В сентябре мы предлагаем воспользоваться льготными условиями для размещения рекламных материалов Вашей компании у нас на сайте и газете "Мир новостей"! Обращайтесь к специалистам рекламного отдела по адресу: adv@mirnov.ru.
Новости науки и техники
4076

Как Николай II «зарубил» отечественный автопром

Как Николай II «зарубил» отечественный автопром

Госпожа История не раз подшучивала над отечественным автопромом. Столько глупостей, случайностей, упущенных возможностей, что хоть смейся, хоть плачь. А началось еще при царях...

В дневниках Николая II часто повторяется запись «катался» или для разнообразия «ездил». Узнал о гибели русской эскадры при Цусиме - поездил верхом. Назавтра «Гулял и катался в байдарке... Поехали втроем с Петей в Гатчину. Обедали и покатались». И верно, чем еще заняться, когда идет война? Надо покататься - на коне, на велосипеде, на байдарке, на шлюпке, на яхте... Впрочем, после известных событий 1905-го царь стал кататься на машинах.

ЗАБИТЫЙ ГВОЗДЬ ПРОГРАММЫ

Лет за 10 до этого госпожа История давала монарху шанс прокатиться с пользой для дела государственной важности. Воздвигнись он тогда на сиденье авто, возможно, и оправдал бы свою страсть в глазах потомков. А то и гляди дальше - империю бы сохранил.

В те дни гвоздем крупнейшей в России Нижегородской промышленно-торговой ярмарки обещал стать первый русский автомобиль. Американский автопром, к слову, еще не вылупился из стадии сарайной сборки - чего-нибудь из чего попало. Европейский автогигант «Бенц» только разменял третью сотню продаж своей самой удачной модели «Вело». В Россию ушла одна такая, да и ту видели немногие: владелец, архитектор Жиргалев, еще только осваивал вождение, готовясь потрясти Петербург. И вот тут-то, подрезая немцу дорогу на непуганый рынок, появились двое русских с машиной как минимум не хуже немецкой и при этом ровно вдвое дешевле (1500 рублей).

Конкуренты Бенца были опытными инженерами и предпринимателями. У Петра Александровича Фрезе - лучшая в Петербурге фабрика конных экипажей, у его партнера - собственный «Первый русский завод керосиновых и газовых двигателей Е.А. Яковлева». Автомобиль создали с расчетом на серийное производство и могли выпускать сотнями, был бы спрос.

Момент сложился уникальный, творцы альтернативной истории называют такие точками бифуркации. История как бы стоит на развилке и выбирает дорогу.

СИТЧИК - ОБХОХОЧЕШЬСЯ

Итак, машина уже на главной ярмарке страны, журналисты толпами. Ждут высочайшего ньюсмейкера. Вот прокатится - и уже вечером побегут мальчишки-газетчики, выкрикивая: «Сенсация! Отважная поездка государя на первом русском автомобиле!» Нашлись бы у монарха подражатели с тугим кошельком? Безусловно.

17 июля 1896 года по старому стилю в Нижний пожаловал царь.

«Вымылся в ванне», - отметил самодержец в дневнике (вот же молодец какой!). На ярмарке в тот день его заинтересовали отделы железоделательный и горный. Вечер был чудный. Царь гулял и смотрел на фейерверк.

По воспоминаниям современников, автомобиль «Фрезе - Яковлев» №1 разъезжал по площади у павильона экипажей, шокируя публику безлошадностью и самодвижностью. И что же Николай Александрович? А он ежедневно посещал ярмарку и заносил в дневник как факты осмотра павильонов, так и состояние погоды, употребленные внутрь напитки и тому подобные сведения исторической важности. Отметил «три главнейшие фирмы - ситцев, чая и пушного товара». (Представили, да? Это как сейчас над ВВЦ барражировала бы летающая тарелка, а первое лицо государства зыркнет исподтишка да и нырнет к ситцам.)

Наконец, 20-го числа прямо с ярмарки государь взошел на пароход. «Сделали отличную прогулку... и поехали на вокзал».

ПРОЕХАЛ МИМО

Пишут, что царю показали-таки самокатку. Но в дневнике об этом ни слова! Уничижительную оценку («Смотреть не на что, за границей лучше»), очевидно, приписали Николаю гораздо позже. Не с чем ему тогда было сравнить российский автомобиль. Самодвижущийся экипаж он, правда, видел годом раньше, но это был французский паровой велосипед (во как!) Millet. «Сандро и Миша немедленно (его) испробовали», - отметил царь и не возвращался к этой теме до 1903 года, когда князь Владимир Орлов уломал его прокатиться на своем авто.

«Фрезе - Яковлев» (Россия, 1896). К столетию первого русского автомобиля его воссоздали по фото и документам. Теперь возят по выставкам.

Мало того, скрупулезно записав «...потели ужасно... играли в трик-трак», царь не упомянул каретный павильон, то есть самый актуальный на тот момент, это как сейчас автосалоны. Почему не упомянул? Не потому ли, что там поблизости раскатывал огнедышащий «Фрезе - Яковлев»? На фотографии того времени по следам видно, что да - маневрировал. Мог ненароком и сшибить царскую особу. Без рельсов же, поди угадай, куда попрет.

В этой догадке много правды. Так, в 1902-м царь не позволит владельцу единственного в Крыму автомобиля выезжать на дороги, пока его величество отдыхает в Ливадии. Не забудем и случай с паровым великом - другие испробовали, а Николай, молодой, фанатично увлеченный катанием на всем, что двигается, не стал. И на «Фрезе - Яковлеве» не поехал! Струхнул? Поди теперь разберись. Не поехал и все, и не упомянул в дневнике - выкинул из головы. (Если не думать о неприятном, его как бы и нет - эту детскую черту в характере Николая отмечали многие.) А вслед за царем первый российский автомобиль проигнорировали все официальные лица империи. Фрезе и Яковлева, правда, наградили очередными дипломами: одного - за кареты, другого - за двигатели. Автомобиль не отметили. Поэтому и покупателей на него не нашлось. Говорят, разочарованные соавторы сожгли свое детище...

А спустя неделю уже знакомый нам первый российский автовладелец Жиргалев проехался по Марсову полю на своем «Бенц-Вело» №218. Автомобили вскоре начали покорять Россию, но это уже были иномарки. Первый крупносерийный отечественный автомобиль «Руссо-Балт» придет на наш рынок, уже поделенный между европейскими фирмами. Да и сам будет по факту иномаркой: главного конструктора пригласят из бельгийской фирмы «Фондю», ее автомобиль станет прототипом...

Преодолевший страхи царственный катальщик наконец будет наслаждаться поездками на заказных «мерседесах», «роллс-ройсах» и «делонэ-бельвиллях»...

СИМВОЛ ПОД ПЯТОЙ ТОЧКОЙ

С тех самых пор уже больше века правители Германии ездят на «мерсах»,  Англии - на «роллс-ройсах»; в гаражах президентов Франции обосновались «вуазены» и «делажи», позже - «ситроены». Государи понимают, что отечественный лимузин под их, пардон, пятой точкой показывает промышленный уровень страны. Если уровень недостаточный, государь поднимает его пинками, как это сделал Сталин.

Но самодержец всея Руси о таких материях не задумывался и выбирал, чтобы блестело и кататься было «приятственно». С его одобрения стали закупать для армии грузовики «рено» по цене на треть больше, чем у французов. В 20-е годы советская комиссия, выбирая прототип для производства, с некоторым изумлением заключит, что эти «рено» не годятся для российских дорог...

Напоследок информация к размышлению. В том же 1896 году некий Генри Форд продал за 200 долларов свою первую машину, «квадрицикл» - одноместную мототележку сарайной сборки. Президент США ее, впрочем, не рекламировал. Зато государственные ведомства охотно пересаживали служащих на фордовские моторы, а океан оградил американский автопром от конкурентов. Через 18 лет Америка встретит мировую войну с 1 300 000 машин! Чтобы заправлять эту прорву бензином, в США будут добывать нефти вчетверо больше, чем во всем остальном мире. Автомобиль потянет за собой целую индустрию: каждую вторую тонну мировой выплавки стали, развитые химию и электротехнику, отличные дороги. В армии союзников хлынет столько американских товаров, что вся Европа окажется в долгах у Штатов, хотя перед войной было ровно наоборот. С чем встретила войну Россия, всем примерно известно из школьной программы.

Профукал царь-батюшка свой автопром. А мог бы прокатиться, каналья!

ЧТО СТАЛО С ПЕРВЫМИ  РУССКИМИ АВТОЗАВОДЧИКАМИ?

Две печальные «полукруглые» даты отмечаем в этом году. В 1898-м загнал себя насмерть непосильной работой 41-летний Евгений Александрович Яковлев. В 1918-м не стало Петра Александровича Фрезе. До 1908 года он построил свыше 200 машин, в том числе первые в России грузовик и троллейбус. Но этот бизнес подкосили российские законы. Таможенный сбор за импортную машину был ниже, чем за ее детали россыпью. А деталей для своих моделей приходилось выписывать все больше - собственное производство Фрезе без поддержки государства отставало от конкурентов.

 Евгений Некрасов

Оставайтесь с нами! Подпишитесь на наши каналы и получайте актуальные и проверенные новости.

Комментарии (5)