Сегодня 27 июля 2017 г., четверг, 18:04USD 59.41 -0.5000EUR 69.64 -0.041
Статьи газеты «Мир новостей»

Без гнева и предубеждения

16 мая 2013
hits 578
Без гнева и предубеждения

Президент Польши Лех Качиньский - не первый глава государства, погибший в авиакатастрофе.

Шесть лет назад та же участь постигла президента Македонии Бориса Трайковского. Ранее жертвами трагедии в небе становились президент Пакистана Мохаммед Зия-уль-Хак, президент Мозамбика Самора Машел, лидер Эквадора Рольдос Агилера, генсек ООН Даг Хаммаршельд. Однако еще никогда в самолете разом не гибло столько представителей политической элиты, как утром 10 апреля под Смоленском.

Вопрос, который мучает всех: почему это все-таки произошло? По словам главы СКП РФ Александра Бастрыкина, “запись, которая есть в нашем распоряжении, подтверждает, что технических проблем с самолетом не было, летчик был проинформирован о сложных погодных условиях и тем не менее принял решение о посадке”.

Сам ли он принял такое решение или был вынужден кому-то подчиниться? Экс-президент Польши Лех Валенса не исключил, что пилот мог действовать по чьему-то указу. По словам Валенсы, пилоты правительственного авиаотряда - профессионалы высшей квалификации. Трудно представить себе, что они самостоятельно приняли решение раз за разом в условиях отвратительной видимости накручивать круги над аэродромом, подвергая смертельной опасности пассажиров литерного рейса.

Кто же мог сбить профессионалов с панталыку? Чьего приказа они не могли ослушаться? Вопросы риторические. Летчики, которым приходилось возить высокопоставленных чиновников, говорят, что очень трудно, почти невозможно спорить с VIP-персонами, пусть даже они ни бельмеса не смыслят в летном деле. Никому не хочется получать взбучку и терять хорошую работу. В августе 2008 года Лех Качиньский летел к своему другу Саакашвили. Небо над Тбилиси закрывал плотный туман, садиться там было опасно. Президент тем не менее настаивал, но пилоту удалось его отговорить. Сели на аэродром в Азербайджане. Однако потом вместо благодарности Качиньский приказал уволить летчика, возможно, спасшего ему жизнь.

Диспетчеры Северного с учетом плохих метеоусловий предлагали экипажу уйти на запасные аэродромы - в Минск, Витебск или даже в Москву, как это за 15 минут до польского самолета сделал российский Ил с сотрудниками ФСО. Все эти предложения были отвергнуты. Возможно, одна из причин в том, что Лех Качиньский не хотел опоздать к началу траурного митинга в Катыни. Он был назначен на 11.30. Президентский лайнер должен был приземлиться в Смоленске к 11 утра. От Минска до Катыни - 304 км (на автомобилях дорога уложилась бы в 3-3,5 часа). От Москвы - 397 километров, или почти 4,5 часа. От Витебска до Катыни всего 111 км. Так что опоздание могло составить час с небольшим. Но Качиньский, видимо, не хотел, чтобы его обвиняли в непунктуальности. Возможна и другая причина - не из области этикета, а из области политики. Известно, как Качиньский относился к Лукашенко. Терпеть его не мог, считая диктатором и гонителем демократических сил. К России отношение у польского президента было тоже не ахти. Он считал, что Москва задолжала ему визит на высшем уровне. Медведев должен был сначала приехать к нему, а потом глава Польши совершил бы ответный визит. Таким образом, при непростых отношениях с руководством обеих стран соглашаться приземлиться на аэродромах их столиц он мог считать потерей лица. Возможно, политкорректность, понятие чести (по-польски - гонор) стоили жизни самому Качиньскому и всем пассажирам рокового рейса. Гонор мог оказаться весомее мнения профессионалов и, увы, даже элементарного здравого смысла.

Все эти соображения, конечно, отступают на задний план перед главным - произошла ужасная трагедия. Погибли люди, их не вернуть никакими рассуждениями. Однако очень важно, чтобы случившееся не бросило очередной камень в огород российско-польских отношений, итак этими самыми камнями заваленный. Наверняка найдутся горячие головы, которые во всем станут обвинять наших диспетчеров, ремонтников (5 месяцев назад Ту-154 Качиньского ремонтировали на заводе в Самаре), власти - всех нас.

Брат-близнец погибшего президента Ярослав, приехавший на опознание его тела, отказался пройти к месту катастрофы в сопровождении премьеров Путина и Туска, отказался общаться с ними, принять соболезнования. Что касается Дональда Туска, то он был соперником Леха Качиньского на президентских выборах 2005 года, проиграл, но брат победителя его, по-видимому, так и не простил. В чем провинился Владимир Путин, непонятно.

Думаю, полякам не в чем упрекнуть нас - ни рядовых граждан, вместе с ними оплакивавших пассажиров злополучного рейса в Катыни, Смоленске, Питере, Москве, ни руководителей страны, первыми в мире выразивших соболезнования. Путин лично руководил работами на месте трагедии и выглядел по-настоящему расстроенным. Такое, не сымитируешь. Когда два премьера - Путин и Туск - заключили друг друга в объятия, видно было, что слезы на глазах у обоих. Может, наконец поймут поляки, кто им друзья и партнеры, а кто - так себе, ни рыба ни мясо.

Говорят, нет пророков в своем Отечестве. Зато они всегда найдутся в другом. Причем, как правило, пророки дурные, глазливые. В марте грузинский телеканал “Имеди” показал “репортаж” о вторжении Российской армии. Среди прочего сообщалось о “кончине” президента Польши Качиньского. Он-де погиб при взрыве самолета, “спеша на помощь Грузии”. Не прошло и месяца, как эта дьявольская фантасмагория - правда, без грузинской составляющей - осуществилась под Смоленском. Накаркали!

Самое важное, чтобы после трагедии, которую мы переживаем вместе с поляками, искренне соболезнуя им, наши отношения наконец начали бы строиться на здравомыслии и терпимости, а не на гоноре и искусственно растравляемых ранах и обидах прошлого.

Игорь Минаев


Просмотров: 578
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.