Сегодня 21 августа 2017 г., понедельник, 22:43USD 59.14 -0.2203EUR 69.43 -0.2883
Кино и ТВ

Владимир Хотиненко: «Я играл в «Машине времени»!»

11 июня 2017
hits 591

«Зеркало для героя», «Макаров», «Мусульманин», «Поп», «Достоевский», «Бесы»... Почти каждый его фильм становится событием, громким и обсуждаемым, так что в особых представлениях Владимир Хотиненко не нуждается. 

Не так давно знаменитому режиссеру исполнилось 65 лет. Вот и отчитался о проделанной работе, творческих планах и сокровенных мечтах.

- Владимир Иванович, как отметили свое 65-летие?

- По поводу моего 65-летия я не испытываю никаких возвышенных чувств. Когда был мой первый большой юбилей - 50 лет, жена Танечка придумала такую традицию: мы уехали просто в горы, скрылись от всех, так сказать. Было романтично, кругом природа, я ходил и целый день принимал поздравления по телефону... Но была даже небольшая мистика.

Как-то утром вышел на балкон и почти нос к носу столкнулся с черным вороном, который сидел на сосне. Подумал тогда: интересно, это хорошая или плохая примета? Стал с ним разговаривать, прочитал даже стихи. Он смотрел на меня и слушал, потом каркнул и улетел. Но поскольку с тех пор прошло 15 лет, то я думаю, что это была хорошая примета: после того случая ничего худого не произошло...

А по поводу отмечаний и традиций - я бы и в этот раз уехал, но дела не отпустили. Поэтому с друзьями просто выпили по паре рюмочек. Никаких пышных торжеств не было. Я вообще не знаю, что это такое - банкет. Может, лет через 10 и решусь...

«УГОВОРИЛ БЫ ДЖОННИ ДЕППА»

- Какие же дела не отпустили? Новый фильм?

- Ну да. Дело это важное, занимающее практически все мое время и сознание. Это будет, наверное, самая сложная тема из всех, за которые я брался. И рискованная. Я бы хотел высказаться к столетию Великой Октябрьской революции. Это история поезда, который привез Владимира Ильича Ленина на Финляндский вокзал.

Конечно, нас в школе учили, что никакого такого поезда не было. Но когда сейчас углубляюсь во все это - открывается столько горизонтов! И проект невероятно сложный, с множеством персонажей...

- Кто из актеров будет задействован?

- Можно, я не скажу? Суеверный мы народ. Но состав чумовой! Могу только сказать, что одна из ролей досталась Александру Балуеву.

- А кто сыграет Ленина?

- Пока не хочу называть имя актера. Скажу лишь, что это очень непростая роль. Ведь Ленин у нас - не пародия и не памятник. Он не стрелял, не бегал - сидел в библиотеке, читал книги. И прозевал Февральскую революцию... В общем, тяжело, но интересно.

- Интересно, а кого-то из иностранных актеров вы не пытались привлечь в свои проекты?

- Вы знаете, идеальным Верховенским в «Бесах» - если бы всерьез был такой разговор и это затевалось как полный метр - был бы Джонни Депп. Я даже смог бы его убедить!..

Вообще, я люблю эту жизнь. Когда учился в архитектурном институте, мне и в голову не приходило, что буду заниматься кино. Моим кумиром тогда был Даниэль Ольбрыхский - звезда польского кинематографа. Мне фарцовщики даже привезли рыжую шубу, похожую на ту, в которой он снимался в одной картине. А потом - бабах! - и мы с ним вместе работаем на «Гибели империи»! Вот это волшебно, потрясающе!..

Вы знаете, у меня был список людей, с которыми я бы хотел выпить водки. Из этого списка остался только Мик Джаггер. Как бы он не состарился. Но вроде бегает, хотя, может, и не пьет уже...

- А с кем уже выпили?

- Со многими. С Джеком Николсоном, например...

«ХОРОШО, ЧТО ЖИВОЙ ОСТАЛСЯ»

- Знаю, что вы в юности, учась в архитектурном институте, играли в группе «Машина времени»...

- Это другая «Машина времени», но, конечно, замечательное совпадение. Мы одновременно учились с Андреем Макаревичем в архитектурных институтах. Только он - в московском, а я - в свердловском. И ансамбли у нас действительно назывались одинаково.

Как-то Макаревич пригласил меня в передачу «Смак», когда он еще ее вел. Я ему рассказал про эту историю, что я тоже играл на гитаре, показал плакат тех времен. Мы вместе с ним посмеялись. Конечно, это было увлечение юности. Мы поиграли и разошлись потом. Но рок-н-ролл - это навсегда! Можно сказать, что я стоял у истоков свердловского рока...

- Вы были хулиганом в детстве?

- Это сложная история. В принципе, я был хулиганом, любил драться. Но при этом был отличником патологическим, и в этом весь парадокс! Для меня четверка казалась унижением. При этом меня исключали три раза из школы, я несколько раз убегал из дома и так далее и тому подобное. Хорошо, что живой остался и все обошлось. Но, может, этот коктейль и привел к тому, что я сижу сейчас перед вами....

- А еще у вас есть одна фишка - фирменная и, можно сказать, хулиганская. В новом месте, позируя фотографу, вы обязательно делаете ласточку. Что бы это значило?

- Выдуриться просто хочется. Во всех новых местах, как вы правильно заметили, я стараюсь сделать ласточку. Чтобы не стоять как памятник, а чтобы было какое-то движение. Это лучше, чем просто такой кадр: «Я на площади Святого Петра в Ватикане», «Я и фонтан Треви» и так далее. У меня уже много этих ласточек. Когда-нибудь, может, соберу все это вместе и устрою фотовыставку...

«ЖЕНА – МОЙ ГЛАВНЫЙ КРИТИК»

- У вас несколько внуков. Какой вы дедушка?

- Плохой. Внуки у меня уже взрослые - два мальчика, им по 16 и 14 лет, и девочка, ей 13. Пока они неплохо ко мне относятся. Но мне некогда просто катастрофически!

Конечно, мы общаемся по телефону, я им делаю подарки. И они вроде меня не забывают. Но хорошо, что сейчас техника такая, что можно в любой момент послать свою фотографию по телефону и показать, как сейчас выглядишь.

Вы знаете, лет 14 назад мой сын прислал мне DVD. Просто поставил на пол видеокамеру, включил запись. А два моих внука - они тогда почти еще не умели говорить - ползали на полу возле нее, что-то там на своем языке вещали, пока кто-то из них не дополз до камеры и не выключил.

Видео длилось минуты две или три. И, пожалуй, это был тот случай, когда я испытал чувства, которые можно назвать дедушкиными. Я растрогался, прослезился. Это было очень трогательно...

- Сыну Илье - он тоже режиссер, учился у вас - даете какие-то советы?

- Сын в чем-то по характеру в меня - самолюбивый такой. И он, конечно, не потерпит никаких замечаний. Иногда обращается, но так, вскользь. Да я и не делаю никаких замечаний.

- Дочь Полина чем занимается?

- Она училась на аниматора. Потом вместе со своей мамой (первая супруга Хотиненко, актриса Дилором Камбарова. - Ред.) уехала в Америку. Сейчас дочь - свободный художник и живет в Берлине. Она к тому же еще и достаточно известный диск-жокей.

Какие советы могу ей давать? Я представляю себя в ее возрасте. И вот ко мне бы мама с папой полезли с рекомендациями какими-то! Вы что?! Денег бы дали - и все!.. Хотя мои дети не берут деньги, они уже давно полностью самостоятельные.

- Кто ваш самый главный критик?

- Моя жена. Самый главный и беспощадный! Иногда некоторые люди стесняются мне что-то говорить, а вот Татьяна Витальевна - нет. Для нее авторитетов не существует. Плюс ее безусловная компетентность (супруга режиссера - преподаватель истории зарубежного кино во ВГИКе, доцент. - Ред.).

- Скажите тогда, в чем секрет счастливого брака?

- Не знаю. Повезло. Судьба. Рецепта нет... Конечно, есть какие-то советы, но кто их будет слушать? Терпение, чувство юмора во многом выручают. Ведь мы с женой совершенно из разных миров. Я уличный пацан, а она из Англии (отец Татьяны был представителем «Совэкспортфильма», и семья долгое время жила в Лондоне. - Ред.). Мы, по идее, в этой жизни не должны были встретиться. Свела судьба. Противоположности притягиваются, получается. В этом, наверное, и есть секрет...

Валерия Хващевская.

КОММЕРСАНТЪ/FOTODOM.RU

Просмотров: 591
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Тина Канделаки: «Бабушки на скамейке всегда меня обсуждали» Далее в рубрике Тина Канделаки: «Бабушки на скамейке всегда меня обсуждали»


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.