Общественные и социальные новости
21293

Алтайский край переживает крупнейшее за полвека наводнение - с жертвами

Алтайский край переживает крупнейшее за полвека наводнение - с жертвами

Разрушено 22 моста и около 400 км дорог, затоплено 7 тысяч домов, эвакуированы 15 тысяч человек... Нынешнее наводнение в Туве, Хакасии и на Алтае россияне уже сравнивают с прошлогодней катастрофой на Дальнем Востоке. Но в отличие от осени на сей раз есть человеческие жертвы. О жителе алтайской глубинки Павле Хохлове, погибшем при спасении односельчан, и еще как минимум о четырех жертвах недавнего наводнения в Сибири российская пресса пока молчит - региональные чиновники пытаются избежать огласки, чтобы не потерять работу. Участившиеся увольнения губернаторов беспокоят их больше, чем разгул стихии.

 «Напишите у себя в Москве - пусть президент и правительство знают: людей бросили. Местные власти их не спасали. Им не помогали, пока на Алтай не прилетел глава МЧС России Владимир Пучков, - жалуются жители села Чарышское. - При нем хоть по 10 тысяч рублей компенсации выдали. Но что на них восстановишь? У нас люди гибнут, матери разыскивают пропавших детей, а чиновники врут. Тонем в горе. Сидим без питьевой воды, спим на крышах. ЕГЭ выпускникам сорвали. Какие теперь экзамены, когда кругом горе».

Большая вода, по словам сибиряков, пошла 29 мая. Все началось с Республики Алтай, где разлились реки Катунь, Майма, Бия и Чемал. Прибрежные села смыло с лица земли. А вместе с ними мосты, школы, магазины. В Горно-Алтайске пострадал даже национальный музей, где «спит» знаменитая на весь мир «принцесса Укока». Хранителям пришлось перенести мумию в безопасное место. Суеверные старики говорят, что наводнение - ее рук дело. Мол, сбывается древнее проклятие. Но молодежь возражает: «Не из-за нее села отрезаны от цивилизации и дорог».

«Катунь на лодке не преодолеешь - скорость течения примерно 100 км в час. Куда нам деваться? Либо ползти в гору, либо ждать авиацию, - объясняет жительница Чемальского района Татьяна Уйгуева. - Один УАЗ пробовал проехать через горную протоку, его перевернуло на глазах у очевидцев и понесло по течению. Пассажиры - муж, жена и маленькая девочка - утонули».

В Горном Алтае началась паника. Семьи пытались выехать из республики, но дороги были размыты. На заправках иссякли запасы бензина - владельцам машин стали выдавать не больше 20 литров.

НЕТ ЛОДОК ДЛЯ ЭВАКУАЦИИ

Стихия тем временем добралась до Алтайского края. К бушующим Катуни и Бии добавились реки Чарыш и Ануй, тоже вышедшие из берегов. 1 июня вода затопила Бийск. Жителям прибрежных микрорайонов (это порядка 4 тысяч человек) пришлось несладко. И несмотря на то, что паводок бушевал в регионе несколько суток и Гидрометцентр давал неблагоприятные прогнозы, для чиновников наводнение почему-то стало неожиданностью. Для эвакуации людей не хватило лодок. Спасатели просили плавсредства у населения. Горожане выбирались из опасных районов самостоятельно. Кто на чем мог.

Потоком накрыло Советский, Петропавловский и Краснощековский районы. Наводнение не пощадило Белокуриху с большим количеством санаториев и село Сростки - родину Василия Шукшина. Вечером 1 июня беда пришла и в Быстрый Исток, где год назад похоронили Валерия Золотухина. Церковь, рядом с которой он погребен, затоплена.

Обь поднялась почти на 2 метра, до критической отметки остается несколько сантиметров. По прогнозам ученых, в ближайшее время она будет преодолена и под воду уйдут новые поселки.

За последние два дня корреспонденты «Мира новостей» услышали немало страшных историй: о мародерах, обирающих беспомощных пенсионеров, о бездействии органов власти. Но беда открыла в людях и хорошее. Житель одного из алтайских сел Сергей Лобанов, например, добровольно превратил собственный дом в центр спасения - приютил у себя знакомых и незнакомых людей. Изба Сергея Юрьевича стоит на холме, и река ее не тронула.

«Люди оказались наедине со стихией. Одни от отчаяния таблетки горстями ели, другие решили бороться за свои и чужие жизни, - рассуждает алтаец Сергей Пономарев. - Что вы хотите от нас услышать? Что таких наводнений в Сибири не было с 1969 года? Что природа непредсказуема? Да. Но нас, как и жителей Крымска в 2012-м, не оповестили об опасности. И если б только это нас огорчало. Почему правительство РФ не прислало на Алтай комиссию? Нам есть о чем рассказать. Хотите послушать?»

РАССКАЗЫ ОЧЕВИДЦЕВ

Жители Чарышского района Зоя Ильичева и Сергей Пономарев: «Раньше нам говорили о четырех погибших, но вчера в селе выкопали 11 могил. Женщины ревут - нескольких детишек все еще не нашли. Спасатели молчат. Полицейские доказывают проверяющим, что перед наводнением ездили по дворам с мегафоном и предупреждали народ об опасности. Вранье. Беда застала население врасплох. Утром в огороде стало сыро, к обеду уже было воды по пояс, к вечеру - по грудь. Люди полезли на крыши. Река мчалась с бешеной скоростью. Волны несли трупы коров, коз, кроликов, машины, коляски. А когда мимо проплыл дом нашей чиновницы из соцзащиты, парни решили действовать. Сын заместителя главы сельской администрации Паша Хохлов взял свою лодку и начал эвакуировать людей. Они нервничали, спешили, толкались. Лодка перевернулась. Девочка-дошколенок пошла ко дну. Паша бросился за ней. Но куда там... Оба исчезли. Ночь напролет их искали. Потом тело Павла нашли на окраине. Висел на березе - вода забросила. Больше суток его снять не могли - течение не подпускало... Семьи ночевали на крышах, транспорт к нам не ходил, дороги размыло. Сидели и выли от беспомощности. В больнице пациентов подняли на самый верх, медсестры упрашивали беременных: «Бабоньки, погодите рожать. Видите, что творится». Одна женщина в инвалидном кресле сутки в своем доме просидела по пояс в жиже, пока соседи не хватились».

Житель Бийска Виктор Романов: «Вода была выше колен, мы с женой надели рыбацкие сапоги. Посадили детей на шею, схватили документы, деньги и отправились в путь. Вода ледяная (в эти дни в Алтайском крае днем было +6 градусов, ночью +2), ноги сводило и засасывало. Кое-как доползли до тещиного дома, который не попал в зону подтопления, отсиживаемся у нее».

Турист из Новосибирска Евгений Харужий: «В первую очередь на Алтае эвакуировали жителей сел, про турбазы никто не вспомнил. А они были переполнены. Когда мы увидели, как к нашему месту отдыха приближается вода, а ее уровень поднимался мгновенно, сразу смекнули: надо уезжать. Рванули - закончился бензин. Дотолкали машину до заправки, залили 20 литров. Для джипа это ничто. Снова бензин на нуле и надо тащить авто.  А вода все прибывает и прибывает. Рядом была гора. Бросили машину и двинули семьей на самую верхушку. С маленькими детьми, без еды и воды. Просидели там несколько часов, глядя на тонущую дорогу».

«УСТАЛ ОТ БОРЬБЫ СО СТИХИЕЙ»

Как объясняют ученые, в середине мая в Горном Алтае стояла сильная жара, ледники на вершинах начали резко таять, уровень воды в реках поднялся. К тому же за 4 дня перед наводнением в регионе выпала месячная норма осадков. Водохранилище Чемальской ГЭС не выдержало такого напора, разрушились все укрепительные конструкции, и потоки хлынули вниз по течению.

О том, что масштабы бедствия сравнимы с прошлогодним наводнением на Дальнем Востоке, было ясно еще 29 мая, как только накрыло Чарыш. Однако губернатор Алтайского края Александр Карлин рапортовал, что местные власти держат ситуацию под контролем и ведут слаженные спасательные работы. На деле этого не было.

В Бийске не хватало лодок, в Краснощекове люди своими силами - без чьей-либо помощи - сооружали дамбу. Не использовались системы оповещения, информацию алтайцы черпали из соцсетей. Краевой Следственный комитет обвинил в халатности муниципальных чиновников - уже ведутся проверки.

Пока помощники губернатора трубили о восстановлении инфраструктуры, дорог и подачи электроэнергии, жители сел и деревень сидели на крышах уходящих под воду домов и ждали вертолета. Некоторые из них утверждают, что за транспортировку с людей брали большие деньги.

В селе Маралиха спасателей не было вообще. «Пострадавшие, не зная, что им делать, пошли к дому председателя местного колхоза. Тот развлекал дорогого гостя - главу администрации Краснощековского района. В особняке громко играла музыка, топилась банька, жарились шашлыки, в окнах мелькали голые мужики. Мы долго стучали в ворота, кричали, пока к нам не вышел «труженик ФСБ из Барнаула», как он представился. Толпа попросила позвать главу, на что получила ответ: «Он очень устал после борьбы со стихией. Никаких проблем нет. Все живы. Что еще надо?» - вспоминает житель Маралихи Юрий Котенев.

Вместо того чтобы бить тревогу и просить подкрепления из Новосибирска, Томска, Москвы, администрация Алтайского края ввела режим ЧС лишь в четырех районах. Глава МЧС Владимир Пучков оценил ситуацию куда серьезнее - объявил ЧС на всей территории региона. Только после приезда министра пострадавшим стали выдавать деньги.

Гуманитарная помощь шла исключительно от местного населения (одежда, постельные принадлежности, предметы личной гигиены) и МЧС России - из Москвы прибыло несколько рейсов с грузами (палатки, койки, матрасы, теплые вещи). В пунктах временного размещения людям раздавали сухие пайки, организовывали горячее питание.

Главная претензия населения Алтайского края к чиновникам региона: «Почему они замалчивают наши проблемы? Зачем рисуют радужные картинки, не обращая внимания на погибших и большое количество пострадавших?»

Материал подготовили Татьяна Сергеева, Игорь Чигарских, Анна Бессарабова

Фото Олега Богданова

 

Оставайтесь с нами! Подпишитесь на наши каналы и получайте актуальные и проверенные новости.

Комментарии (2)

© 2020. Сетевое издание «Мир Новостей». Зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-58901 от 05.08.2014 г.

Свободное использование в Интернет-пространстве текстов, фото и видеоматериалов, опубликованных на этом сайте, допускается при условии обязательного размещения гиперссылки на источник публикации mirnov.ru.

Мы используем файлы «cookie» для функционирования сайта. Если Вас это не устраивает, пожалуйста, покиньте сайт. Политика конфиденциальности

16+
Top.Mail.Ru