Сегодня 20 июля 2017 г., четверг, 17:46USD 59.08 -0.1595EUR 68.00 -0.2725
Общественные и социальные новости

Хроника экологического беспредела

19 сентября 2013
hits 1614

 

Завод «Волжский Оргсинтез» в течение 10 лет безнаказанно травил миллионный город. Очередное расследование журналиста Марата Хайруллина выявило беспрецедентное по масштабам экологическое преступление - миллионы тонн химических отходов 1-го класса опасности были выброшены предприятием без всякой очистки в окружающую среду.

НЕПОТОПЛЯЕМЫЕ ОТРАВИТЕЛИ

«Волжский Оргсинтез» расположен в считанных километрах от города с миллионным населением - в Волгограде. Это один из двух заводов, который был построен в советское время для производства N-метиланилина. Это очень сложное химическое соединение, и отходы его производства - крайне токсичные вещества. Поэтому для очистки стоков в советское время на «Волжском Оргсинтезе» была построена многоступенчатая система очистных сооружений, включающая в себя даже специальный кислородный завод. В общей сложности завод таким образом очищал около миллиона тонн ядовитых стоков в год. При этом завод был очень неудачно спроектирован: он расположен между двумя крупными реками - Волга и Ахтуба, - да еще в голой степи, где роза ветров разносит ядовитые выбросы предприятия на огромные расстояния. Это само по себе очень опасно, но для данного производства нужно было много воды и электро­энергии, поэтому его специально строили рядом с Волжской ГЭС. О людях и экологии думали, безусловно, в последнюю очередь.

В середине 90-х годов завод акционировался, и первое, что сделали новые владельцы, - закрыли очистные сооружения, на содержание которых уходила львиная доля прибыли. Вместо этого они предложили закачивать ядовитые отходы под землю в так называемые соляные купола. Нужно сказать, что это достаточно спорная технология, но она довольно давно используется в Соединенных Штатах. Дело в том, что жидкость из соляных куполов практически не вытекает - это надежное хранилище не на одну тысячу лет. Но в США такая технология отработана и строго регламентирована, то бишь ее соблюдение имеет силу закона. В нашей стране она, наоборот, не регламентирована и, соответственно, за ее нарушение ничего не будет.

То, что завод закачивает отходы под землю, вызвало возмущение экологов. Но не более того, потому что контролирующие и проверяющие органы особых претензий не имели. Например, местное отделение Рос­природнадзора вроде находило какие-то нарушения - номенклатура закачиваемых веществ якобы значительно превышала лицензию. Вместо 12 разрешенных веществ завод загонял в скважину 28. По этому факту природоохранная прокуратура даже возбуждала уголовное дело. Но потом оно развалилось. После этого Росприроднадзор в арбитраже выставлял иски на миллиарды рублей. Завод, в свою очередь, успешно их отбивал. В среднем, если судить по официальным материалам, получается, что на протяжении как минимум 10 лет завод отбивал по три-четыре иска от всех инстанций. В итоге получалось, что он вроде как и прав - если у государства и есть претензии к нему, то устранить их он не мог.

КАК ПДК ФРАЕРА СГУБИЛА

В Волгограде я первым делом встречаюсь с Сергеем Борисовичем Остроуховым. Он гидрогеолог, доктор технических наук. Специальность Сергея Борисовича - расчет правильного бурения, эксплуатация и последующая ликвидация скважин. В конце 90-х именно его пригласили как основного эксперта дать заключение на проект закачки отходов под землю. И тут сразу выясняется следующее:

- Соляной купол, куда изначально предполагалось закачивать отходы, расположен почти под заводом на глубине тысячи с лишним метров. А сразу над ним водоносный слой. И вот первое, что меня удивило, то, что завод начал закачку не в соляной купол, а именно в этот водоносный слой, откуда они, безусловно, будут распространяться по окрестностям.

Но и это еще не все. Сергей Борисович рассказывает, что соляной купол растет примерно на два миллиметра в год. Это особенность соляных пластов. В данном случае это важно, потому что на том месте, где были пробурены скважины, находится глубокий геологический разлом. Соляной купол может как поршнем по этому разлому выдавливать отходы на поверхность, деформируя сами скважины.

- Чтобы понять, как распространяются под землей эти отходы, пробурены специальные контрольные скважины. На тот момент, когда я делал заключение, они уже проводили пробную закачку - в течение нескольких лет под землей находилось два миллиона тонн отходов. А судя по тем данным из контрольных скважин, которые мне предоставил завод, отходы вообще не распространялись. Понимаете, этого не может быть. Я ведь нефтяник, мы специально закачиваем в скважины маркеры и через какое-то время фиксируем их в соседней скважине. Это делается, чтобы оценить состояние недр. В водоносном слое любое жидкое вещество не может не распространяться, а здесь ноль! И более того, судя по отчетам завода, у них обратная динамика - предельно допустимая концентрация (ПДК) из контрольных скважин из года в год все лучше и лучше.

Иными словами, либо на самом деле ПДК превышена, либо они сбрасывают отходы куда-то еще. А речь идет о значительных объемах. Лицензия завода предусматривает закачку в недра 600 тысяч тонн ядовитых отходов. То есть с того момента, как свою экспертизу делал доктор наук Остроухов, под землей должно было оказаться как минимум 10 миллионов тонн крайне токсичных отходов. Но ни одна из контрольных скважин, даже самая ближайшая, не показывает превышения ПДК. Это подтверждает также и начальник Роспотребнадзора города Волжский Аксенов, который все эти годы контролирует ПДК из этих скважин.

- Ни в одной скважине за все эти годы ни разу не была нарушена ПДК, - жестко отвечает он по телефону.

ПО СЛЕДУ

Первая версия, которая приходит в голову: «Оргсинтез» сбрасывает эти отходы куда-то еще. Тем более что в 90-х экологи уже ловили этот завод с поличным - они обнаружили незаконную трубу, по которой предприятие сбрасывало эти стоки в соседнюю речку Ахтуба. Но эту версию сразу отметает главный ихтиолог Волжского отделения Федерального агентства по рыболовству доктор наук Александр Яковлев:

- Если бы были какие-то выбросы ядовитых веществ, то обязательно погибла бы рыба. В указанном районе на Ахтубе в течение нескольких лет гибели рыбы не наблюдалось. То есть либо выбросов не было, либо были, но в очень незначительных количествах...

История становилась все непонятнее - судя по официальным отчетам, завод работает на полную мощность. Куда-то он ведь должен девать свои отходы? Ситуацию проясняет начальник местного Росприроднадзора Саркисов:

- С начала года у нас шла внеплановая проверка «Волжского Оргсинтеза», и мы обнаружили в скважинах крайне токсичную жидкость 1-го класса опасности.

Да, но завод декларирует везде, что загоняет под землю отходы 2-го класса. По технологии отходы, предназначенные для закачки под землю, сначала накапливаются в специальных резервуарах. Как объясняет профессор Остроухов, эти резервуары должны быть закрытыми. Это очень важно, потому что иначе эта жидкость из-за испарения минерализируется и происходит закупорка скважины. Как утверждает Саркисов, его ведомство обнаружило в этих резервуарах тоже отходы 1-го класса опасности. Правда, какие это резервуары - закрытые или открытые, - он не сказал.

Но самое важное, чиновник утверждает, что в принципе этих отходов на заводе не так много. С начала года «Волжский Оргсинтез», по его данным, спрятал под землей всего 26 тысяч тонн отходов. Это капля в море при лицензии на 600 тысяч. И загадка здесь в следующем: если открыть годовые отчеты предприятия, то, согласно им, производство на заводе постоянно растет. В среднем на 15-20 процентов ежегодно. А количество отходов, по словам Саркисова, постоянно падает. При этом ни о каких радикальных инвестициях в строительство суперновых очистных завод не сообщал. Куда тогда деваются все эти десятки и сотни тысяч тонн отходов, которые, согласно лицензии, предприятие производит? Здесь явно концы с концами не сходятся. И чтобы прояснить, что здесь не в порядке, мы с Сергеем Борисовичем Остро­уховым отправляемся в окрестности завода.

ХИМИЧЕСКИЙ КОШМАР ГОРОДА ВОЛГОГРАДА

Мы с профессором уже несколько часов пешком обходим под палящим солнцем окрестности завода «Оргсинтез». Плоская как стол, покрытая редкой растительностью почва. Нестерпимо жаркое солнце и постоянный ветер - знаменитый суховей, который не утихает ни на секунду и буквально выдувает любую влагу с поверхности земли, превращая почву в сухую пыль. Пока наш улов невелик. Мы обнаружили лишь одну скважину - старую и, видимо, давно уже не действующую. Как утверждает Сергей Борисович, ею давно не пользовались.

Еще мы нашли печально знаменитый в свое время лиман, туда когда-то завод сбрасывал свои отходы. Но потом этот лиман закрыли. Судя по тому, что мы видим текущую из трубы воду, отходы сюда сбрасываются до сих пор. По соседству с лиманом бродила бесхозная ота­ра овец. Воду для несчастных животных явно брали из лимана. Прожарившись на полуденном солнце, мы обнаружили пять прудов. Они были спрятаны за небольшим валом, всего в полукилометре от трамвайной ветки, по которой в город Волжский возят сотрудников предприятия. Сергей Борисович, взглянув на них, сразу махнул рукой:

- Загонять жидкость отсюда в скважины нельзя. Она сразу закупорит их.

Подойдя ближе, мы поняли, что попали в рукотворный ад. От воды шибало невообразимо ядовитым духом. Сама вязкая жидкость была какого-то серо-зеленого цвета. Два пруда стояли пустыми. Три наполнены этой отравой. Причем если на двух прудах были видны сооружения, которые можно было принять за насосные станции, с помощью которых шла закачка отходов под землю, то на третьем, самом большом, расположенном ближе всех к заводу, вообще ничего не было. И более того, в этот пруд прямо при нас сливалась ядовито-зеленая жидкость. Сергей Борисович только покачал головой:

- Эта жидкость сливается прямо из химического реактора без всякой очистки.

Нашли мы и цепь контрольных скважин, они шли по периметру прудов. И все они оказались забетонированными и, более того, до недавнего времени были засыпаны землей. Их очистили, видимо, в связи с прошедшей проверкой Росприроднадзора. Это прямо означало, что владельцы завода и все заинтересованные ведомства говорили неправду: начальник СЭС города Волжский Аксенов, когда утверждал, что ПДК в этих скважинах нормальные. Как он измерял их, если они забетонированы. начальник Волжского Росприроднадзора Саркисов, когда говорил, что все эти годы брали пробы из скважин, которых нет. Но самые страшные опасения подтвердил нам охранник, который приехал уже к самому концу нашей экспедиции.

- Да вы что, они уже лет десять не закачивают ничего под землю, - добродушно сказал он нам прямо на камеру.

Для меня, образно говоря, это означало, что двери ада с лязгом захлопнулись, круг моего расследования завершился. Если читатель еще не понял, что произошло, то я объясню. Судя по всему, из-за несоблюдения технологии эти скважины, через которые завод планировал загонять отходы под землю, забились. А может, эта операция даже не планировалась и история с закачкой изначально была грандиозной обманкой только для того, чтобы был повод закрыть дорогостоящие очистные сооружения. Да и зачем тратиться на очистку и закачку? Система из пяти огромных прудов в южном климате в голой степи, под палящим солнцем, которая продувается как аэродинамическая труба, представляет собой идеальный испаритель. Судя по всему, зимой завод копит отходы в этих прудах, а за лето они благополучно испаряются. То есть еще раз: вся эта шумиха с закачкой отходов под землю была придумана исключительно для того, чтобы закрыть дорогостоящие очистные сооружения. Представляете!

Так что же такое отходы 1-го класса опасности. Это вещества, после воздействия которых на окружающую среду ее экология не подлежит восстановлению! Умножьте 600 тысяч тонн на 10, и получается, что минимум 6 миллионов тонн самых ядовитых веществ сброшено в атмосферу без всякой очистки! А может быть, и много больше, при такой системе можно сбрасывать все что угодно и сколько угодно. Рядом многотысячный город Волжский, с другой стороны не менее близко город-миллионник Волгоград. Все это улетело туда.

 

Фото FOTOLIA

 

 

 

Просмотров: 1614
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Жертвы природных катастроф: «Компенсации украдены!» Далее в рубрике Жертвы природных катастроф: «Компенсации украдены!»


Загрузка...
Комментарии (3)

Добавить комментарий

RSS-лента RSS-лента комментариев

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.