Криминальные новости. Чрезвычайные происшествия
2190

Выгнали на улицу: мать и сын переехали в деревню и… стали бомжами

Выгнали на улицу: мать и сын переехали в деревню и… стали бомжами

Семь лет назад жители подмосковных Люберец Юрий К. и его мать Марина решили переехать в деревню. А стали в итоге бомжами.

Люди продали квартиру, купили участок за миллион рублей в Раменском районе, построили дом.

«Мы потратили на строительство четыре миллиона рублей, но на отделку денег от продажи квартиры не хватило, - рассказывает Юрий К. - Тогда мы с мамой решили взять кредит на полмиллиона».

Оба работали и имели официальный доход по 35 тысяч в месяц на человека. Каково же было их удивление, когда ни в одном банке выдать потребительский кредит не согласились!

«Подаешь заявку, они звонят: ваша заявка одобрена, приезжайте! Приезжаю, а мне вместо 500 тысяч предлагают двадцать на кредитную карту!» - продолжает Юрий.

Помыкались, и решили обратиться к кредитному брокеру. Было это четыре года назад. За это время горе-заемщики успели стать бомжами.

«Брокер направил нас в некое агентство недвижимости, - вспоминает Юрий. - Они одобрили кредит 600 тысяч, из них сразу взяли комиссию 200 тысяч».

Его насторожило, что документы подписываются «то задними числами, то передними». А сам заем, согласно документам, дал Юрию под залог дома некий гражданин по фамилии Иванов.

Проценты составляли 24 тысячи в месяц. Само тело кредита погашать вовсе не требовалось. В агентстве сказали: как сможете, так погасите. Срок кредитования - год, далее, как обещали Юрию, возможна пролонгация.

Однако через год пролонгировать кредит в агентстве отказались. Что же касается самого кредитора Иванова, то его Юрий ни разу не видел. «Проценты я приносил в офис агентства, отдавал бухгалтеру, она мне давала расписки от Иванова, что якобы он эти деньги получил», - объясняет горе-заемщик.

Когда через год кредиторы попросили вернуть 600 тысяч, денег у Юрия и Марины, понятное дело, не оказалось, ведь почти половину из совместного дохода они платили по процентам.

Снова пробовали перезанять в банках - не получилось. Самое обидное, сокрушается Юрий, что почти 300 тысяч из 400, реально полученных на руки, за год они выплатили процентами: «То есть дом стоимостью четыре миллиона у нас отобрали за 100 тысяч рублей!»

Юрий пытался уговорить кредиторов подождать, но они были непреклонны: или платите всю сумму, или продавайте дом!

Тогда речь шла лишь о 600 тысячах рублей. Но даже ради такой суммы расставаться с домом не хотелось.

Кредиторы предложили «выгодный вариант» - Юрий переписывает долг на свою мать, и год на погашение кредита им дают как бы заново. Марина К. согласилась.

Вот только пока договаривались, агентство недвижимости насчитало штрафов за задержку еще на полмиллиона, а цену дома в договоре определили в размере двух миллионов рублей вместо четырех.

«То есть долг в два раза увеличили, а цену дома в два раза снизили», - сокрушается Юрий.

Теперь платить по процентам надо было уже 40 тысяч в месяц. Через пару месяцев Юрия выгнали с работы, а одной Марине проценты было не потянуть.

Юрий мог бы найти работу за месяц-другой, но кредиторы уже стояли на пороге. «Сказали: или переписывайте дом на Иванова добровольно, или мы его отнимем через суд», - говорит Юрий.

Судьи в итоге дом присудили Иванову, которого снова никто не видел, так как все суды проходили без него по доверенности.

Судебные приставы выставили дом на торги вместе с Юрием и Мариной за миллион рублей, однако дом никто не купил, и приставы отдали его Иванову.

Чтобы выселить жильцов, неизвестные личности прятались у них во дворе по ночам, швыряли в темноте по крыше и стенам камни.

«Было очень страшно», - признается Юрий.

В один прекрасный день, когда он был на работе, а Марина - дома, в дом ворвались крепкие мужчины, выломав пластиковые окна монтировкой, и выставили мать Юрия на улицу буквально босиком и в одной сорочке.

«Я начала кричать, вызвала полицию, - вспоминает Марина. - Умоляла отдать мне хотя бы трусы, но ничего не отдали, даже документы».

Прибывшему наряду полиции захватчики объяснили: дом - Иванова, вещи - тоже Иванова, а кто тут бегает по двору в ночной сорочке босиком, они и знать не знают.

Приехал Юрий, посадил мать в такси и увез к родственникам. Теперь Юрий ходит по инстанциям, стоит с одиночными пикетами, пишет жалобы. Но толку, понятное дело, нет. Живут сын с матерью в съемной квартире, за которую платят те же самые 25 тысяч в месяц.

Комментарий юриста, главы Ассоциации адвокатов России за права человека Марии Баст:

«Всего в отношении этих мошенников имеются 12 аналогичных эпизодов. Но на самом деле пострадавших наверняка намного больше, просто другие жертвы либо еще не подавали заявление в полицию, либо подали в индивидуальном порядке, хотя шансы на уголовное дело будут только в том случае, если все дела будут объединены в одно.

Сейчас полиция пока толком не видит состава преступления».

Аделаида Сигида.

Фото: ADOBESTOCK

Оставайтесь с нами! Подпишитесь на наши каналы и получайте актуальные и проверенные новости.

Комментарии (0)