Сегодня 27 июля 2017 г., четверг, 07:41USD 59.91 0.0917EUR 69.68 -0.0189
Статьи газеты «Мир новостей»

Подарок для снегурочки

29 декабря 2012
hits 2071

Каждый раз, подписывая новогодние открытки, я вспоминаю про Юльку и задумываюсь: не послать ли ей открытку? И все-таки не посылаю. Мы познакомились с Юлькой давно. Но короткое наше знакомство угасло как-то само по себе, без драм

и конфликтов. Через редкие телефонные звонки тихо и незаметно оно отлетело в прошлое. И может быть, растворилось бы в нем, если бы не одна история. 

 

Года три назад звонит мне Юлька и говорит:

- Послушай, я тебя умоляю, поздравь меня с Новым годом. А? Я очень тебя прошу... открыткой...

Я искренне удивился.

- О чем речь! Конечно поздравлю... Ерунда какая!

- Спасибо...

- Я и так бы поздравил тебя. Я помню о тебе. Всегда помнил о тебе... Как поживаешь?

- Ничего, нормально... А ты  женился, слышала. Поздравляю... Представляешь, в прошлом году никто меня не поздравил. Словно бы я вообще не существую. Неудобно перед соседками... Я уж думала, не написать ли себе самой, - грустно усмехнулась Юлька.

- Мне больше не к кому обратиться с такой странной просьбой.

И я все понял.

- Напишу обязательно, Юленька. Напишу несколько открыток разным почерком. Пять, скажем, или десять. Хватит?

- Напиши хотя бы одну, - сказала Юлька охрипшим голосом.

- Все, забито! И напишу, и позвоню. Заранее поздравляю тебя, обнимаю и целую в щечку. И не вздумай вешать нос. Держи хвост пистолетом.

Мне вдруг стало нестерпимо жалко ее. Это была все та же Юлька. Она была и умна, и недурна собой. И ухажеров у нее хватало в свое время. Но не было у нее какого-то важного качества: как бы его назвать, мягкой цепкости, что ли. Не умела она привязывать к себе мужчин.

Я вспомнил, что и со мной точно так же было. Как-то само собой получилось, что не я, а она стала ждать моих звонков. А потом и звонить мне. Тогда я не нашел ничего умнее, чем прочитать ей на прощание нравоучение: “Твоя простота на грани глупости. В тебе нет тайны. Ты вся на виду, без подтекста. Принцы не приходят к таким, как ты. Они любят гордых. Их влечет борьба”. Юлька перестала мне звонить, но на Новый год поздравила, подписавшись снегурочкой. Я знал ее почерк. С тех пор она регулярно поздравляла меня. А я только собирался, но через год снова забывал поздравить. И вот этот звонок и просьба как крик о помощи. Теперь я твердо решил помочь Юльке в этой странной и глупой в общем-то дуэли престижности с ее хамоватыми, по-видимому, соседками. Я решил написать все-таки не одну, а пять открыток, представляя, как количество, перейдя в качество, поразит Юлькиных соседок в самое сердце.

Но случилось все по-иному. До конца поймет меня только тот, кто работал прорабом. Мотаясь по объектам и заказчикам с процентовками в условиях острейшего дефицита времени, я писал где попало наспех стандартные фразы, предназначенные для “нужных” людей. Суть поздравлений сводилась к одному: “Я тебя не забыл”, “Я тебя уважаю”, а сами слова не играли особой роли. (Странно, почему именно на исходе года нужно об этом напоминать, а целый год необязательно?)

Поздравление Юльке я все время откладывал, собираясь написать ей потеплее, в спокойной обстановке. Потом пошли собрания, авралы, новогодний вечер на работе. И вспомнил я о бедной Юльке только в третьем часу нового, народившегося года.

Искрились бенгальские огни, стреляли хлопушки, и ленты серпантина вырывались из подцвеченного “Голубого огонька”, и море знаменитых улыбок слетало в квартиру к праздничному столу.

И вдруг в благодушной полухмельной дреме, словно ножом в сердце, мне ударило воспоминание о Юльке. И что-то екнуло во мне. И наступило протрезвление.

- Чего ты? - спросила жена.

- Так, что-то кольнуло.

Я продолжал принимать с домочадцами парад знаменитостей, таких далеких и таких доступных. Я смеялся, отвечал на вопросы, ел, пил, но все это было вторым планом. А на первом - подписал одну открытку и вышел на улицу.

Улица радовалась Новому году, распевая прошлогодние песни. Люди шли группами и по двое. Казалось, эта ночь сплотила людей в радости, не оставив на Земле ни одного одинокого. Но я знал, что это не так. Я не собирался идти к Юльке. Жила она немыслимо далеко. Но вдруг показалось такси. Я остановил его почти машинально. Было по пути, и я сел в машину. На заднем сиденье был пассажир.

- В новогоднюю ночь такое бывает, - сказал тот, продолжая разговор. - Я помню тоже, еще студентом в новогоднюю ночь искал квартиру. Бегал, бегал по лестницам и во втором часу сломался. Сел на лестнице, открыл торт и стал откупоривать шампанское. Кошка какая-то подвернулась. Обрадовался: все, думаю, живое существо, не один. Так бы и просидел до утра, если бы не пригласили одни стариканы.

- Ну, это еще не самое худшее. А вот скажите, если человек в новогоднюю ночь совсем один, даже без кошки, и попросил самого малого, пустяк - попросил, чтобы его поздравили, и вы этот пустяк пообещали и не выполнили? Забыли...

- Ну, это уже совсем свинство.

- Приехали, - сказал водитель. - Может, подождать? Если что не так, может, в гостиницу поедете?

- Что ж, в этом есть резон. - Пассажир вышел и под фонарем стал листать блокнот.

- Откуда он?

- Из Бреста. Проездом. Привез кому-то привет от друга. Утром ему на автобус.

Я вышел из машины.

- Послушайте, вы женаты?

- Нет.

Я взял его за локоть и отвел от машины.

Наверное, это была самая лучшая моя речь из всех произнесенных в жизни. Я говорил быстро, стараясь быть кратким. Я приводил доводы и примеры. Я расхваливал Юльку, боясь перехвалить, чтобы не вызвать у него подозрения. Я занимался самобичеванием. Я переживал искренне и вдохновенно, и я по-настоящему был искренен.

Сначала он улыбался, потом стал серьезен. Он закурил и стал думать.

- Ведь вас не ждут здесь?

- Нет.

- А там вас ждут. И кто знает, может быть, ждут вас много лет. И у вас задача всего-то: узнать, так ли это.

- Ну что ж, может быть, судьба, - улыбнулся он.

- Вот вам вариант: звоните, отдаете вот эту открытку и говорите, что подобрали ее с пола у почтовых ящиков. Ее зовут Юлия Павловна.

Когда он ушел, я кинулся вдогонку, чтобы предупредить его о том, что Юлька никогда не догадается пригласить его зайти. Но он уже поднимался по лестнице.

Утром позвонила Юлька и взволнованным голосом, торопясь и запинаясь, сказала:

- Я звоню из автомата. Я умоляю тебя, не звони мне и не поздравляй меня.

- Что случилось?

- Я умоляю тебя, не звони мне... Ты был не прав. Принцы приходят к таким, как я. Они появляются в новогоднюю ночь. Только не звони мне - я боюсь, он подумает...

Я хотел было объяснить Юльке, как устроена жизнь, но она повесила трубку.

...Иногда я вижу их в городе. Они всегда вместе, всегда рядом. А между ними - как символ “равняется счастью” - симпатичный белоголовый малыш.

Она не звонит мне больше и не умоляет меня. И кто ее знает, наверное, поздравляет она теперь только “нужных” людей. Как я когда-то.

Олег Новожилов



Просмотров: 2071
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Больше не педофил Далее в рубрике Больше не педофил


Загрузка...
Комментарии (11)

Добавить комментарий

RSS-лента RSS-лента комментариев

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.