

Живя по своим законам, мигранты противопоставляют себя нашему обществу, потому что, когда россияне видят, что государство по каким-то причинам не защищает людей, чьи родственники ушли на специальную военную операцию и там сражаются, а их дети и братья подвергаются нападениям на своей территории, общество начинает негодовать. В соцсетях теперь все чаще попадаются записи, подобные этой: «Пока русские воюют в Донбассе, мигранты атакуют наши тылы».

ЛЕЧЕНИЕ СИМПТОМОВ, НО НЕ БОЛЕЗНИ

В России зафиксирована рекордная с 1998 года нехватка кадров на предприятиях. Россияне эмигрируют, их забривают на СВО, рождаемость низкая, а производители жалуются на нехватку рабочей силы на обрабатывающих производствах, в сферах водоснабжения, хранения и транспортировки. Экономика России вынуждена привлекать все больше людей, прежде всего из ближнего зарубежья, чтобы сгладить дефицит трудовых ресурсов, и лидер узбекской диаспоры в РФ Бахром Исмаилов уверяет, что альтернативы среднеазиатским мигрантам нет. Зато есть примеры. КамАЗ нанимает в Узбекистане 2 тыс. работников на свой завод. 60% сварщиков в России - из Средней Азии. В Мариуполе 70% работников, восстанавливающих город, - среднеазиаты.

Жестко контролировать потоки приезжих нужно было еще вчера, однако при периодических косметических изменениях в миграционном законодательстве глобальные решения многих проблем почему-то остаются за скобками. Одна из причин, считает руководитель Центра аналитических и практических исследований миграционных процессов Вячеслав Поставнин, кроется в том, что у нас нет специальной структуры, которая бы занималась вопросами адаптации и интеграции мигрантов: «Я считаю, что эту болезнь запустили. У нас нет единого органа, который бы аккумулировал, обрабатывал и анализировал информацию по всем миграционным направлениям. Такого, как, например, Федеральная миграционная служба, обладавшая административным весом. Ей на смену пришло Главное управление по вопросам миграции Главного управления МВД России, но оно не может управлять Минтрудом, Минстроем или Минсельхозом, а у каждого из них свои виды на трудовых мигрантов. Минтруд одно говорит, Минстрой - другое, премьер одно говорит, Совбез - другое. Кто первым прорвется наверх и доложит свою точку зрения, тот и оказывается в итоге прав. Отсюда и разброд в миграционной политике».

Пока каждое ведомство дует в свою дуду, гости из ближнего зарубежья едут к нам нескончаемым потоком. По данным Главного управления по вопросам миграции, число иностранцев, вставших на учет в 2023 году, выросло на 26% - до 16,9 миллиона.

Сегодня по Сибири гуляет такая шутка: «Все говорят, что нас захватят китайцы, но этого не будет - им таджики не позволят». Вот насколько широко в России распространилась миграция из Средней Азии. И пока власти спорят, что с этим делать - приветствовать, ограничивать или организовывать, - эксперты просят правительство прояснить: зачем стране мигранты и если они так нужны, то сколько конкретно? Только потом эти приоритеты нужно закреплять на законодательном уровне, а уже затем прописывать способы адаптации трудовых мигрантов и их интеграции в общество.

Пока же россиян всеми силами пытаются примирить с мыслью, что гастарбайтеры нам необходимы. Однако по-прежнему больным остается вопрос, как найти баланс между кадровым голодом и неготовностью граждан видеть в своем доме инокультурных людей, которых, по сути, никто не контролирует, а сами они не торопятся интегрироваться в общество? Есть и более глобальный вопрос: продвигая политику открытых дверей, не создадим ли мы собственными руками пятую колонну, которая когда-нибудь ударит нам в спину?

Елена Хакимова.

Фото: АГН «Москва».

Подпишитесь и следите за новостями удобным для Вас способом.