Сегодня 25 марта 2017 г., суббота, 14:54USD 57.42 -0.0981EUR 61.86 -0.2323
Новости культуры и искусства

Роберт де Ниро: крестный отец американского кино

20 ноября 2013
hits 1940

После 100 фильмов, двух Оскаров живой легенде американского кино, казалось бы, больше нечего доказывать и некого удивлять. Но и в 70 лет он по-прежнему влюблен в свою профессию и не перестает удивляться и удивлять.

Его скромность и сдержанность в жизни диаметрально противоположны нервозной экспрессивности и харизме на экране. Ученик актерской студии и поклонник системы Станиславского, де Ниро работал с самыми большими режиссерами своего поколения и стал примером для подражания актерам всех последующих поколений.

Он был крестным отцом Вито Корлеоне, таксистом-психопатом Трэвисом, боксером Джейком Ламоттой по прозвищу Бешеный Бык. Чаще всего он влезал в шкуру преступников, полицейских и разного калибра демонических злодеев. А потом играл в комедиях, в сущности карикатуру на самого себя.

В последнем фильме Люка Бессона “Малавита” речь идет о мафиозной семейке, скрывающейся от мести бывших коллег в Нормандии. Своего рода продолжение “Славных парней” Скорсезе, только в комедийном варианте.

- Почему вы так редко даете интервью?

- Я устал постоянно говорить о себе. Мой собственный голос начинает действовать мне на нервы. Я стараюсь рассказывать как можно меньше о своей жизни вне кино, чтобы сохранять личную свободу.

- В чем секрет вашего актерского долголетия?

- Я не принимаю себя всерьез, но к своей профессии отношусь очень серьезно. После многих лет в кино я по-прежнему влюблен в профессию актера. Одна из ее привлекательных сторон - это возможность проживать жизнь других людей, не платя за последствия! Бертолуччи сказал, что я стал актером, чтобы иметь возможность выражать эмоции, которые стараюсь скрывать в реальной жизни. И представьте, мне иногда удается удивлять даже самого себя!

- Кто был для вас предметом восхищения и примером для подражания в молодости?

- Для молодых американских актеров моего поколения это были Марлон Брандо, Джеймс Дин, Монтгомери Клифт. Они не были традиционными актерами, которые просто играли роли. Они каждый раз перевоплощались в персонажа, буквально проникая в его душу. Я помню, в те времена мы с Мартином (Скорсезе) были страстными поклонниками таланта Уолтера Хьюстона, отца режиссера Джона Хьюстона. Его игра была невероятно мощной и харизматичной.

- Вам часто случалось вступать в разногласия с режиссерами?

- Естественно. Если режиссер согласен со всем, что вы делаете, это чревато проблемами. Моя работа заключается в том, чтобы найти сущность персонажа. Я знаю, как он должен говорить, двигаться, а вот что касается обстоятельств и окружающей среды, то это выбор и ответственность режиссера. Актер предлагает различные версии, а режиссер после просмотра пленки выбирает ту, которая подходит ему больше всего.

- В чем, по-вашему, заключается основной талант режиссера?

- Интуиция при выборе актеров. Возьмите, к примеру, Скорсезе. Когда он выбирает актеров, он знает, что в ансамбле мы создадим нужный тон. Алхимия между актерами полностью зависит от режиссера. Поэтому Мартин никогда не пытается навязать нам детали игры и сцены, которые в диссонансе с общим стилем фильма. После того как актеры создали гармоничный и функциональный ансамбль, ему остается добавить элементы режиссуры: освещение, декор, движения камеры, музыку.

- Импровизация - необходимый элемент актерской игры?

- В принципе да, но конкретно все зависит от режиссера. Иногда мне случалось скрупулезно следовать каждому слову моего текста. Например, когда мы работали с Дэвидом Мэметом, сценаристом “Неприкасаемых”, нам приходилось следовать заданному ритму и стилю фраз, в противном случае это нарушило бы равновесие. Майкл Манн тоже любит хирургическую точность. Тут дело не в личных пристрастиях режиссера, а в требованиях сценария.

- Очень многие кинематографисты вашего поколения, такие как Скорсезе, де Пальма, Шимино, Коппола, итало-американского происхождения. По-вашему, это простое сов­падение?

- Так уж получилось... Но режиссеры, которых вы называете, очень разные в плане творческой индивидуальности. У каждого из них свое видение итало-американских персонажей. У каждого из них своя манера работы с актерами. Кстати, в отличие от многих Копполе не нужно вступать с актером в конфликт, чтобы добиться от него наилучшего результата.

- Вы давно знакомы с Люком Бессоном?

- Много лет. В свое время он предложил мне главную роль в фильме “Леон”, но я отказался, потому что был далеко не уверен в том, что это роль для меня. В тот момент мы пообещали друг другу отложить наше сотрудничество до следующего раза.

- Это правда, что именно вы убедили его взять на себя режиссуру фильма “Малавита”?

- Я действительно был первым, кто подал эту идею.

- При каких обстоятельствах?

Кадр из фильма «Малавита»

- Люк послал мне вначале книгу Тонино Бенаквисты, а потом сценарий. После этого он приехал в США, где в этот момент я находился на съемках фильма. Очень быстро встал вопрос о распределении ролей и выборе режиссера. Так получилось, что все интересовавшие нас режиссеры в этот момент были заняты. Но в этой профессии, если вы будете терпеливо дожидаться, что кто-то освободится и будет готов, вы никогда ничего не сделаете. Люк подумывал о том, чтобы доверить режиссуру одному из французских режиссеров, с которыми он привык работать. У него было собственное видение сценария, и он хотел во что бы то ни стало держать ситуацию под контролем, что вполне естественно. Тогда я задал ему вопрос: а почему бы ему не взять режиссуру на себя?

- Почему перспектива работы с Бессоном вас на этот раз заинтересовала?

- Люк большой любитель фильмов Мартина (Скорсезе). И, кстати, мы попросили его дать нам свое благословение. Сценарий его очень позабавил (там цитировались “Славные парни”), и он согласился стать сопродюсером фильма. Это был довольно рискованный проект, несмотря на то что это комедия. У нас не было ни малейшей уверенности в успехе, но именно это привносило в проект адреналин риска. Черт побери, сказали мы себе, мы раскрутим это дело во что бы то ни стало!

- Как вы взялись за работу над ролью?

- Я пересмотрел еще раз фильм “Славные парни” и изу­чил все интервью по фильму, чтобы знать эту историю досконально. Остальное было делом режиссера. Люку я полностью доверяю: он работает очень быстро и эффективно. А я это люблю!

- Вы впервые работали с Мишель Пфайффер. Вам удалось легко найти общий язык?

- Я был знаком с ее ролями, мы уже встречались, и я знал, что по натуре она очень прямая и энергичная. На съемочной площадке между нами возникло спонтанное взаимопонимание. Если в каждодневной жизни я человек сдержанный, то во время съемок покидаю свой защитный панцирь. В смысле импровизации Люк с самого начала дал нам зеленую улицу. Мы играли супружескую пару и должны были понимать друг друга с полуслова. Мишель очень забавная и инициативная, мы повеселились от души!

- Вы играете отца семейства. Давали советы двум молодым актерам, которые играли ваших детей?

- Я не люблю давать советы кому бы то ни было! Актерская работа - это загадочный и индивидуальный процесс, и к тому же у меня нет ни малейшей уверенности в совершенстве моей актерской техники. Диана и Джон (дети) не нуждались в моих советах. Они были полны энтузиазма, и я не почувствовал у них ни малейшей застенчивости. В комедии не существует полутонов и нюансов: преувеличивать и раскручиваться на полную катушку составляет часть нашей работы. Поэтому на съемках мы все всерьез подурачились!

- В реальной жизни вы такой же внимательный и заботливый отец, как в фильме? (Де Ниро, как известно, отдает предпочтение чернокожим женщинам, является отцом шестерых детей и дедушкой четырех внуков. - Авт.).

- Я не могу считать себя совершенством, но прилагаю все усилия, чтобы быть внимательным отцом и дедушкой. Мои дети и внуки знают, что я всегда готов их поддержать и, если надо, прийти на помощь.

- Что вы говорите им чаще всего?

- Случается, что я оказываюсь в частном самолете вместе с моими детьми. В такие моменты я говорю им, что надо наслаждаться настоящим и ценить каждый момент нашего существования, потому что никогда не известно, что ждет нас завтра. Но, как правило, мы путешествуем обычными рейсами и не в первом, а в экономическом классе.

- Тем не менее вы можете многое себе позволить. Скажите, много ли времени вы уделяете вашему бизнесу? (Актер является владельцем нескольких ресторанов, отеля и создателем фестиваля TriBeCa. - Авт.).

- Моя повседневная жизнь и актерская работа мне этого не позволяют. Я стараюсь окружать себя компетентными людьми, и мне нравится, когда мои доверенные лица время от времени спрашивают мое мнение. И я его, не колеблясь, высказываю!

- Вы удовлетворены вашей жизнью и работой?

- Кино позволяет мне переживать столько же эмоций, как и реальная жизнь. Я ценю это равновесие. Каждое утро говорю себе, что в этом мне чертовски повезло. У меня есть все, что необходимо человеку, а в нашем мире это уже большая роскошь!

Людмила Гаршери,
 собкор “Мира новостей” в Париже

Просмотров: 1940
Поделиться
Кончаловский забросил работу из-за тяжелого состояния дочери Далее в рубрике Кончаловский забросил работу из-за тяжелого состояния дочери


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.