Сегодня 23 июля 2017 г., воскресенье, 08:08USD 58.93 -0.1498EUR 68.66 0.6586
Статьи газеты «Мир новостей»

Огненная западня

16 мая 2013
hits 613
Огненная западня
ПОЧЕМУ СГОРЕЛ ИНСТИТУТ ГОСУДАРСТВЕННОГО И КОРПОРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ


Причины пожара, уничтожившего здание Московского института государственного и корпоративного управления, по-прежнему остаются неразгаданными. Ясны лишь масштабы ЧП: 10 человек погибли, 50 пострадали, трое числятся пропавшими без вести. Следствие рассматривает три основные версии случившегося: неосторожное обращение с огнем, замыкание электропроводки и поджог. Мы провели собственное расследование и убедились, что на деле версий больше, но реальна всего одна.


Половой вопрос


1-я улица Машиностроения. Закопченный фасад института бросается в глаза за добрый квартал. Тогда же ветер доносит запах гари. Я угодил как раз на пересменку: пожарные закончили разбор завалов и поиск тел пропавших студентов и собирались сворачиваться, уступив место милицейскому оцеплению. Возле передвижного штаба - красной “газели” - курили несколько сотрудников пожарной охраны.

- Корреспондент? Только давай без камеры и без фамилий...

- Что там внутри?

В ответ плечистый мужик в брезентовой куртке достал из кармана цифровой фотоаппарат: “Смотри”. На снимках, деланных внутри института, царил хаос. От огня со стен отвалилась вся штукатурка. В полу между четвертым и пятым этажами, ближе к правому крылу фасада, зияла огромная дыра: деревянное перекрытие прогорело и обвалилось, от конструкции остался лишь поперечный швеллер. В более-менее уцелевших аудиториях лохмотьями висели натяжные потолки. Злополучная аудитория, где располагался очаг возгорания, оказалась крайней слева, всего-то в два окна. В день ЧП занятий в ней не проводилось.

- Как же так сильно выгорело? Поджог? - спросил я.

Пожарный пожал плечами:

- Некоторые говорили про хлопок - вроде он предшествовал пожару. Предполагали даже, что взорвали баллон с газом. Но это ерунда. Если бы рванул газ, часть стены разрушилась бы. Тут все проще. Дом 1939 года, “сталинский”. Тогда перекрытия делали двойными деревянными. Получалось, под полом на каждом этаже существует полость. В ней за годы скапливается масса пыли, да и дерево высыхает полностью. Тут достаточно окурок в щель бросить, чтобы пламя занялось и сквозняком его растащило по всему этажу. Хлопок мог быть оттого, что треснули прогоревшие половицы и пламя вырвалось наружу...

Пожарный сунул фотоаппарат в карман и зашагал к черному провалу центрального входа.


В поисках поджигателей


Я уже сталкивался с сильным пожаром. В апреле 2003 года, если помните, полностью сгорела двухэтажная деревянная школа в якутском поселке Сыдыбыл. Погибло 22 ученика. На второй день после трагедии я прилетел в Сыдыбыл, жил там несколько дней бок о бок с криминалистами и почерпнул массу сведений, почему такие ЧП случаются.

Первым делом, я знал, подозрение падает на электропроводку. Конкретно в Сыдыбыле возгорание произошло из-за рубильника возле раздевалки. Искры попали на груду синтетической одежды, а дальше огонь рванул по обоям - в нарушение правил пожарной безопасности школьные стены были не выкрашены краской, а красиво оклеены бумагой.

Пожар на 1-й улице Машиностроения тоже мог начаться из-за проблем с проводкой. Собственно институт занимает фактически только 4-й и 5-й этажи пятиэтажного здания. Остальные помещения сданы под офисы, а значит, под завязку напичканы компьютерами, принтерами, обогревателями, кофеварками, микроволновками и прочей офисной техникой. Перегрузить проводку в таких условиях - плевое дело. Недаром Сергей Аникеев, главный госинспектор по пожарному надзору МЧС РФ по Москве, заявил сразу после пожара: “Это аварийный режим электропроводки. Она проходила по верхней части коридора и была отделана или закрыта сгораемым материалом - пенополиуретаном”. Правда, ректор сгоревшего вуза Андрей Звягин в единственном интервью, которое он дал столичному “МК”, утверждает, что с проводкой было все тип-топ: “Мы поставили проводку 3-4 года назад. Она лицензионная, а не какая-нибудь левая”.

Ректор настаивает на версии преднамеренного поджога. Совершить поджог, по его словам, могли неизвестные, осуществлявшие рейдерский наезд на институт: “У меня есть версия, в которой я уверен на 75 процентов. Но пока идет следствие, говорить об этом не хочу”.

Еще кандидатами в поджигатели Звягин считает троих пропавших без вести студентов: “Сначала их считали без вести пропавшими. Но под завалами так и не нашли. В больницах их тоже нет. Точно известно, что они вышли из дома и не вернулись. По списку они были на занятиях. Может быть, когда нам станет известно, куда они делись, мы и получим ответ о причинах трагедии”.

Честно говоря, когда я прочел этот кусок интервью г-на Звягина, мое доверие к нему упало до нуля. Корпус института на 1-й улице Машиностроения (как, заметим, и остальные институтские корпуса) расположен у черта на рогах, в промзоне, и, с точки зрения рейдеров, не представляет ничего аппетитного.

Не говоря о том, что устроить поджог можно было и ночью, чтобы обойтись без жертв и ненужного скандала. Соображения же ректора о трех студентах, якобы спаливших альма-матер и подавшихся в бега, иначе как попыткой переложить вину с больной головы на здоровую не назовешь.

Я уверен на сто процентов: парни сгорели заживо. Правда, пожарные уверяют, что буквально на коленях исползали четвертый этаж, просеяли весь пепел и не нашли следов погибших. Но это ровным счетом ничего не значит. В том же Сыдыбыле нашли тела лишь 15 сгоревших детей. Они сохранились потому, что пожарные приметили их среди обломков и принялись целенаправленно поливать водой. 7 тел так и не нашли. Криминалисты мне тогда объяснили, что при подобных пожарах температура поднимается до 2000 градусов. В таком пекле плавится даже чугун, а кости рассыпаются в прах.

Как ни банально это звучит, скорее всего, институт загорелся из-за окурка. В пустой аудитории, вероятно, наскоро перекуривали студенты, прогуливающие лекции (больше некому, вход в институт по студенческим билетам), а потом бросили незатушенный “бычок” в щель пола. Вот и докурились.

На те же грабли


Самое обидное в этой истории: трагедии не было бы, выполняй руководство института требования пожарной безопасности. Всего-то и требовалось: держать свободными обе лестницы, ведущие с этажей. Но в здании располагались 10 арендаторов, которые по-хозяйски отвели одну лестницу под свои нужды и закрыли вход на институтский этаж железной дверью. Ее пожарные вскрывали целых 20 минут.

- Произошло все как в учебнике, - рассказал сотрудник МЧС, дежуривший возле сгоревшего здания. - Огонь отрезал студентов от единственного выхода, а второй оказался закупоренным. Это не халатность, это бабки - желание заработать деньги, наплевав на остальное... Кстати, мы наступаем на одни и те же грабли. Точно такая же ситуация была в 2003 году при пожаре в общежитии Российского университета дружбы народов (РУДН). Выходы на запасные лестницы были завалены коробками и мешками с вещами жильцов. Этот хлам не давал людям возможности выбраться на улицу во время пожара, они были вынуждены выпрыгивать из окон...

Не хочется заниматься охотой на ведьм, виновным придется за это ответить. В свое время за пожар в РУДН к реальным срокам заключения приговорили только офицера МЧС, инспектора Пожнадзора Павла Лопина (два года лишения свободы) и проректора РУДН Евгения Куницына (полтора года колонии-поселения). Остальные обвиняемые по делу, по сути, отделались испугом - получили от 2,5 до 3 лет условно. Возможно, на этот раз приговоры будут более суровыми. Потому что с бардаком в вузах, который приводит к гибели наших детей, действительно пора кончать.


Крови много не бывает


Через несколько дней после трагедии руководитель столичного департамента здравоохранения АНДРЕЙ СЕЛЬЦОВСКИЙ проанализировал действия социальных служб при пожаре в Институте государственного и корпоративного управления:

- Трагедия на 1-й улице Машиностроения потребовала от всех ликвидаторов колоссальных усилий. Первая машина “скорой” прибыла уже на 6-й минуте бедствия. Я сам был на месте происшествия через 15 минут после сообщения на пульт скорой помощи о пожаре. Всего на место происшествия приехало более 20 машин, которые в течение 50 минут увезли в городские больницы и НИИ им. Склифосовского всех пострадавших. Это весьма высокий показатель оперативности, особенно в условиях пожара такой высокой категории сложности. Так что некоторые нарекания о якобы медлительности карет “скорых” в этой ситуации беспочвенны и несостоятельны. В течение суток по городу одновременно курсируют более 800 машин с бригадами скорой помощи. А помимо пострадавших в различных авариях и получивших различные травмы они перевозят еще и больных на гемодиализ - это порядка 400 человек в сутки. “Скорая” также перевозит рожениц и специалистов-консультантов, которые требуются на срочные операции в разных концах города. В Москве находится 154 стационара, из которых 30 оказывают помощь при чрезвычайных ситуациях, а 20 из них принимают на себя первый удар при чрезвычайных ситуациях. Сегодня город достаточно оснащен всем, включая медикаменты, растворы и компоненты крови. Несмотря на то что сейчас на карантине находится 17 тонн крови, я всегда говорю: “Крови много не бывает”, ведь мы не можем знать заранее, что случится в столице завтра, поэтому всегда рады каждому донору.

Андрей Полунин


Просмотров: 613
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.