Новости культуры и искусства
2070 | 0

Трагедия Татьяны Пельтцер

Трагедия Татьяны Пельтцер
Читайте МН в TELEGRAM ДЗЕН

120 лет назад родилась Татьяна Пельтцер. В конце жизни осталась одна, потеряла память и попала в психушку.

Многие зрители воспринимали ее как любимую бабушку, от которой вкусно пахнет хлебом и молоком. Но в жизни актриса была не так мила, как на экране. Да и судьба к ней не особо благоволила. Мамой не стала, замуж не торопилась. А незадолго до смерти превратилась в беспомощного ребенка…

Татьяна Пельтцер замужем была только раз. Будучи этнической немкой, в 23 года вышла за немецкого коммуниста и философа Ганса Тейблера. Уехала с ним в Германию. Работала машинисткой в советском торговом представительстве. Но все четыре года, что длился брак, безумно страдала по дому. Уже позже признавалась, что именно тоска развела ее с мужем. Хотя говорят, что в Берлине Татьяна закрутила какой-то сумасшедший роман, о чем прознал Ганс – нашел записку с приглашением на свидание. Закатил скандал. Но и после развода любить не перестал. Долго писал ей проникновенные письма, несмотря на ревность новой жены…

Вернувшись в Москву, Татьяна в первую очередь сменила фамилию и снова стала Пельтцер. Возобновила актерскую карьеру, которую прервало замужество. Но всенародное признание обрела лишь в 49 лет, когда музыкальный спектакль «Свадьба с приданым», где она играла Лукерью Похлебкину, перенесли на киноэкраны. Дальше сыграла в десятках картин.

И хотя роли были в основном небольшие, не запомнить ее было невозможно.

«ЭТО МОЯ КУХНЯ!»

Детей у актрисы не было. Журналист и киновед Глеб Скороходов писал в своих воспоминаниях: «Как-то на съемках «Солдата Ивана Бровкина» подошла к Леониду Харитонову, поцеловала его в голову и сказала: «Сынок ты мой! Хотя бы в кино почувствовать себя матерью…»

После перехода в «Ленком» сыном для Пельтцер стал Александр Абдулов. Он любил пересказывать шуточки Татьяны Ивановны. Но тем, кто на себе прочувствовал ее характер, было не до смеха. На экране она воплощала эксцентричных, но добродушных старушек. А в жизни за глаза ее называли склочницей и скандалисткой. Запросто могла устроить веселую жизнь костюмершам, гримерам и уборщицам. «Дармоеды! Куда вы все запропастились? Я вас научу работать!» – грозила она своим фирменным скрипучим голосом. Разве что клюки не хватало…

Ситуация усугубилась в 1980-е, когда Татьяна Пельтцер стала терять память. Сначала за ней приглядывал Абдулов.

– Однажды на репетиции обсуждался вопрос: «Что делать с Пельтцер? Она совсем не помнит текст…» – вспоминал Глеб Скороходов. –

В спектакле «Поминальная молитва» у нее была крошечная роль, но ведь и ее надо было сыграть! И тут встал Саша Абдулов: «Не убирайте Пельтцер из спектакля… Я буду говорить за нее текст». И действительно, Абдулову удавалось изящно все сделать, было незаметно, что она забывает слова. Думаю, что он спас ее от отчаяния.

Но актер не мог постоянно находиться рядом. А болезнь прогрессировала, за Татьяной Ивановной требовался серьезный уход. У нее развились подозрительность и мания преследования. Перестала узнавать даже свою домработницу Анну, которая прожила с ней бок о бок 20 лет.

– Стала ко мне плохо относиться, – вспоминала женщина. – Бывало, чуть не в драку лезет, если я иду на кухню. «Это моя кухня. Не ходи. Ничего не бери!» Выталкивала меня в комнату. Я сяду в кресло и плачу. Даже в туалет меня не пускала, я просилась к соседям.

В конце концов домработница не выдержала и ушла.

«ЗАБЫЛА МОЕ ИМЯ»

Домработница Анна не появлялась несколько месяцев. Вернулась, только когда узнала, что Пельтцер попала в психушку. Тогда же сосед по лестничной клетке рассказал ей, что Татьяна Ивановна в моменты просветления просила: «Найдите мою...» Имя вот никак вспомнить не могла…

В психиатрической больнице Пельтцер стала бывать все чаще, задерживалась на дольше. Однажды актрису поместили с буйными пациентами, которые ее избили.

«Когда мы с директором Театры сатиры Мамедом Агаевым приехали к ней, она была вся в крови, расцарапанная, – вспоминала подруга Пельтцер Ольга Аросева. – Ничего страшнее в своей жизни, чем в этом доме, я не видела — сумасшедшие старухи шныряли как мыши. Татьяна к нам вышла, Мамед только смотрел в окно и рыдал. А она мне: «Возьми меня отсюда». Забыла мое имя. Но когда врач спросил ее, кто я, напряглась – «Друг мой».

Однажды дома Татьяне Ивановне стало плохо. Стояла у окна и вдруг упала как подкошенная. Перепуганная домработница вызвала скорую. Уже в больнице выяснилось, что у народной артистки перелом шейки бедра – приговор для пожилого человека. Последнее время Пельтцер не поднималась с кровати. Анна приезжала к ней каждый день, находилась рядом с утра и до вечера. Мыла, меняла белье, кормила с ложечки любимой геркулесовой кашей на пару. А еще привозила сигареты. Актриса всю жизнь смолила «Мальборо».

– Она хоть и понимала, что ее состояние тяжелое, но никогда не говорила о смерти, – рассказывала Анна. – Очень хотела, чтобы я ее забрала домой, но доктора не позволили. Даже когда уже была в тяжелом состоянии и медсестры спрашивали ее: мол, кто это за вами ухаживает, показывая на меня, – гладила по руке и говорила: «Моя, моя...» В тот день я переодела ее, надела чистую рубашечку, перестелила постель. У нее пролежни начались, помазала их зеленкой — все вроде нормально. Она даже улыбалась, но в глазах уже была какая-то муть. Когда врачи пришли с обходом и спросили: «Ну как, Татьяна Ивановна, дела?» – погладила себя по груди. Явно была довольна. Я уехала, а через несколько часов позвонили и сказали, что она умерла.

По завещанию Татьяны Пельтцер ее архивы отошли театру, библиотека – тогдашнему худруку «Ленкома» Марку Захарову. А небольшая двухкомнатная квартира в Доме артистов на Соколе – домработнице. На протяжении многих лет Анна Александровна ничего в ней не трогала – даже фотографии родственников продолжали висеть на своих местах. Пять лет назад Кукина умерла. По какому-то чудовищному сов­падению незадолго до смерти она тоже стала терять память и рассудок. Звонила соседям со словами: «Зачем мучаете ребенка?» Обвиняла их в том, что они устанавливают ей подслушивающие устройства. Когда снилась Татьяна Пельтцер, то жаловалась ей, что ее хотят сжить со свету. И очень боялась, как и она, оказаться в сумасшедшем доме…

Источник: журнал

«Откровения звезд».

Фото: LEGION-MEDIA

Подпишитесь и следите за новостями удобным для Вас способом.