Новости экономики и финансов
1749 | 0

Об особенностях зарплат в России

Об особенностях зарплат в России

В ходе заседания Совета по стратегическому развитию и нацпроектам В. Путин заявил, что с 1 января 2024 года запланировано повышение МРОТ на 18,5%.

С этого же периода начнет действовать программа добровольных сбережений, которая позволит людям создать подушку безопасности, объявил президент.

Тут сразу две инициативы, направленные на повышение материального благосостояния граждан. Минимальный размер оплаты труда — это нижний порог вознаграждения, которое житель России по закону должен получать за свою работу. Это минимум, применяемый для регулирования оплаты труда за час, день, неделю, месяц, для определения размеров пособий и иных целей социального страхования.

С 1 января 2023 года он равен 16 242 рублям. Повышение МРОТ на 18,5% — это не ахти какие деньги, но хотя бы шаг властей в правильном направлении. С одной стороны, зарплаты работников - безобразие и беспредел. С другой - замордованные налогами работодатели почти собой жертвуют, выдавая на грани своей (!) бедности хоть какие-то деньги сотрудникам.

Именно поэтому столь стабильный в цивилизованных странах уровень зарплат, способный обеспечить не просто прожиточный минимум, а достойный уровень жизни населения, невозможен пока в нашей стране. «Чисто формально повышение МРОТ предполагает, что будут увеличены и зарплаты всех категорий работников - в целях сохранения дифференциации в оплате труда, - утверждает профессор Финансового университета при Правительстве РФ Александр Сафонов. - Но чтобы сохранить соответствующий уровень дифференциации, надо увеличивать фонды оплаты труда в той же степени, что и МРОТ. Этого не происходит. И звучащие с высоких трибун заявления повисают в воздухе».

Ну кто же добровольно будет увеличивать у нас эти фонды? Терпят работники - и ладно! Но где же тогда государство? «Функция государства заключается только в одном - определять МРОТ, - рассуждает Павел Кудюкин, член совета Конфедерации труда России. - А дальше как решит работодатель (на бюджетном или коммерческом предприятии), исходя из своих возможностей».

По словам Кудюкина, давно вынашиваются планы создания единой, унифицированной системы оплаты труда в бюджетных отраслях, но пока дело не дошло даже до экспериментов. В государственных организациях действуют многоканальные системы финансирования. Например, в здравоохранении оно отчасти осуществляется из бюджетов разных уровней, а отчасти из фондов медицинского страхования. В первом случае средства идут на поддержание материальной базы, во втором - на оплату труда.

Государство имеет над всем этим весьма условный контроль, резюмирует Кудюкин. С его стороны есть лишь рекомендации, в какой пропорции должны распределяться средства, направляемые по нормативам подушевого бюджетного финансирования. Но это именно рекомендации: никто в реальности не следит за их соблюдением.

Другая инициатива властей - долгосрочные пенсионные накопления граждан - имеет еще больше подвод­ных камней. Закон о системе долгосрочных сбережений принят. С 1 января 2024 года гражданам дано право копить по специальной программе: часть средств они смогут вносить в банки сами, часть подкинет государство. Официальная цель программы - создать возможности для накоплений, прежде всего пенсионных. Хотя эксперты утверждают, что и Минфин надеется на эти накопления как на инвестиционный ресурс - «длинные» деньги.

Однако у системы долгосрочных накоплений плохая «кредитная история». В 2002 году в России началось создание накопительной части трудовой пенсии. Из пенсионных взносов, уплаченных работодателем за каждого сотрудника, 6% от зарплаты откладывались в пользу конкретного работника и инвестировались по его выбору. Инвестировать предлагалось через НПФ, куда стали поступать средства от миллионов людей. Но в начале 2014 года власти объявили, что накопленные таким образом деньги граждан «замораживаются». Граждан кинули - и не кто-то, а само государство!

И сейчас работодатели продолжают уплачивать прежние взносы за своих работников, но накоплений в виде реальных денег не формируется, а средства тратятся на выплату страховой пенсии уже ставшим пенсионерами гражданам. Предлог - денег в бюджете не хватает, государство не справляется. Предлагалось много разных проектов по оживлению этой программы, поскольку «длинные» деньги нужны были до зарезу. Но граждане поняли, что такому государству доверять деньги не стоит.

В первой половине 2023 года был одобрен законопроект о Программе долгосрочных сбережений (ПДС). Экономист Михаил Делягин крайне скептически оценил новый проект, уверяя, что реформ было как минимум пять или даже больше, если брать небольшие изменения, и все они оказались катастрофами.

«Что касается НПФ, само их существование требует гораздо более активного финансового поведения людей и большей стабильности в экономике, - поясняет Павел Кудюкин. - Ничего этого нет. А без всего этого накопительные пенсии теряют смысл или обеспечивают доход чуть выше уровня инфляции».

Очевидно, что на пути благих намерений самых высоких властей поднять благосостояние граждан имеется много серьезных препятствий, созданных чиновниками разных рангов. И справиться с подобным торможением одноразовыми приказами и указами не получится - тут многолетняя традиция. Нужны кардинальные перемены системы управления государством российским.

Григорий Алексеев.

Фото: LEGION-MEDIA

Подпишитесь и следите за новостями удобным для Вас способом.