Новости культуры и искусства
1619

Татьяна Пилецкая: «Раньше часто в людях ошибалась…»

Татьяна Пилецкая: «Раньше часто в людях ошибалась…»

Ее звезда зажглась еще в 1950-е после картины «Разные судьбы». И горит до сих пор!.. 

Судьба Татьяны Пилецкой не всегда была усыпана розами. Но несмотря на непростые повороты, 93-летняя актриса считает себя несгибаемой оптимисткой. Такой и остается.

В своем более чем почтенном возрасте Татьяна Львовна по-прежнему тщательно следит за собой: носит каблуки, делает макияж, прическу. И считает, что настоящая женщина при любых обстоятельствах должна выглядеть идеально!

Она окончила хореографическое училище, причем по совету крестного отца - знаменитого художника Петрова-Водкина, который писал ее детский портрет. Татьяна могла стать танцовщицей, но все планы разрушила война…

Впрочем, Пилецкая ни о чем не жалеет. Она стала сниматься в кино, потом сконцентрировалась на работе в театре. Сегодня за плечами актрисы около ста ролей, сыгранных на сцене, и почти полсотни в кино. Пилецкая была знакома с Алексеем Толстым, к ней были неравнодушны Георгий Юматов, Олег Стриженов, Александр Вертинский… Ей есть что вспомнить. И что рассказать…

«В КИНО МЕНЯ ОТПРАВИЛ ЭЙЗЕНШТЕЙН»

- Татьяна Львовна, вы ведь учились в Вагановском училище. Не пожалели о том, что не стали балериной?

- Наверное, нет. Когда я вспоминаю свое детство, то думаю: как мама могла меня привести в такую профессию? Неужели она не понимала, что это просто ад? Ведь помимо таланта надо иметь физические силы, крепкое здоровье, возможности. И при этом постоянные ограничения. Конечно, занятия балетом мне дали крепкую закалку, форму, может быть, определенную стать. За это я благодарна ему. Но все же хорошо, что я занялась другим видом искусства.

- А как вы попали в кино?

- Так получилось, что моими соседями по дому были режиссеры Сергей Эйзенштейн и братья Васильевы. И вот однажды, когда я уже подросла, Эйзенштейн мне сказал, что с такой внешностью надо сниматься в кино. Он попросил мою фотографию, сообщил, что сейчас будет запускаться фильм и там роль как раз для меня. Я дала ему карточку, которую он передал на студию имени Горького, меня вызвали на кинопробы. Но худсовет не утвердил. Я, конечно, очень расстроилась. А через какое-то время приходит вторая телеграмма: «Немедленно выезжайте в Москву (актриса жила в Ленинграде. - Ред.), второй худсовет утвердил вас на роль Веры». Фильм снимали в Кисловодске и Пятигорске. Это и послужило стартом.

Потом была лента «Дело №306». Зрители приняли ее в основном хорошо, но лично со мной все было несколько сложнее. Многие ассоциировали меня с моей героиней, присылали письма с упреками: «Как ты могла так поступить? Такой чудесный парень!» Больше того скажу: не только зрители, к сожалению, и некоторые режиссеры после той картины стали плохо ко мне относиться: отказывались снимать, говорили, что у меня злые глаза. Меня это очень расстраивало. Причем тогда еще у меня не было, конечно, никаких творческих встреч со зрителями, где я могла бы пообщаться с ними, чтобы они лучше узнали меня настоящую, а не по киношным ролям. В общем, это был один из сложных периодов в моей актерской жизни.

- Может, поэтому вы пошли работать в театр? Чтобы начать все с чистого листа?

- Ну не совсем так. Это тоже получилось как-то случайно-спонтанно. Однажды ко мне подошел директор Театра Ленинского комсомола и сказал: «Таня, вы не хотите попробовать себя на сцене?» Это был огромный риск, потому что зал там самый большой, на 1700 зрительских мест, и огромная сцена, надо было так говорить, чтобы слышали и на последнем ряду. К тому же у меня не было никакого опыта в сценической работе, до этого только снималась в кино. Поэтому первые месяцы я так перенапрягалась, что ходила без голоса. Но постепенно все налаживалось, приобретался опыт, я научилась владеть голосом, все стало получаться... Я хорошо помню свои первые гастроли со спектаклем «Человек со звезды». Это был 1963 год. Вот и считайте, сколько лет я уже в театре. Без малого шестьдесят!

Так я совмещала работу в кино и театре. Потом съемок стало меньше, и я решила, что не буду сидеть сложа руки. Пошла в архив, стала там копаться в интересующих меня материалах. Меня так вдохновил запах старых бумаг… Короче говоря, через какое-то время у меня вышла первая книга «Серебряные нити». И мне так понравилось писательство, что я продолжила писать и дальше.

За годы моей работы в театре сменилось шесть главных режиссеров. Конечно, кому-то из них я не нравилась, и ролей не давали. Тогда я опять садилась за писательство. Так вышла вторая книга. Потом меня пригласили на картину «Вербное воскресенье». Вышел фильм, а за ним моя следующая книга… Так и работаю все эти годы: спектакли, книги, иногда съемки…

«Я ВОССТАНОВИЛА ИСТОРИЧЕСКУЮ СПРАВЕДЛИВОСТЬ»

- Сколько сейчас спектаклей, в которых вы заняты?

- Сейчас с моим участием идет три спектакля. Недавно вышла премьера «Семья в подарок». Первоначальное название пьесы было «Пока она умирала» Но я сказала, что с таким названием играть не буду. Подключился весь театр и придумали новое хорошее название. А в антрепризном театре я играю в постановке «Баба Шанель». Причем спектакль идет при полном аншлаге уже шесть лет.

- Недавно вы снялись в фильме Ренаты Литвиновой «Северный ветер». Как попали в эту картину?

- Мне позвонили из Москвы и сказали, что для меня есть роль, пригласили на кастинг. Я приехала. В конце нашей встречи с Литвиновой я спросила: «Кто еще будет пробоваться на эту роль?» Она сказала: «Теперь уже никто». И меня утвердили на роль Вечной Алисы. Я рада, что встретилась с этим режиссером, она произвела на меня очень хорошее впечатление. И роль мне тоже понравилась. Сам фильм очень оригинальный, необычный, фэнтези. И роль у меня не совсем обычная.

- Татьяна Львовна, вы прожили большую жизнь: многое повидали, через многое прошли, многое поняли. Что, на ваш взгляд, самое главное в любви?

- Я вам отвечу так. Любовь - это искреннее, доброе отношение к кому-либо или к чему-либо. Сейчас я уже могу разобраться в людях - кто злой, кто добрый. В юности часто ошибалась на этот счет. Мне кажется, доброта и верность в любви - это самое главное. Во всяком случае, для меня это самые важные человеческие качества.

- Известно, что вашим крестным отцом был знаменитый художник Петров-Водкин. И он даже написал ваш портрет. Расскажите, как это получилось.

- Тоже, как и все в моей жизни, случайно. Мой папа работал на заводе, и однажды в поезде он познакомился с художником Кузьмой Сергеевичем Петровым-Водкиным. Они очень подружились, потом стали дружить семьями, часто ходить друг к другу в гости. И когда родилась я, у Кузьмы Сергеевича появилось желание меня окрестить. Так он стал моим крестным папой. Потом его семья переехала в Пушкин, что под Ленинградом. И мама с папой часто туда ездили на праздники: на Новый год, на именины, меня тоже с собой брали. Я подрастала, уже играла на фортепиано, и родители часто меня просили: «Таточка, сыграй нам что-нибудь!» И я играла для всех вечерами. Мы тогда жили очень скромно. Помнится, на столе были сардельки и халва - то, что смогли достать в те голодные времена. И вот однажды Кузьма Сергеевич сказал: «Я хочу Татьяну порисовать». На меня надели белое платье, в руки дали куклу. И было, как помню, сеансов пять. Мне было сложно долго сидеть без движения, и он разрешал мне немного побегать, потом я снова садилась позировать. Так родился портрет «Девочка с куклой»… Кстати, не так давно произошел забавный случай в связи с этим портретом. Меня пригласили в Пушкино на творческую встречу со зрителями. Нас повели в лицей, где висят картины. Вдруг вижу свою картину, где я изображена с куклой, и называется она «Дочь рыбака». Я засмеялась и говорю им: «Вы меня извините, но это не дочь рыбака…» И рассказываю им историю этой картины как есть. На следующий день я дозвонилась до их начальства и рассказала об этой ситуации. Они все поняли и вернули картине ее исконное название «Девочка с куклой». Вот так мы восстановили историческую справедливость…

Фаина Зименкова

Фото Б. Кремера

Подпишитесь и следите за главными новостями удобным для Вас способом.

Нам важно ваше мнение!
Поделиться
Обсудить тему
Комментарии (0)