Сегодня 26 июля 2017 г., среда, 10:08USD 59.81 +0.1613EUR 69.70 0.2297
Общественные и социальные новости

ЦАРИЦЫН – СТАЛИНГРАД

25 июня 2014
hits 1080

Статистика – страшная сила. Потому что «статистика знает всё», - так, во всяком случае, уверяли нас классики, сделавшие, правда, исключение для… стульев: дескать, никто не знает, сколько в стране стульев. Но количество стульев мало кого интересовало и волновало, а вот количество людей, проживающих на Земле и в каждой отдельно взятой стране, интересовало всех и всегда. И народонаселение нашей планеты находится под самым пристальным вниманием статистических органов и руководителей всех стран, в том числе и Российской Федерации.

Согласно опубликованным данным переписи, проведённой в 2010 году, население России составило 142,9 млн. человек. Из них сельское население – около 37 миллионов или 26% от общей численности; при этом большинство селян – люди пожилого возраста, что на практике не оставляет надежд на увеличение числа активных тружеников сельского хозяйства и ставит под вопрос рост производства сельскохозяйственной продукции.

Последняя перепись населения России дала ещё и такой тревожный показатель, как наличие в стране около 20000 сельских  населённых пунктов практически без людей. По сравнению с переписью населения, проведённой в 2002 году число таких «населённых» пунктов увеличилось на 48% (в полтора раза за 8 лет!). Пункты, которые уже нельзя называть населёнными, но которые таковыми когда-то были, а теперь совсем обезлюдели, вообще не учитывались, поскольку перепись была н а с е л е н и я, а не вымерших или заброшенных сёл и деревень. Прошло ещё 4 года, и врядли тенденция к обезлюживанию сельской местности в России изменилась на противоположную. Очередная перепись покажет, но, зная, что объективных причин для сохранения и преумножения сёл и их жителей за эти годы не появилось, можно с большой долей вероятности предположить, что численность заброшенных или почти заброшенных сельских населённых пунктов в нашей стране за последние годы могла только возрасти.

Одновременно мы знаем, что потребность населения России в продуктах питания примерно наполовину удовлетворяется за счёт импорта этих продуктов из зарубежных стран. Особенно экзотично смотрятся в этом плане молочные продукты и картофель ( ! ), ввозимые из… Израиля. Кто был в этой крошечной стране (примерно половина площади Московской области) и видел абсолютно бесплодные, выжженные солнцем пустыни, которые составляют значительную часть территории Израиля, конечно, будет впечатлён плодами израильского картофелеводства и молочного животноводства на фоне рязанских, тульских, тамбовских, краснодарских и прочих полей, лугов и пашен нашей необъятной Родины. Доля импорта продуктов питания из Израиля в сумме общего завоза продуктов из других стран, конечно, ничтожно мала, но показателен сам факт, и ещё важнее осознание этого факта и адекватные выводы. А главный вывод в том, что в случае сокращения по каким-то причинам импорта продовольствия из зарубежья,  нам будет не до рассуждений о величии той или иной державы, а будем мы пребывать «в рассуждении о том, чего бы покушать» (А.П.Чехов).

Нельзя сказать, что о продовольственной безопасности страны никто у нас не думает и о последствиях зависимости от импорта продуктов питания никто не беспокоится. Время от времени в СМИ появляются публикации на эту тему, но «в набат пока не бьют» и широкие массы населения к обсуждению и поиску путей решения проблемы не привлекают. А без участия населения, сельского в первую очередь, проблему не решить. Оказаться же безоружными перед лицом обеспечивающего нас продовольствием зарубежья вполне вероятно и очень опасно. Генри Киссинджер (в представлении не нуждается) на заре своей политической карьеры говорил: «Контролируя нефть, мы контролируем государства. Контролируя продовольствие, мы контролируем население». Сказано ясно и сильно. Добавить нечего.

А российские сёла продолжают терять людей…

Выдающийся российский экономист, отчётливо понимающий корни и последствия этих явлений, в порядке решения проблемы продовольственной безопасности выступил с предложением создания пятидесяти тысяч современных «экологических деревень», расположенных во всех регионах страны (подробно – в № 5 журнала «Русский дом» за 2014 год). В проекте предусмотрено всё, что нужно для появления и развития этих агропоселений, в том числе и объём ресурсов, необходимых для его осуществления. Автор посчитал, что реализация проекта потребует 20 триллионов рублей в течение 10 лет, то-есть 2 триллиона рублей ежегодно. Понятно, что бюджет государства таких денег выделить не сможет ни сейчас, ни в обозримом будущем, а затевать столь масштабное мероприятие в расчёте на внебюджетные источники рискованно: допустимо предположение, что эти источники в самый неподходящий момент могут иссякнуть или вообще не появятся, так как нет гарантий их появления.  Мобилизация внебюджетных средств в таком масштабе не только проблематична, но просто нереальна. Нет пока в нашем государстве силы, способной заставить раскошелиться олигархов, например. Им (олигархам) сподручней соревноваться в приобретении вилл на Лазурном берегу, в длине и  роскоши своих яхт и т. п. «Гении потребления», как метко обозвал их один популярный обозреватель, повернут свою «гениальность» лицом к народу?  Это вряд ли.

Но «не в деньгах счастье». Есть и другая сторона проблемы. Автор проекта создания 50000 «экологических деревень» посчитал, что в каждой из них, чтобы они были жизнеспособны, в среднем может (должно) проживатьпо 800 человек. Отсюда общая численность населения этих деревень предусматривается в 40 миллионов человек. Где взять?  Даже если всех селян нашей страны (37 миллионов, как показала перепись) «перетасовать» и, согласно проекту уважаемого учёного, расселить по новым и старым деревням, их просто не хватит. А какова половозрастная структура современного сельского населения России?.. Кем заселять эти экодеревни? Старушками, доживающими свой век?  За годы после переписи 2010 года и общее, и сельское (особенно русское) население не выросло и не помолодело, а прямо наоборот – сократилось и постарело. Говорить о переезде горожан хоть в новые, хоть в старые деревни можно лишь как о единичных и нетипичных явлениях. Процесс переезда идёт и ещё долго по инерции будет идти наоборот: из сёл в города (и главным образом – в мегаполисы).  Посмотрите на ближнее Подмосковье, и всё станет ясно: казалось бы уже и строить негде, но нет – строят и строят многоэтажные дома, а не «экологические деревни». Продолжать критиковать проект уважаемого учёного ни к чему: его неисполнимость слишком очевидна.

И есть в этой неисполнимости одна характерная - революционная «советская» черта: гигантомания – большие объёмы в малые сроки. А малыми и эволюционными делами мы не занимаемся – некогда, да и не по душе. Решать вопрос- так сразу!

Но спасение от «грядущей смертельной опасности», подстерегающей (как справедливо пишет учёный - автор проекта) русский и другие коренные народы России, видится как раз в длительной, кропотливой, не сулящей мгновенного успеха работе. Но зато именно кропотливая работа обещает спасение и выживание русского села хотя бы в среднеудалённой перспективе.

Например, переехала из Латинской Америки в деревню Дерсу (Приморский край) русская сельская община. Столкнулась с нашей действительностью, начиная от мыслимых и немыслимых бюрократических преград при обустройстве на новом месте и кончая враждебностью местной «колхозной» пьяни, норовящей  хоть чем-нибудь показать «понаехавшим», что они тут хозяева.  Но переехали на свою историческую родину русские крестьяне и живут,  обустраиваются, детей рожают. Командир соседствующей воинской части зарегистрировал их в своём «хозяйстве» (других «законных» оснований для регистрации этих людей по их новому месту жительства не нашлось – вдумайтесь, пожалуйста, в идиотизм механизма регистрации граждан по месту жительства); помог этот командир и техникой, и заготовкой дровишек, и ещё чем-то.

Так вот. Постепенное, но целеустремлённое привлечение и стимулирование русских (и не только) крестьян и всех людей, ещё способных к тяжёлому крестьянскому труду и ведению сельского хозяйства, к переезду в умершие или умирающие российские деревни, оказание им всесторонней помощи (вспомните русского офицера, единственно оказавшегося способным реально помочь людям, вернувшимся на Родину) – вот длинный, тяжёлый, но верный путь к постепенному возрождению российских деревень. А русских крестьян за рубежом не так уж мало: в разные периоды нашей непростой истории из Российской империи и Советского Союза бежали миллионы людей, в том числе – целые сёла крестьян.

Вернуть бы их! И оказать реальную и всестороннюю помощь и этим возвращенцам, и тем, кто ещё остался в российских деревнях и живёт там в условиях, близких к экстремальным. Помощь нужна конкретная, адресная и дающая пусть медленную, но верную отдачу. Возрождение двух, трёх, … десяти таких деревень, как Дерсу – успех локальный, но дающий хороший пример. Такой успех дороже пседонаучных проектов одновременного решения проблемы, рождённой десятилетиями. «Сны Веры Павловны» из романа Н.Г.Чернышевского так и остались снами, а деревне нужны крепкие мужики и бабы, не развращённые бездельем и пьянством и не забывшие запах навоза и аромат полей и пашен.

А гигантские проекты гигантских преобразований русского села так же останутся на бумаге, как осталась на бумаге «Продовольственная программа» образца 1982 года, как не привели ни к чему хорошему многочисленные реформы сельского хозяйства, проводившиеся в годы, когда страной руководил Н.С.Хрущёв… Много видело русское село в 20 веке… Может быть век 21-й покажет, наконец, русскому крестьянину реальный «свет в конце тоннеля».

Юрий Житенев

 

Просмотров: 1080
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Водолазы раскрыли самый «неуловимый» секрет Балтии Далее в рубрике Водолазы раскрыли самый «неуловимый» секрет Балтии


Загрузка...
Комментарии (1)

Добавить комментарий

RSS-лента RSS-лента комментариев

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.