Сегодня 27 июля 2017 г., четверг, 02:04USD 59.91 0.0917EUR 69.68 -0.0189
Статьи газеты «Мир новостей»

Детей сделать счастливыми насильно не получилось

16 мая 2013
hits 733
Детей сделать счастливыми насильно не получилось

Одна девочка выбросилась из окна, еще две сбежали, чтобы пешком - в дождь и слякоть - добраться до родного села. Такова цена объединения двух детских домов для “минимизации затрат” регионального министерства образования.

ДЕТЕЙ ПОГРУЗИЛИ, КАК МЕБЕЛЬ, И ВЫВЕЗЛИ

В тот день, когда двадцати восьми из 33 воспитанников Полтавского детского дома объявили об их переезде в Ессентуки и посадили в автобус, жители одноименного ставропольского села вспомнили сцены из советских фильмов о войне. Особенно эпизоды, в которых фашисты угоняли молодежь в Германию. Слез, криков, причитаний при отправке полтавских подростков было, по словам местных бабулек, ничуть не меньше. Мальчишки и девчонки рыдали в голос, взрослые с содроганием сердца слушали их вопли и пытались объяснить ребятам, что такое “оптимизация затрат” и “экономическая целесообразность”.

В Ессентукском детском доме юные новобранцы из Полтавского и вовсе пришли в отчаяние. Тамошняя администрация смогла наконец растолковать им суть реформ краевого министерства образования и причины ликвидации сельского учреждения, однако не сообразила показать подростков опытным психологам. Впрочем, и неопытным тоже. После первых стычек с ессентукскими сверстниками дети отважились позвонить журналистам и уполномоченным по правам человека: “Мы хотим домой”. Омбудсмены забили тревогу, но власти региона оставили их обращения без внимания. И вот... На пятые сутки с начала этой мрачной истории о министерских реформах 16-летняя сирота Женя Макарьева выбросилась из окна Ессентукского детдома, но, слава богу, выжила. Сейчас она находится в больнице. Еще две воспитанницы сбежали из городского приюта и пешком отправились в Полтавское. Их разыскали, вернули обратно, отругали, но через день девочки снова исчезли.

“Совершенно ясно, что у подростков паника, - комментирует происходящее уполномоченный по правам человека в Ставропольском крае Алексей Селюков. - Дети большую часть своей жизни (7-9 лет) провели рядом с одними людьми, можно сказать, сроднились с ними, а тут без предупреждения и специальной подготовки их перебрасывают в чужой дом, к незнакомым воспитателям. Ребята напуганы. Взрослые тоже в растерянности, их волнение передается младшим. Разумеется, интересы и права воспитанников полтавского приюта должны были учитываться региональным минобром при разработке приказа о ликвидации сельского детдома. Не понимаю, почему ведомство поступило иначе”.

Руководство краевого министерства образования и теперь не воспринимает жалобы несовершеннолетних всерьез. Для чиновников новые воспитанники Ессентукского детдома не более чем цифры, перенесенные из одного списка в другой.

“Подростки абсолютно спокойны, никто из них не волнуется, - утверждает заместитель министра образования Ставропольского края Надежда Палиева. - Просто администрация и персонал Полтавского детского дома используют их в нечестной игре, настраивают против ессентукских специалистов и работников нашего аппарата. А в действительности ребята чувствуют себя хорошо”.

“Мы постоянно ревем, - всхлипывая, шепчет в телефонную трубку воспитанница детдома Тамара Пояркова. - Нам больно. Плохо. В Полтавском взрослые были мне и остальным ребятам мамами. За что так с нами? Как мебель - погрузили и вывезли”.

МЕЖДУ ДЕНЬГАМИ И ДЕТЬМИ ЧИНОВНИКИ ВЫБРАЛИ ДЕНЬГИ

Полтавский детский дом - один из 9 приютов, закрытых минобром Ставрополья для оптимизации затрат на их содержание. Такая реорганизация, как внушают журналистам сотрудники министерства, позволит региону сэкономить 56 миллионов рублей. Ведь только Полтавский детдом до сих пор “съедал” 10 миллионов бюджетных рублей в год.

Выбирая между деньгами и детьми, российские чиновники от образования и раньше предпочитали финансы: с легкостью закрывали малокомплектные школы, уплотняли классы, “этапировали” учеников и учителей из района в район. Педагоги и родители протестовали, митинговали, но по большому счету в тех ситуациях менялась лишь география. Да, школа переезжала в соседнее село или деревню, но у учащихся никто не отнимал семью и дом. В Ставропольском крае бюрократы пошли дальше - там детей-сирот лишили всего и сразу.

Люди, выросшие в комфорте, с рождения окруженные материнской заботой и отцовским вниманием, не смогут представить, чем для ребят, брошенных и преданных близкими, являются детдома. Это их маленький мир, крепость, убежище. В Полтавском мальчики и девочки провели не год и не два, а, повторим, 9 лет. И краевой минобр надеялся, что подростки эмоционально не отреагируют на “смену обстановки”? Неужели работники системы образования не знают основ детской психологии? Так, вероятно, и биологию они в школе не изучали, иначе додумались бы, что даже растения погибают, когда им обрубают корни и пересаживают из одной почвы в другую.

“Мы ликвидируем приюты в связи с тем, что в воспитательных учреждениях Ставропольского края высвобождаются места, - уклоняется от наших вопросов об оптимизации заместитель министра образования региона Надежда Палиева. - Из уголков с плохой инфраструктурой, из старых сел переносим детские дома в города, где есть медицинские центры, культурно-развлекательные заведения, школы. Мы улучшаем жизнь ребят”.

Жизнь сирот в ближайшее время “улучшится” еще в нескольких районах Ставропольского края. Желают того дети или нет, они обречены на перемены. Дело в том, что минобр одним выстрелом планирует сразить “нескольких зайцев”: желает раздать большую часть детдомовцев в приемные семьи и высвободить помещения, оставшиеся учреждения объединить и в опустевших зданиях оборудовать детские сады. Этот процесс солидно называется “широкомасштабной работой по определению детей в семьи”.

“Лишь на усыновление у нас уходят более 260 человек в год, - с гордостью сообщает “МН” чиновница из минобра Надежда Палиева. - Ниже указанной цифры не опускаемся. Держим планку. Усыновители получают из краевого бюджета поощрение - 150 тысяч рублей. Местное ноу-хау. К сожалению, взрослых детей (старше 10 лет) родители берут неохотно. Их-то мы заново и комплектуем в общие приюты”.

Не спорим, семья - это прекрасно, но мысль о массовой раздаче детдомовцев, премировании за материнство и особенно о “комплектации остатков” как-то напрягает. Кстати, девять ребят из того же Полтавского детского дома в 2008-2010 годах попали в приемные семьи, и все девять вернулись обратно - воспитатели относились к ним лучше, чем новоявленная родня. И никакой финансовый фактор, придуманный министерством, не превратил чужих людей в настоящих мам и пап.

ЭКОНОМИЯ НА СИРОТАХ ОБОГАТИТ БЮДЖЕТ КРАЯ НА 56 МЛН РУБ. В ГОД

“Когда из Ставрополя пришел приказ о переводе детей в Ессентуки и о ликвидации нашего учреждения, воспитатели были в шоке. “Чем мы семьи кормить будем? Где найдем работу? В селе не так много вакансий, - вспоминает сотрудница Полтавского детского дома Ирина Полканова. - Нам возразили: “Если вы такие бедные, разбирайте детей по домам. Оформляйте патронат. Будете получать и зарплату, и деньги за стаж”. Циничная формулировка, но тем не менее мы поинтересовались в Ессентукском детдоме, возможно ли это. Нет, ответили коллеги, средства на такие цели не предусмотрены”.

В начале осени сорок работников полтавского приюта стали безработными.

“Без предварительного согласования. Чиновники объясняют, что на месте нашего детдома будет детский сад, но деньги на его обустройство и содержание в бюджет 2011 года не заложены, - удивляется заведующая бывшим воспитательным учреждением Вера Розмарица. - Зачем нас дезинформируют? Вакансий в ближайшей сельской школе нет и не предвидится. И куда же нам идти? Любопытно, что после ЧП в Ессентуках краевой минобр отменил свой первый приказ с пунктом о ликвидации нашего детдома другим документом, в котором вычеркнул строчки о закрытии. Нас заверили, что дадут доработать до декабря 2010 года. Но дети-то сейчас в Ессентуках! С кем же нам работать?”

Оригинальный у ставропольских министров взгляд на “экономическую целесообразность”. Значит, содержать приюты - затратно, а выбрасывать бюджетные средства на оплату четырех месяцев фиктивной работы целого штата специалистов - вполне нормально? Не задумываясь, отнимать у воспитательного учреждения просторное помещение с дорогостоящей пожарной сигнализацией, системой видеонаблюдения и новыми стеклопакетами на окнах и передавать его на баланс районной администрации - экономно? Как рассказали корреспондентам “МН” жители Полтавского, разговоры о расширении детского сада - миф. В ближайшие десять лет во всем районе не наберется детей больше чем на две группы. И эти две группы до сентября 2009-го существовали исключительно благодаря соседству с приютом - пользовались его кухней и котельной. В 2011 году их финансирование не увеличится, никаких специальных программ минобр не принял, следовательно, и дошколята вскоре окажутся в непростом положении.

Тогда кому от министерских реорганизаций стало лучше? Ессентукскому детскому дому, заведующая которым с утра до вечера дежурит у постели 16-летней Жени Макарьевой, опасаясь очередной попытки суицида? Подросткам, бегающим из одного приюта в другой в поисках тепла, понимания и психологической поддержки? Или уволенным полтавским воспитателям, не знающим, как прокормить собственных детей и трудоустроиться в предпенсионном возрасте?

Лучше стало чиновникам из ставропольского минобра. Они открыли новый вариант экономии - на сиротах. И для них не важно, что из-за навязанных ведомством реорганизаций дети потеряли иллюзию родного дома. Министерство ведет битву за результат - минимизацию расходов на содержание воспитательных учреждений. И эта битва - с детьми.

Анна Бессарабова, Елена Саркисова
(Ставропольский край)


Просмотров: 733
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.