Сегодня 20 июля 2017 г., четверг, 19:49USD 59.08 -0.1595EUR 68.00 -0.2725
Общественные и социальные новости

Дочь композитора Баснера обвиняют в мошенничестве

15 февраля 2014
hits 2435

 

Песню ее отца Вениамина Баснера «С чего начинается Родина», помнится, исполнял на фортепиано лично президент Владимир Путин. Имя дочери композитора Елены среди специалистов тоже вызывало вполне патриотические ассоциации - с Русским музеем. И вдруг - обыски, допросы, арест...

Елена Баснер - эксперт с мировым именем, считающаяся одним из лучших специалистов по русскому искусству на арт-рынке. Именно поэтому ее задержание и обвинение в мошенничестве (искусствоведу инкриминируют заведомо ложное суждение о подлинности картины художника Григорьева) всполошили едва ли не весь Питер.

Искусствовед сотрудничает со скандинавским аукционным домом «Буковскис», который как раз на эти дни намечал оценочные акции в рамках скупки картин для последующей продажи. Во всех оценочных днях должна была участвовать Елена Баснер: речь идет о покупке полотен русских художников - Ивана Айвазовского, Александра Головина, Константина Коровина, Ильи Репина, Федора Рокотова, Валентина Серова и многих-многих других, чьи произведения сегодня стоят целые состояния.

Таким образом, затронута репутация крупнейших игроков рынка, мощнейших структур. Не говоря о репутации самой Баснер. До сих пор она была безоговорочной, Елена читала лекции в Америке и Европе, составляла каталоги, в том числе и для Русского музея - до того, как ушла оттуда в 2003 году.

250 ТЫС. ДОЛЛ. ЗА ПОДДЕЛКУ

Ставшая скандальной сделка произошла в 2009 году. Тогда коллекционер Андрей Васильев приобрел через посредника Леонида Шумакова, как он думал, картину русского художника-авангардиста Бориса Григорьева «В ресторане». Заплатил 250 тыс. долл. наличными (7,5 млн руб. по тем временам). По каким-то причинам Васильев решил не проводить научно-техническое исследование работы: как он теперь говорит, его убедил рассказ о происхождении картины из коллекции Николая Тимофеева, которого он знал лично.

Разочарование не заставило себя долго ждать. Васильев отправил свою работу на выставку в Москву, где ему сообщили, что купленная им картина - подделка. Более того, она уже приходила к ним всего за пару месяцев до продажи Васильеву. Тогда специалисты провели экспертизу и смогли доказать фальшак.

Васильев поверил в это не сразу. Но в 2011 году Русский музей открыл выставку, на которой среди прочих была и картина Григорьева. Точь-в-точь как у Васильева. С названием «Парижское кафе». Коллекционер обратился за экспертизой своей работы в сам Русский музей и спустя время получил заключение, что владеет классно сработанной липой.

Связавшись с Шумаковым, у которого Васильев и приобрел картину, он стал выяснять, как она к тому попала. Шумаков в оправдание заявил, что в сделке участвовала Елена Баснер. Когда отыграть сделку назад не получилось, Васильев подал заявление в правоохранительные органы.

По словам адвоката Елены Баснер Ларисы Мальковой, Елена Вениаминовна участвовала в той сделке как частное лицо, а не как эксперт: «Давала консультацию».

Могла ли ошибиться именитый искусствовед и насколько принципиальную роль это сыграло в сделке - теперь решает следствие. Справедливости ради заметим, что в этой истории, со слов ее фигурантов, был задействован не один искусствовед, а несколько. И заключения по поводу подлинности картины были также положительными. Но опять-таки это были устные оценки, так сказать, навскидку, а не полноценные научные экспертизы. А в вопросах искусствоведения такие неоднозначные случаи встречаются сплошь да рядом.

КСТАТИ

Неопалимый Шагал?

Одной из последних нашумевших историй, связанных с подделками картин знаменитых художников, стал скандал с работой Марка Шагала. 63-летний британский бизнесмен Мартин Ланг предоставил купленную им в 1992 году за 160 тыс. долл. акварель «Обнаженная» для программы Би-би-си «Подделка или богатство?». Журналисты отправили ее в Шагаловский комитет в Париже, где эксперты пришли к выводу, что перед ними подделка. Теперь, по французским законам, полотно должны сжечь. Но владелец, кажется, огорчен этим еще больше, чем новостью о том, что обладает фальшивкой. «Мне и в голову не могло прийти, что кто-то пойдет на такие драконовские меры», - развел руками расстроенный бизнесмен.

«ПЕНЯЙТЕ НА СЕБЯ!»

Почему же эта история приобрела такой резонанс да еще с таким «хвостом» давности? Ошибка высококлассного специалиста - дело, конечно, нечастое, а потому неприятное. Но вряд ли из-за нее пятимиллионный город и арт-рынок встали бы на уши. Но масла в огонь подлил Васильев: желая найти винов-ных в своей необоснованной трате, он приступил к «разоблачениям».

Раз оригинал Григорьева, как выяснилось, находится в Русском музее, а его копия великолепного качества - значит, копию произвели... в самом Русском музее. Такова логика Васильева. Он предположил, что автор подделки имел доступ к самому произведению или получил его очень качественный снимок, что без содействия музейщиков сделать проблематично. Впрочем, в самом музее коллекционера довольно быстро осадили: картина поступила в Русский музей лишь в 1984 году. Почему бы не предположить, что копия была изготовлена с оригинала до этого? Особенно с учетом того, что место нахождения картины с 1913-го (года ее создания) до 1946-го (года покупки коллекционером Борисом Окуневым) вообще неизвестно. Домыслы Васильева были названы клеветой:

«Господин Васильев утверждает, что принадлежащая ему картина была скопирована на территории Русского музея. Однако всякий человек, связанный с искусством, прекрасно знает, что любое перемещение музейного предмета со строго определенного места хранения с любой целью (осмотр, экспозиция, реставрация, фотосъемка) фиксируется актами выдачи или пометками в специальном журнале. А в фонде графики музея (где хранится полотно, принадлежащее Русскому музею) обращение любого лица с произведением «один на один» вообще невозможно: все хранительские шкафы в опечатанном виде находятся в общем зале, любые хранительские или иные мероприятия с произведениями происходят на глазах у десятка других сотрудников и хранителей. Посторонние лица входят в фонд строго по пропуску, и любое посещение фиксируется в специальных журналах».

«Кроме того, - отмечают в музее, - Русский музей предоставляет возможность копирования хранимых произведений «лишь по официальному письму специализированных учреждений и по решению Копийного Совета... Выписывается пропуск, копирование происходит под контролем хранителя или музейного смотрителя по определенным правилам. Копия принимается Советом, и ее вынос из музея оформляется пропуском. Никакого копирования картин Григорьева в музее не было». Таков был официальный комментарий.

Также музейщики обратили внимание на нарушение Васильевым процедуры приобретения произведений искусства: «В нарушение обычного порядка он сначала приобрел якобы подлинную картину Б. Григорьева, а лишь потом озаботился ее профессиональным исследованием. Как правило, НАСТОЯЩИЕ коллекционеры и антиквары поступают наоборот. Если же не проверили картину до покупки - пеняйте на себя! Музей к этим ошибкам собирателей не имеет никакого отношения».

НАША СПРАВКА

Любопытно, что в мошенничестве сегодня обвиняется искусствовед, участвовавший в изобретении нового метода определения подлинности картин. С ее помощью ученые установили главное различие между полотнами, написанными до 1945 года, когда американцы сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки, и их поздними подделками.

Измеряя уровень содержания изотопов цезия-137 и стронция-90, не встречающихся в природе и попавших в окружающую среду только в результате ядерных взрывов, исследователи научились выявлять даже самые искусные фальшивки. Любая картина, написанная после 1945 года, содержит в себе эти частицы. Команда специалистов под руководством Баснер запатентовала технологию, способную выявлять их в красках. Картина Григорьева, приобретенная коллекционером Васильевым, такую экспертизу не проходила.

СУД ДА ДЕЛО

По словам адвоката Ларисы Мальковой, долгое время следствие рассматривало Елену Баснер как свидетеля. И лишь после ареста 31 января стало ясно, что искусствоведа перевели в разряд обвиняемых. В день рождения родной сестры к Баснер наведались сотрудники правоохранительных органов, изъяли все средства связи и увезли женщину в Главное следственное управление Следственного комитета по Петербургу.

Поначалу задержали на 72 часа, потом арест продлили. Сестра Елены Баснер Ольга вместе с адвокатом стала собирать письма знакомых и друзей, в которых бы они дали женщине характеристику, способную убедить судей не держать все время процесса человека за решеткой. Готовых поддержать известного специалиста нашлось немало.

«На мой взгляд, Лена и мошенничество - вещи абсолютно несовместимые по всем ее человеческим и профессиональным качествам, не говоря уже о том, что она именно тот человек, который инициировал изобретение метода, направленного на выявление подделок», - сказала СМИ бывшая коллега Елены Баснер по работе в Русском музее Ирина Карасик.

Свое возмущение происходящим выразил даже директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский. Он назвал содержание в тюрьме женщины гуманитарной профессии «плевком всей интеллигенции России».

Суд между тем прислушался. Елена Баснер, получившая обвинение в мошенничестве в особо крупном размере, из одиночной камеры СИЗО была направлена на время суда под домашний арест. По словам юристов, наказание по этой статье может доходить до 10 лет лишения свободы.

Адвокат подсудимой уверена, что о каком-либо наказании говорить пока рано: дело предстоит очень долгое и сложное: «В нем больше вопросов, чем ответов». А ситуаций, связанных с подделками картин, в мире и вовсе «немыслимое количество».

Леся Петрова

Фото ИТАР-ТАСС

Просмотров: 2435
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Малолетних красоток убирают с подиума Далее в рубрике Малолетних красоток убирают с подиума


Загрузка...
Комментарии (1)

Добавить комментарий

RSS-лента RSS-лента комментариев

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.