Сегодня 20 июля 2017 г., четверг, 15:26USD 59.08 -0.1595EUR 68.00 -0.2725
Статьи газеты «Мир новостей»

Любимая женщина маршала Катукова

16 мая 2013
hits 892
Любимая женщина маршала Катукова

В жаркие дни лета 1943 года полыхала Курская дуга. Последняя из битв, что переломила ход Великой Отечественной войны. Позади - 12 июля - осталась танковая баталия под Прохоровкой, впереди последний этап - штурм Харькова. Одной из ключевых фигур сражения, как и всей войны, был командующий Первой танковой армией генерал-лейтенант, будущий маршал бронетанковых войск Михаил Катуков. О своем супруге «МН» рассказала жена маршала Екатерина Сергеевна Катукова.

ГЕНЕРАЛ ХИТРОСТЬ

Гитлер его называл Богом вой­ны, немцы - Генерал Хитрость, англичане наградили медалью короля Георга «За боевые заслуги». В сопроводительном письме за подписью монарха отметили: «За спасение Англии». И это справедливо.

1941 год Михаил Ефимович встретил на западных границах СССР с неукомплектованной и неподготовленной танковой дивизией. Чтобы выйти из катастрофической ситуации, комдив придумал строить муляжи танков из фанеры. Позже его тактика танковых засад вошла в анналы мировой учебной литературы. Противник, завидев одну-вторую декорации, направлял свои танки к цели и... попадал в ловушку - обманутого и растерянного, его брали в оборот засевшие в пролеске наши танкисты. Впрочем, на живца выставляли и настоящие машины и нескольких бойцов, которые создавали видимость большой группы войск. Так постепенно небольшими силами командующий громил превосходящие силы противника и заставил того, прежде чем планировать операцию, узнавать, есть ли поблизости Катуков. Если да, то тот предпочитал уже не связываться и обходить. Осенью 1941 года генерал таким образом остановил немцев под Москвой. Чтобы рассказать стране о герое, в штаб была отправлена группа журналистов. Среди них - стенографистка Екатерина Лебедева.

- Я смутно представляла себе, что такое война, - вспоминает Екатерина Сергеевна. - На передовую приехала в лакированных туфельках и тоненьких чулочках.

Командир перед молодой женщиной не устоял и после интервью предложил остаться. Молодая Катя согласилась. С тех пор они не расставались...

КАК ФРАУ КАТУКОВА СПАСЛА ФАРФОР МЕЙСОНА

Сейчас ей 99 лет. Мы встречаемся на даче, где она проводит все время. Дом буквально дышит прошлым веком - большие люстры из позолоты и хрусталя освещают просторные комнаты. На стенах в позолоченных багетах висят картины с биб­лейскими сюжетами, зеркала в бронзовых рамах, посреди столовой вытянулся яйцом основательный дубовый стол, а у окна - старинный комод, на котором барельеф маршала, выполненный скульптором Чуйковым. Везде аккуратно разложены салфетки, сшитые вручную мамой Екатерины Сергеевны более 100 лет назад.

- Картины, мебель трофейные? Из Германии?

- Что вы! Мы ходили по золоту и бриллиантам, а Катуков сказал: «Если поднимешь хоть одну вещь, расстреляю своими руками. Кончится война, тогда одену тебя в шелка». Так и вышло: в Германии я ездила на машине Геббельса. Она была бронированная, пуленепробиваемая, одна дверь весила 250 кг. Стекла на окнах из триплекса. Потом Жуков забрал ее себе, а когда Сталин узнал - себе. Где она сейчас - не знаю. В Германии ходила всегда под охраной: впереди - солдат, сзади - другой. Меня одевала портниха Евы Браун. Когда проезжала, люди говорили вслед: «Фрау Катукова едет в Берлин». Но все, что муж получил за победу, - часы и участок земли, на котором военнопленные построили этот дом. Помню, как привозила им булочки. Здесь нет ни одной трофейной вещи...

В свои годы Екатерина Сергеевна говорит, как и подобает маршальской жене, четко, ясно, не переспрашивая. Не пользуется очками, во время интервью выводит на белом листке бумаги стенографические знаки. Передо мной красивая женщина преклонных лет с прямой осанкой и волевым характером. Она встает со стула и показывает на картину XVII века «Битва рыцарей с маврами»:

- Ее я купила у баронессы фон Ситтл за 20 тысяч марок и 360 килограммов угля. А у этих фарфоровых цветов, что стоят в вазе, - другая история. Когда мы были в разрушенном Дрездене, ко мне домой приехал инженер, заменивший сбежавшего директора знаменитой фабрики фарфора Мейсон. Он просил разрешения не ликвидировать фабрику в счет репараций: мол, глину не увезете, людей тоже. Просил дать 100 граммов сусального золота на ободки к посуде, а взамен обещал делать 50 сервизов в счет репараций для нашей страны. Я передала разговор Катукову. Он позвонил Жукову, тот - Сталину. Иосиф Виссарионович сказал: «Дайте 300 граммов золота и пусть делают 100 сервизов в счет репараций». Фабрика сохранилась. Директор мне в благодарность прислал цветы. А на фабрике и сейчас висит табличка со словами «Фрау Катукова спасла фабрику».

ЗВЕЗДОЙ ГЕРОЯ ПОПЛАТИЛСЯ ЗА ОТВЕТ

- Катуков бы еще жил, - говорит собеседница, - но тяжелую роль в его жизни сыграл Жуков. Военачальник он был талантливый, а человек... Я узнала Георгия Константиновича, когда он стал начальником над Катуковым. Многие командующие унижения сносили молча. При штурме Берлина стало ясно, что нас опережает командующий Украинским фронтом Конев, а не войска Белорусского, которым командовал Жуков и в который входила Первая танковая Катукова. Георгий Константинович позвонил мужу с приказом «Конева не пускать!». А что это значило? Стрелять по своим? Михаил Ефимович тогда ответил: «Вы командующий фронтом и маршал Конев командующий фронтом. Вы лично с ним договоритесь, а мне эта задача не по плечу». Георгий Константинович грубо его выругал, упрекнул в наградах, на что Катуков ответил: «Товарищ маршал, не кричите на меня, я присягу принимал служить не вам, а Родине. Ордена, звания не вы мне вручали и не вы их с меня снимете!»

В 1945 году генерал-полковник был уже дважды Героем Советского Союза. Честный и прямой ответ лишил его третьей Звезды. Войска Конева первыми подошли к рейхстагу, водрузили Знамя Победы. Когда к Жукову попали списки на представление к званию Героя за штурм Берлина, маршал со словами «Этот подождет» вычеркнул имя Катукова. Но когда Жуков попал в опалу, Катуков оказался одним из немногих, кто на него не пожаловался.

- Со Сталиным он тоже был прямолинейным? Слышал, ему не нравились танки ИС - «Иосиф Сталин»...

- Иосиф Виссарионович его спрашивал: «Катуков, почему ты не хочешь взять себе танки ИС?» Муж отвечал: «Не хочу, потому что машина громоздкая, с плохой проходимостью. Я вас прошу, оставьте Т-34, но дайте пушку большего калибра и побольше снарядов. Да чтобы за каждый я не отчитывался: даже если в цель не попаду, то хотя бы попугаю».

Она тоже знала Сталина еще до войны. В 30-е годы работала стенографисткой в аппарате ЦК партии.

- Мы сидели на третьем этаже, а товарищ Сталин, если приезжал, - на пятом. Сейчас его показывают в тяжелых сапогах. Но у него после побега из ссылки были отмороженные больные ноги. Поэтому он носил мягкие сапожки из тонкой кожи с тонкой подошвой.
Екатерина Сергеевна Катукова и Сергей Анатольевич Михайлов, председатель совета попечителей благотворительного фонда “Участие”, который помогает ветеранам


СВЕТ В КОНЦЕ ТУННЕЛЯ

Здесь же в аппарате она познакомилась со своим первым мужем Алексеем Лебедевым. Они получили двухкомнатную квартиру рядом с Арбатом. А потом пришел 1937-й.

- И вдруг аресты, аресты, аресты... Начальники наши арестованы. Мы спрашивали: что такое? Говорили - враг народа. И мы верили, что враги проникли в центральный аппарат партии. Мы не понимали, что нас обманывают. Прозрение наступило потом. Как-то в два часа ночи в квартире раздался звонок. Открыла дверь - на пороге люди в штатском, лифтер, соседи - понятые. Начался обыск, после которого одну комнату опечатали, а мужа вывели. Как сейчас помню, бегу за ним по снегу босиком и кричу: «Леня, Леня! Неужели ты враг народа?» А он мне ответил: «Я чист как слеза младенца». Больше я его не видела.

Вначале носила в тюрьму передачки. Берут - значит, жив. А потом отправляла по 50 рублей. И так 19 лет, пока не узнала, что через полгода после ареста он был расстрелян на даче Негоды по Калужскому шоссе только потому, что с Тухачевским летал в комиссии заключать мирные договоры. В наши дни с родными тех, кто там похоронен, мы сложились деньгами и построили маленькую часовенку.

Вскоре после ареста мужа пришли за ней - также ночью.

- Я пошла по статье 58 с формулировкой «Член семьи врага народа». Меня привезли в Бутырскую тюрьму. Попала в камеру на 100 человек. В одной стороне - параша, в другой - маленькое окошечко. А между ними деревянные стеллажи. Жили в движении - перемещались с одного на другой от параши к воздуху. Со мной сидели жена посла в Берлине Эмма Бегзадян и еще жена Королева. Каждые две недели нас водили в баню. А в это время камера дезинфицировалась. По возвращении травились воздухом. Мне делалось дурно, я падала в обморок. Мой следователь Эпштейн меня бил. Я ношу следы пряжки на голове. Когда допрашивал, говорил, что я знала о заговоре против советской власти. Признания из меня не выбил.

Ее все-таки выпустили, но на работу устроиться не могла. После долгих поисков опытную стенографистку взяли во Всесоюзный радиокомитет, где она встретила войну и откуда с журналистами отправилась делать репортаж с Катуковым.

Екатерина Сергеевна преду­гадывает мой вопрос: «Это любовь с первого взгляда?»

- Нет. Никакой первой любви у меня не было. Дома меня никто не ждал. Я поняла, что пришел мой шанс доказать родине, что я не враг народа. Любовь пришла намного позже.

А когда Михаила Ефимовича в 1976 году не стало, купила снотворного, написала завещание и решила уйти следом. Как сейчас помнит белый свет в конце туннеля и голос: «Ты нужна здесь. Кто будет защищать Катукова?» И она осталась. Пишет девятую книгу о муже, недоумевает, почему его не показывают в фильмах, и видит киноляпы матерых продюсеров и режиссеров.

- Удивительно, что Рокоссовского, Жукова показывают в кабинетах. Мы же воевали в лесах, среди елок, в глиняных окопах. Какие кабинеты?

Виталий Лесничий
"Мир новостей"


Просмотров: 892
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.