Сегодня 27 июля 2017 г., четверг, 21:56USD 59.41 -0.5000EUR 69.64 -0.041
Статьи газеты «Мир новостей»

Неродная кровь

16 мая 2013
hits 1017
Неродная кровь

Этих девочек удочерили в раннем детстве, когда одной было 1,5 года, другой - 2,5. Приемные родители, интеллигентные и обеспеченные люди, воспитывали их 14 лет, а потом отказались от школьниц-подростков через суд, заявив: «Чужого нам не надо...»

Быть может, когда они узнают друг о друге, им станет... не легче, конечно, но и не так сиротливо, как сейчас. Говорят, схожие беды и боль роднят. Никакой другой родни у Жанны Шебиевой из Владикавказа и Ирины Клепиковой из новосибирского города Бердск (фамилии школьниц изменены по этическим соображениям) не осталось. Люди, которых девочки считали своими мамами и папами, сначала одинаково признались в нелюбви к ним: «Не надо было забирать чужого отпрыска из детдома», а затем одинаково прогнали их через суд и жестокую процедуру отмены удочерения. Приемные дети оказались взрослее приемных родителей. Последние наигрались в куклы и вернули дочерей органам опеки. Отдали и забыли: «Не трогайте нас. Мы ни в чем не виноваты». А девчонки, залечивая душевные раны в больницах и кабинетах психологов, пытаются понять вчерашних близких: «Не надо их осуждать. 14 лет мы думали, что любимы. Спасибо за это».

Жанна второй месяц не выходит из клиники. Ира больше года не приближается к дому, где раньше жила, - врачи запретили. Их детство аннулировано. Их самих выбросили. За что?

Родители Жанны Шебиевой, как объясняют сотрудники органов опеки Затеречного района Владикавказа, переоценили собственные силы. «В два-три года, когда малышку удочерили, она была послушной, тихой. Но в подростковом возрасте ребенок не так покладист как прежде. Проявляет характер, отстаивает свои права, - рассуждает начальник службы попечительства Джульетта Диамбекова. - Взрослые не были к этому готовы. И хотя поведение девочки нельзя назвать агрессивным или ненормальным, они запаниковали. В одной из ссор сгоряча выложили ей правду о детдоме и удочерении. Принять такую новость в 17 лет сложно. Семью залихорадило. Народ сейчас сплетничает: дескать, Шебиевы нарочно обратились в суд, чтобы получить от государства квартиру. Там не корысть - горе. Вместо того чтобы исправить ситуацию, наладить отношения с дочерью, мама и папа обратились к юристам. Суд удовлетворил их требования, передал Жанну нам. И тут Шебиевы осознали, что натворили. Просят прощения, тоскуют по девочке. Она не держит на них зла, но не хочет с ними общаться. К тому же во Владикавказе нашлась семья, готовая забрать школьницу к себе».

Ира Клепикова, наоборот, мечтает вернуться домой. «Ее приемные родители полагали, наверное, что их дочь всегда будет паинькой в гольфах и бантиках. Они взяли ее из детдома в 1,5 года, - вспоминает начальник органов опеки г. Бердска Новосибирской области Наталья Леонидова. - И они, и мы сохраняли тайну рождения Иры... Каждая мама знает: чем старше ребенок, тем больше с ним забот. Ира ничем не отличалась от своих сверстниц. Ничего экстраординарного не совершала. Тем не менее ее родители явились к нам с жалобами на ребенка и с требованием устроить их дочь во временный приют. С ними и с Ирой работал психолог. По мнению специалиста, проблема была не в подростке, а в отце и матери. Они на тот период зациклились на своем здоровье. Вели себя не вполне адекватно. Один раз сдали девочку в приют, через год - снова. И, прощаясь, говорили Ире: «Поглядим, надо ли тебя забирать обратно». Потом в некорректной форме обрушили на нее правду об удочерении и подали заявление в суд. Это был кошмарный процесс. Клепиковы хотели не только вернуть Иру в детдом, но и лишить ее своей фамилии. Кричали, что не желают иметь с ней ничего общего. Настаивали на полном разрыве взаимоотношений. Мы не смогли, как органы опеки Владикавказа, выбить для несовершеннолетней алименты. Суд принял другое решение. Приемные родители передали дочь государству и теперь преспокойно живут без детей, мук совести и расходов».

РАЗУСЫНОВЛЕНИЕ И РАЗУДОЧЕРЕНИЕ

Если бы Жанна Шебиева и Ира Клепикова были трудными подростками, с отклонениями в развитии и генетической предрасположенностью к алкоголю и наркотикам (чем, например, страдали приемные дети известных российских артистов Александра Белявского и Евдокии Германовой), поступок их родителей не удивил бы сотрудников органов опеки и школьных учителей. Отказ от удочерения имел бы причины. Но Жанна и Ира - нормальные девчонки. Дружелюбные, коммуникабельные, умные. Ира мечтает поступить в технический вуз. Жанну, по словам ее педагогов, привлекает профессия журналиста. Тогда что произошло?

Во Владикавказе и Бердске случаев отказа от приемных детей, да еще таких драматичных, прежде не случалось. «Это как гром среди ясного неба. Когда в Москве наши коллеги констатировали, что усыновленных детей стали массово возвращать государству, мы недоумевали: в провинции ничего подобного нет. В 2012 году несчастье и до нас добралось», - вздыхает начальник органов опеки Затеречного района Владикавказа Джульетта Диамбекова.

В 2008 году приемные родители вернули в российские детдома 4 тысячи ребят, в 2010­м ­ более 6 тысяч, в 2011­м ­ свыше 8 тысяч. И это в основном подростки. В таких регионах, как Волгоградская область, количество возвращенных или, как выражаются социальные работники, «разудочеренных и разусыновленных» детей увеличилось в два раза, в Красноярском крае ­ в шесть раз.





«Исследования показывают, что после нескольких отказов от ребенка в нем запускаются иные механизмы формирования личности», - любит повторять депутат Госдумы РФ Елена Мизулина.

Я ничего не знаю о механизмах, но несколько лет назад общалась с мальчишкой, которого отвергли две приемные семьи. В первой он провел два года, во второй - пять лет. Мы с ним встретились, когда детдом и органы опеки судились с его биологическим папой, освободившимся из тюрьмы и настаивающим, чтобы ребенка вернули ему. Пацану тогда было 13 лет. Он уже всех ненавидел: взрослых и ровесников. И за их сочувствие, и за их насмешки. В 15 лет парень участвовал в убийстве, в 19 убили его самого. Так заканчиваются игры в материнство и отцовство. Дети не куклы, сломались - не починишь.

«Думать надо не о себе, а о детях, их будущем, - убеждена программный директор благотворительного фонда «Родительский мост» Татьяна Дорофеева. - Усыновителей надо готовить к появлению ребенка. Они должны осознавать, на что идут, трезво оценивать свои силы и ресурсы для того, чтобы не было срывов и обвинений детей в сложных ситуациях».

В ГРУППЕ РИСКА - ПЕДАГОГИ И ПСИХОЛОГИ

«С 2012 года в российских городах будут работать школы приемных родителей. Таково распоряжение Минобрнауки РФ и региональных министерств социальной политики, - сообщила «Миру новостей» начальник органов опеки г. Бердска Новосибирской области Наталья Леонидова. - Семьям нужно объяснять, что их ждет. Многие из тех, кто намерен усыновить ребенка, действуют спонтанно, на эмоциях. Увидят в газете или по телевизору репортаж о каком-нибудь малыше из интерната и прибегают к нам: «Мы его забираем!» А начинаешь с ними беседовать, и включается внутренний стоп-сигнал: «Опасно».

За рубежом кандидату в усыновители недостаточно пройти курс обучения. Он обязан показаться комиссии из психологов и педагогов. Ее выводы направляются в суд для окончательного решения. В нашей стране органы опеки, как правило, довольствуются стандартными справками от нарколога и психиатра.

«Однажды к нам пришел мужчина лет пятидесяти. У него есть жена, дети. Образован, обеспечен. Хотел удочерить нескольких девочек, - приводит пример Наталья Леонидова. - Документы были в порядке, но мы засомневались, стали наводить о человеке справки. И такое всплыло! Оказывается, он состоял на учете в психдис-

пансере в соседнем регионе. Его и на пушечный выстрел к детям нельзя подпускать. Написали отказ - в суд на нас подал... Разное бывает».

В группу риска негласно попали и психологи с педагогами. По определению сотрудников органов опеки, это люди с профессиональными деформациями.

«Не каждому из них можно доверить ребенка, - признаются специалисты. - Их сложно обучать - считают себя сведущими. Когда возникают сложности с приемными детьми, отказываются от чужой помощи - боятся, что пострадает репутация».

По данным соцопроса, лишь 30% приемных семей ориентированы на интересы ребенка, остальные надеются упрочить отношения с супругом или мечтают совершить значимый поступок.



От жителей Новосибирской области я услышала грустный рассказ о психологе-усыновителе. Дама долгие годы работала на «горячей линии», давала мудрые советы людям, страдающим депрессией, мирила конфликтующие семьи. Но не нашла взаимопонимания со своим приемным ребенком. Для решения собственных проблем она выбрала кардинальный метод - вернула подростка в детдом.

По свидетельству сотрудников региональных органов опеки, в настоящее время судьба приемных детей во многом зависит от внимательности и порядочности специалистов социальных служб. Роль государства сведена к минимуму. Взять хотя бы те же школы подготовки усыновителей. Распоряжение на 2012-2013 годы федеральный центр дал, но в законодательстве такая система обучения не прописана, кто ее будет финансировать - неясно. В стране нет структур по сопровождению приемных семей: психологическому, юридическому и так далее. Органы опеки наблюдают за усыновителями год-два, а потом уходят в сторону - больше не имеют права вмешиваться в их жизнь.

«Без полноценных служб сопровождения ситуацию с приемными детьми мы не улучшим, - делает вывод программный директор благотворительного фонда «Родительский мост» Татьяна Дорофеева. - В контактах с усыновителями не должно быть формализма. Надо проводить индивидуальную работу с каждой семьей. Пока в российской процедуре усыновления главное звено - органы опеки. Они принимают решения, выбирают приемных родителей для ребенка. В идеале выбирать должны сами дети и потенциальные родители. Но под контролем государства».

Анна Бессарабова
"Мир новостей"


Просмотров: 1017
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Следующая новость ИнАродные элементы


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.