Сегодня 28 июля 2017 г., пятница, 16:09USD 59.54 0.1334EUR 69.67 0.0373
Статьи газеты «Мир новостей»

Сергей Плотников

16 мая 2013
hits 995
Сергей Плотников

КРУЧЕ КРУЧИ

Героический капитан Волошин в телесаге «Две судьбы», бравый майор Синицын в «Кадетстве», легендарный нефтяник Буров в киноромане «Большая нефть» и, наконец, крутой начальник битовского РОВД Степан Круча в энтэвэшном хите четырех минувших сезонов «Мент в законе»... Сегодня Сергей Плотников, пожалуй, единственный актер, чьи образы на экране на все сто соответствуют современным представлениям о настоящем герое - мужественном, сильном, умном, неподкупном... Таких враги боятся и уважают, а женщины любят. Но самое удивительное, что он и в жизни очень на них похож.

- Сергей, вы теперь нарасхват?

- Все-таки 60 серий «Мента в законе» подряд - это сильно! Целый месяц Степан Степанович Круча был на экране ежедневно - с 7 до 11 вечера... Мне предложили сразу две главные роли в театре. На носу премьера спектакля, где я играю, можно сказать, еще одного «мента в законе», начальника угро Тульской губернии, настоящего фаната сыска Муратова, правда, жившего в... 1863 году.

- В вашей фильмографии первой значится лента Тимура Бекмамбетова «Пешаварский вальс»...

- Верно, но я об этом фильме стал немножко забывать... Если не ошибаюсь, начало 90-х. Кинодебют - и мой, и Тимура. Причем он эту картину начинал художником, заканчивал режиссером... Точно, 1991 год! Я как раз только выпустился из Школы-студии МХАТ, тут же позвали сниматься. Помню, поймал себя на мысли: стану киноактером. Ни фига! С 1991 по 1999 год как отрезало.

- Почему?

- Думаю, тогда я еще не родился как образ. Я носил длинные волосы... Вы бы меня не узнали! А когда начал седеть, коротко постригся. И в таком виде я вдруг стал востребован. Сам удивляюсь! Например, в «Цирке» мой герой отсидел десять лет вместо жены своего лучшего друга. Из-за нее под куполом цирка разбилась гимнастка, «я» взял ее вину на себя... Потом была роль полковника Анатольича в ленте «Замыслил я побег» по роману Полякова. Я сыграл офицера, которого за его же принципиальность и честность выперли из армии. Затем в сериале «Две судьбы» - капитана Волошина, еще одну героическую личность. В знак протеста, что его корабль хотят пустить на металлолом, он «захватил» свое судно, отсидел.

- Вот так шло рождение, становление образа?

- Да! Я стал играть людей, которые, скажем так, пострадали от власти или трагической случайности, но при этом для них понятия доблесть, честь, совесть, достоинство - не пустой звук. Такой мой образ пришелся ко двору.

- Ваши герои - настоящие мужики... Именно таких на экранах не хватает.

- Кстати, на эту тему... Когда в числе еще нескольких однокурсников я показывался во МХАТ, нас смотрело правление театра - Олег Ефремов, Иннокентий Смоктуновский... Троих взяли, а меня нет... Месяца четыре спустя Смоктуновский вручал нам дипломы об окончании школы-студии. Обычно Иннокентий Михайлович всех девочек целовал, а мальчиков обнимал. Помню, он меня обнял и на ухо сказал: «Жаль, что тебя не взяли. Там мужики нужны!» (Смеется.)
«Мент в законе»


- Вы ведь в театральный решили поступать поздновато - почти в 22! Почему вдруг решили круто изменить жизнь?

- Я активно занимался спортом - был чемпионом общества «Динамо» города Харькова по самбо, а по окончании школы - кандидатом в мастера спорта по плаванию. Но всерьез хотел быть врачом-хирургом. Но по своей любимой биологии я получил на экзаменах в мединститут три с минусом. Чтобы не терять год, поступил в физкультурный. Учусь, плаваю, вдруг звонят из медицинского и приглашают сразу на второй курс - как спорт­смена. Ставят одно условие: сдать экзамены за первый курс сейчас. Естественно, я загорелся - каждый день в шесть утра вставал, готовился. «Атлас Синельникова», «тысячи костей в голове» - выучить все это сложно было. Отец говорит: «Ты по вечерам походи ко мне в театр - отвлекись!» А папа был известным актером - его знал весь город. Я начал ходить... И «отвлекся» настолько, что бросил мединститут, окончил физкультурный и поступил в Школу-студию МХАТ на курс Александра Калягина.

- Есть китайское проклятие - «чтоб ты жил в эпоху перемен». Как актер репертуарного театра Et Cetera вы ощутили это в полной мере на себе?

- Еще как! В 1993-м, когда театр был создан, зарплаты еле-еле хватало на одного, а у меня уже была семья, сын. Одно время мы на пару еще с одним актером сидели в ларьке рядом с метро «Каширская» и продавали заводским работягам разбавленный один к трем спирт «Роял». Держал этот ларек выпускник литературного института. Потом нас пригласили торговать на черкизовскую толкучку, где стояли, я скажу вам, люди интересные. Например, попавшие под сокращение летчики-испытатели, хирурги, батюшка из церкви на Чистых прудах отец Михаил с женой, очень много музыкантов, литературоведов, искусствоведов и даже один гинеколог.

- Многие творческие люди в это время впадали в депрессию, спивались... Как вам удалось взять себя в руки?

- Просто хотелось жить, выжить, зарабатывать. Чтобы и ребенок был одет-обут, и мы с женой жили достойно.

- Сколько раз вы на полном серьезе хотели уйти из профессии?

- Один, в 1998-м. После дефолта у нас зарплата в театре упала настолько, что я не знал, как мне дожить до следующей. При этом я играл 24 спектакля в месяц. Тогда я написал Калягину письмо... Мы с Лешей Осиповым прочли в газете, что на бычьей ферме в Америке требуются разнорабочие - подбирать дерьмо за быками. Мол, гарантируется хорошая стабильная зарплата - 4-5 тысяч долларов. Я написал в письме: «Сан Саныч! У нас все есть - театр, спектакли, роли, любовь зрителей, жены, дети... Но у нас нет денег. И как так дальше жить, мы не знаем...» Хорошо, я это письмо не отдал и через какое-то время его выкинул.
- Уехали бы?

- Однозначно. Мы были уже на взводе, но в самый кульминационный момент у театра появились спонсоры. Зарплату сразу подняли настолько, что вопрос отпал. Так что Калягину спасибо! Если бы он тогда не подсуетился...
«Большая нефть»


- Как ощущаете себя в роли популярного, узнаваемого актера?

- Узнаваем я стал после «Двух судеб». Роль небольшая, но красивая получилась. Только фильм закончился, я отправился на толкучку куртку покупать и, в какой бы павильон ни зашел, везде: «Ой! Капитан Волошин!» Конечно, приятно, когда тебя узнают...

- Братва уважает?

- Был случай в Сургуте во время съемок «Большой нефти», когда мы с Игорем Ливановым поужинали в ресторане и с нас не взяли денег. Мол, все оплачено. Недалеко за столиком сидел авторитетный человек, который, как оказалось, «держит» часть города, разруливает ситуации, которые менты не могут разрулить. Мы познакомились. И этот человек сказал, что «Мент в законе» - очень правильный сериал: «Ваш герой поступает «по понятиям», свое слово держит крепко. Уважаю».

- Сергей, так и хочется спросить... Вы как-то молчком о картине «Чемоданы Тульса Люпера», которую снимал ни много ни мало сам Питер Гринуэй...

- Когда меня спрашивают, есть ли в моей судьбе фактор удачи, я отвечаю: «Без удачи вообще никак!» 2002 год. Снимаясь в фильме «Замыслил я побег», совершенно случайно узнаю от нашей ассистентки по актерам, что Гринуэй запустил крупный международный проект, сам скоро приедет в Москву, а она будет у него переводчицей. Я взмолился: «На роль не претендую. Мечтаю увидеть Питера хотя бы одним глазком!» Мне он представлялся полубезумным, диким, с бородой, как у Карла Маркса... Через некоторое время - звонок: «Гринуэй приглашает тебя на пробы». Прихожу. Напротив в красивом сером вельветовом костюме сидит англичанин. Седой, без бороды, абсолютно европейского вида. Рассказывает про героя, на роль которого ему нужен актер: ему перебили ноги, отрезали язык, он живет под водой и зубами ловит рыбу для русского коменданта гарнизона. Задает мне вопрос: «Вы плавать умеете?» А я мастер спорта по плаванию! Прошу перевести, что могу три минуты сидеть под водой, проныривать 75 метров... Прощаясь, я поблагодарил Гринуэя за его фильмы. Вышел. Переводчица за мной бежит: «Он тебя утвердил!» Как потом оказалось, я был первым актером, которого он утвердил без проб...
- Вы сыграли этого героя?

- Сыграть-то сыграл... Но в итоге денег не хватило на подводные съемки, ради которых, собственно, он и взял меня. Я даже в воду не залез - все снимали в Лейпциге, в павильоне. Но эти четыре съемочных дня я запомнил на всю жизнь!

- Еще в вашей карьере были удачи, сопоставимые с этой?

- Да тот же «Мент в законе»! Я ведь туда попал тоже случайно. Отдыхал на Азовском море, звонок: «Сережа, есть роль в 24-серийке «Угро. Простые парни», четыре съемочных дня. Небольшие деньги, но роль отличная, жалко будет, если кого-то другого возьмут». Я ведь мог тогда сказать: «В кои-то веки вырвался в отпуск. Зачем мне на четыре дня его ломать за какие-то мизерные деньги?» Но я встал и поехал. Сыграл. А буквально через три месяца продюсеры «Угро. Простые парни» пригласили меня на роль Степана Степановича Кручи.

- Есть роли, которые вы откажетесь играть наотрез и почему?

- Знаете... Меня как только начинают пробовать на роль, скажем так, явно подонистого человека, я моментально не подхожу.

- Вы не можете сыграть подонка?

- Если честно, то сейчас мне даже не хочется пачкаться. Все-таки сегодня люди моих героев воспринимают как надежду какую-то. И мне этот мой имидж нравится.
На съемках фильма «Кадетство»


- Сергей, вы в прекрасной физической форме. Как вам это удается?

- (Смеется.) Это сейчас я вешу 73 килограмма. А несколько месяцев назад зашкаливало за 87. Понял: чтобы видеть красивые «кубики» на своем животе, тренажерного зала мало, надо сесть на диету. С тех пор поставил себе задачу: в шесть вечера ем последний раз, и больше никаких углеводов, сахара, хлеба, каш, уж не говоря о сладком. На сырых овощах и отварном мясе за два месяца скинул 15 килограммов. Жир ушел, мышцы остались. Ощущения - классные!

- В кино вы крутой, а в жизни какой?

- В жизни, конечно, не крутой. Я значительно мягче, добрее. Пожалуй, единственное, что роднит меня с тем же Степаном Кручей, так это надежность. В принципе я надежный и произвожу на женщин именно такое впечатление с первой минуты знакомства. Об этом говорила и жена моя: «Я сразу поняла, что на него можно положиться и как «за стеночкой» долго жить...»

- Если не секрет, часть вашего экранного образа - благородная седина - возрастная или приобретенная?

- Моя седина - это угрызения совести, которые я испытываю в течение долгих-долгих лет. Я оставлял своих женщин, уходил от них мучительно. Дело в том, что я всю жизнь искал свою вторую половину и вот нашел ее только сейчас. У нас с Дариной разница в возрасте - 28 лет. Целая пропасть! Но когда мы встретились и закрутился роман... Я увидел в ней то, что искал, - чистоту, искренность, способность любить... До этого я четырежды пытался найти семейное счастье. Не получалось.

- Это правда, что вы хотите много-много детей?

- Я вообще считаю: самое главное в жизни человека - это чтобы было много детей после него. У меня три сына. Старшему Илье - 19 лет, среднему Саше - 9. А младшему, нашему с Дариной Сережке, 15 июня исполнится год. Поэтому я очень хочу дочку. Жена пообещала, что обязательно эту мечту мою воплотит, - родит девочку. И не одну. Естественно, я хочу, чтобы это случилось пораньше, чтобы я мог и на их свадьбе погулять и чтобы увидел, как они встанут на ноги и что из них выйдет...

Андрей Колобаев


Просмотров: 995
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Следующая новость Павел Винник


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.