Сегодня 25 июля 2017 г., вторник, 19:50USD 59.81 +0.1613EUR 69.70 0.2297
Статьи газеты «Мир новостей»

Надежда на спасение

16 мая 2013
hits 592
Надежда на спасение

Какое количество жалоб на наших медицинских работников приходится выслушивать постоянно журналистам! Плохое оснащение больниц, низко-квалифицированный персонал, неверно поставленный диагноз... И это все правда. Однако есть люди в белых халатах, которые не забывают клятву Гиппократа, для которых нет безнадежных больных.

“Бред”, - почти неслышно сказал Алексей Викторович Лазаревич, когда в его отделение анестезиологии и реаниматологии 36-й клинической больницы Москвы привезли очередного пациента, непонятно как выжившего в страшной аварии, и его родственники, вспомнив слышанные когда-то истории про отсутствие в больницах необходимых лекарств и средств ухода, спросили доктора, что нужно, чтобы “наш Сереженька” ни в чем не нуждался. “Ничего не нужно”, - твердо ответил врач. Сидя в приемном отделении и наблюдая эту картину, я только потом поняла, что имел в виду доктор под емким словом “бред”. Просто он устал десятки раз на дню объяснять близким пациентов, что сегодняшние муниципальные больницы уже не те, что были вчера, а ему, отдавшему медицине 32 года и вытащившему с того света не одну сотню людей, неприятно слышать о “бедных больницах и врачах-убийцах”. Конечно, есть еще в стране и недостаточно оснащенные мед-учреждения, и не слишком ответственный персонал встречается, но все это не про 36-ю клиническую и уж точно не про ее реанимационное отделение, оборудованное по европейским стандартам, и уж тем более не о его медицинском персонале, оказывающем пострадавшим эффективную высококвалифицированную помощь.

- Нам привозят тяжелых больных после ДТП, после бытовых травм, после неправильного лечения другими врачами... В год мы принимаем более трех тысяч пациентов, делаем десять тысяч наркозов. Ну а смертность? Мы не фокусники и не боги, но знаем одно - для спасения человека делаем все, что от нас зависит.

Обо всем этом заведующий реанимационным отделением рассказывал мне уже в конце рабочего дня, когда с врачами были согласованы все этапы и условия лечения больных, когда с проверкой была обойдена подведомственная территория в 2500 квадратных метров, когда в приемном отделении не осталось ни одного родственника и никто не спрашивал: “Как он (она) сегодня, доктор?” - и слышал в ответ: “Состояние улучшилось”, “пока все без изменений”, “мы надеемся на положительную динамику”, “готовим к выписке в терапию”... И так каждый день.

Это сейчас 49-летнего “мужчину в самом расцвете сил”, который руководит сотней человек в реанимационном отделении на 22 койки, называют “наш командир”. А когда-то в эту больницу он пришел 18-летним студентом медицинского института и прошел в ней путь от санитара до заведующего отделением реанимации и анестезиологии.

- Я еще под стол пешком ходил, а уже знал, что стану врачом, - вспоминает Алексей Лазаревич, - причем верил, что достигну большего, чем рядового звания “лечащий врач”. Наверное, стремление идти вперед у меня в крови, ведь мои родственники по отцовской линии - военврачи весьма высокого ранга. Возможно, именно благодаря своей “военно-врачебной династии” я и не стал тем плохим солдатом, который не стремится стать генералом.

Лазаревич не хочет понимать, откуда в лексиконе некоторых врачей появляется словосочетание “безнадежный больной”. По мнению доктора, “безнадежный - это брошенный больной, которому не оказывается помощь, и другого понятия не существует”. В отделение к Алексею Викторовичу попадали такие “безнадежные”, а он дарил им надежду и возвращал к жизни.

Как можно забыть мужчину, который после лобового столкновения с КамАЗом долгое время находился в состоянии клинической смерти, а вернувшись с того света, уперся взглядом во внутренности своего живота? Или больного, который почти три месяца пребывал в коматозном состоянии после двадцати ножевых ранений и сильного избиения, а придя в себя, впал в шоковое состояние, увидев свое растерзанное тело? Какой подход найти к маленькой девочке, лишившейся в аварии ноги и половины таза и которая поняла, что теперь всю жизнь ей придется ходить на протезе? Какие слова должен говорить в такие моменты врач: “Не волнуйтесь, больной, все в порядке”?

- Это, наверное, самое трудное в нашей профессии, - снимая очки и протирая уставшие глаза, замечает Алексей Викторович. - Полученные знания, опыт, современное оборудование и необходимые медикаменты - это, безусловно, важные составляющие лечебного процесса, но за долгие годы работы в реанимации я понял главное: нельзя отнимать у человека надежду. Врач всегда верит в спасение, но если в него поверит и больной, и его близкие, успех гарантирован. В схватке между жизнью и смертью ставка всегда должна делаться только на жизнь.

Елена Хакимова


Просмотров: 592
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Следующая новость Экстрадиция Барби


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.