Театр
1919

В театре Спесивцева спектакль по Рэю Бредбери

В театре Спесивцева спектакль по Рэю Бредбери

В Москве, в театре под руководством Вячеслава Спесивцева состоялась премьера спектакля, поставленного по мотивам повести - антиутопии Рэя Бредбери «451 градус по Фаренгейту».

Действие весьма актуального в наши дни произведения, разворачивается в близком будущем, в котором книги находятся под запретом.

Немного о сюжете. Главный герой, молодой парень Гай Монтэг работает пожарником. Правда, в новейшие времена пожарные команды не сражаются с огнём, их задача заключается в том, чтобы отыскивать книги и предавать огню их, а также дома тех, кто осмелился держать в них такую крамолу. Вот уже десять лет Монтэг исправно выполняет свои обязанности, не задумываясь о смысле и причинах такого книгоненавистничества.

Встреча с Клариссой Маклеланд выбивает героя из колеи. В ходе спектакля Монтэг разочаровывается в идеалах общества, частью которого он является. Он становится изгоем, присоединяясь к небольшой подпольной группе маргиналов. Эти люди заучивают тексты книг, чтобы спасти их для потомков.

Спектакль актуален для школьников и студенческой молодежи. Он образно и выпукло отражает острые аспекты современной жизни нашего общества, в котором книги исчезают из обихода, заодно уходит и непосредственное общение. А на замену им приходит интернет, мобильная связь.

Подрастающему поколению необходимо напомнить, что идея сжигать книги пришла из нацистской Германии, когда на площадях целыми горами сжигали книги авторов, которых гитлеровская верхушка сочла вредными и ненужными народу. Между прочим, в список запрещенных попали Шиллер и Гете. Сначала сжигали книги, а затем стали сжигать людей.

Примечательно, что Семен Спесивцев уловил одну из самых главных черт бредберивской прозы - цирковую феерию, но построил этот праздник на основе привычных театральных приемов. Где-то, как в сцене погони механического пса за Монтегом, проза Бредбери явно берет вверх над сценографией спектакля, лишая актеров оправдания самой погони, которая ввиду отсутствия пса, сводится к взаимодействию со спроецированным на заднике изображением.

К сожалению желание проиллюстрировать Бредбери на сцене, следуя каждой букве текста, не спасает само произведение от знакомого многим, и потому кажущемся поверхностным, пересказа.

Загорающиеся пламя авторской интерпретации и актерских поисков, гаситься прямолинейностью поставленной задачи, с коей впрочем спектакль честно справляется, а именно пытается вернуть интерес детей и подростков эры тотальной цифровизации к текстовой реальности, наглядно демонстрируя идею Бредбери о том, что спасение книги равносильно спасению человека и общества в целом. Но как известно рукописи не горят и уж тем более не «сгораем» Бредбери, который подобно птице Феникс, будет восставать из пепла для новых и новых поколений молодых зрителей и читателей.

Андрей Князев,

фото автора.

Подпишитесь и следите за главными новостями удобным для Вас способом.

Нам важно ваше мнение!
Поделиться
Обсудить тему
Комментарии (0)