Сегодня 28 июля 2017 г., пятница, 12:11USD 59.41 -0.5000EUR 69.64 -0.041
Статьи газеты «Мир новостей»

Александр МАРШАЛ

16 мая 2013
hits 1663
Александр МАРШАЛ

ДВАЖДЫ ЛАУРЕАТ ПРЕМИИ ФСБ

Его давно называют «маршалом» российского шоу-бизнеса. Известный музыкант, композитор и певец, который в составе легендарной российской рок-группы «Парк Горького» в 90-е собирал и «ставил на уши» стадионы в Штатах, и после распада команды не потерялся. Взяв звучный псевдоним - Маршал, он начал сольную карьеру в России. Сегодня его можно услышать и на сцене в Кремле, и на военных крейсерах, и в горячих точках. Его песни «Орел», «Белый пепел», «Отпускаю», «Погоди, постой» знает вся страна.

Но мало кто знает, что родившийся в семье военного летчика Саша Миньков и сам поначалу мечтал о небе, даже поступил в летное училище. И прозвище Маршал получил там же - так его дразнили друзья-курсанты. Может, он и стал бы маршалом авиации, если бы не неистребимое желание профессионально заниматься музыкой. Кстати, детская мечта тоже вполне реализована: Александр - профессиональный пилот, при случае летает на самолетах Як-18Т, Л-29 и Л-39. И еще, по собственному признанию, в свободное от гастролей время любит попрыгать с парашютом.

- Александр, для многих женщин вы выглядите образцом настоящего мужчины - высокий, немногословный, сильный. И песни у вас соответствующие - так и хочется встать по стойке смирно и отдать честь.

- Для меня же образцом настоящего мужчины всегда был мой отец - командир эскадрильи, он всю жизнь учил людей летать. Он был спортивным человеком. Мощной личностью. Военный летчик - это обязывало. Кстати, глядя на отца, в свое время я чуть не пошел по его стопам - учился в Ставропольском высшем военном училище войск ПВО по специальности «штурман боевого управления», мог продолжить семейную династию. Но... Уже после второго курса я понял, что делать мне в армии нечего. Я же первые стихи начал писать еще в школе и первую свою музыку сочинил на стихи Пушкина, можно сказать, класса с седьмого с гитарой вообще не расставался. Поэтому довольно быстро сколотил рок-группу из курсантов, и мы начали выступать. Когда об этом узнало командование, оно быстро на моей военной карьере поставило жирный крест. О чем я, естественно, ни капли не жалею. Военное дело по большому счету меня никогда не прельщало. Зато страсть к самолетам осталась по сей день.

- Вы прошли прекрасную музыкальную школу для того времени: работали в Москонцерте, в популярных группах «Аракс», «Здравствуй, песня», «Цветы». Как попали в «Парк Горького»?

- Это было, когда я работал у Стаса Намина в «Цветах». В 1987 году Стас отвез демокассету с нашими песнями на Запад. Потом в Москву приехал менеджер, послушал нас живьем и решил, что на нас можно заработать хорошие деньги. Мы были в шоке: до этого я выезжал за границу только однажды, и то в Венгрию. А тут - сразу Америка. Мы уехали, записали несколько хитов и стали ездить по странам и континентам.

- Вы поехали в Америку на три года, а остались на десять. Какие самые экзотические воспоминания той поры?

- Самая захватывающая история случилась с нами в Нью-Йорке. Мы жили в симпатичном доме, на острове, прямиком за статуей Свободы. Но поскольку у «Парка Горького» закончился контракт с компанией «Полиграм Рекордс», за наше жилье стало некому платить. Закончились визы и деньги, у нас забрали арендованный автомобиль. Вскоре за неуплату нам отключили электричество, а осень в тех краях ух какая холодная. Света нет, холодильник не работает. Все мы чуть ли не в свитерах спим. Варили варенье из «райских яблочек», которые собирали с бесхозного дерева... Но молодые же, кровь бурлит, гениальных идей - миллион. В результате выкрутились так: купили кабель и... подключились к соседнему дому. Попросту воровали электричество у соседей.

- Это же для Америки - крутой криминал. «Русская мафия»!

- А что делать?! Так мы прожили месяца полтора-два, пока не пришел хозяин дома и не перекрыл нам кислород. Но мы, кстати, благодаря этому кабелю записали демоверсию своей новой пластинки. У нас в подвале была маленькая портативная студия, и с помощью ворованного электричества она работала. Сами мерзли, голодали, но записывали. Самое прикольное, что эта пластинка потом стала «платиновой»!

В Америке я и вправду многому научился и понял: все, что мы видим, на самом деле миф. Причем очень жестокий. А всем, кто верит в американскую мечту, могу сказать: манны небесной нигде нет.

- Это из Америки привезли свой свободный стиль в одежде?

- Сейчас, на мой взгляд, мода вообще зашла в тупик. Что ни надень - все нормально. А я в обычной жизни почти всегда так ходил: джинсы, майка... Я так круглый год хожу. Зимой - еще теплая куртка. И в машине, и в самолете, и в поезде удобно. Единственное, что в последнее время у меня появилось, - это несколько замечательных костюмов, в которых я выступаю на сцене.

- Но лет 30 назад, наверное, все было наоборот?

- Естественно! В молодости я делал вещи, которые сейчас для меня немножко диковатые. Всему свое время. В какой-то момент я понял, что больше никогда не надену на концерт блестящий или малиновый пиджак и немыслимые широкие штаны. Потому что мне 53 года, и, на мой взгляд, человек, занимающийся таким видом деятельности, достигнув определенного возраста, должен выглядеть на сцене более солидным, что ли. Костюм, белая рубашка, ну галстук. Хотя, может, я не прав... Вот Пол Маккартни приехал в Москву в костюме и кроссовках. И пошел в них на прием в Кремль. Я бы, конечно, надел туфли. Ну а сэру Полу, по-моему, все по барабану! Да и кто его, Маккартни, может куда-нибудь не пустить?

- Совсем недавно вы стали лауреатом премии ФСБ. За какие заслуги?

- Это уже моя вторая премия ФСБ. Я думаю, что получил ее за то, что у меня много патриотических песен о войне, и прежде всего за то, что побывал во всех горячих точках, видел своими глазами и поле боя, и госпитали, общался с ребятами. Именно с благословения молодых ветеранов я начал писать такие песни. Теперь это часть моей жизни.
С женой Наташей и сыном Артемом


- Часто оказывались в опасных, экстремальных ситуациях?

- Любая поездка в горячую точку - уже напряженка. Помню, в Боснии после концерта решили поужинать в сербском ресторане. Ехали туда в автобусе, а впереди нас БТР и сзади БТР. С нами в автобусе еще майор ВДВ с пулеметом и офицер с автоматом. Вдруг - выстрелы, нам закричали: «Все на пол!» Из-за темноты было непонятно, откуда стреляют... Подъезжаем к ресторану. Десантники зашли, проверили, нет ли кого. Потом запустили нас, а сами сели на входе, заняв круговую оборону. Пока мы ужинали, они там, на пороге, все время и просидели. И было от всего этого как-то не по себе: чувствовался запах войны, и кусок в горло не лез. Вокруг разрушенные здания, хаос. И надписи на каком-то непонятном языке, которые, как нам перевели, мягко говоря, ругательского характера.

- Помните самый сложный концерт?

- Несколько лет назад в Якутии мы выступали зимой на открытой сцене. На морозе-то вообще петь нельзя, а тут температура минус 35! Многие исполнители потом заболели... Думаю, этот концерт вполне мог бы войти в Книгу рекордов Гиннесса. А самый яркий наш концерт был еще в составе «Парка Горького» после Игр доброй воли в Сиэтле, куда в 1990 году нас пригласили участвовать в церемонии открытия. Мы выступали на огромной сцене, а за нашей спиной пел хор из трехсот детей. За кулисами мы встретились с бывшим президентом США Рональдом Рейганом... Хорошее время было.

- Вы были трижды официально женаты. Штамп в паспорте - для вас это важно?

- Теперь лично для меня абсолютно неважно. Я могу сказать такую вещь... Мой папа, царствие ему небесное, прожил с мамой долгую жизнь. Конечно, были и скандалы, ссоры, но родители всегда мирились. Однажды я его спросил: «Скажи, почему вы с мамой столько лет прожили вместе и не разбежались, не разошлись?» Он ответил: «Наверное, потому что меня никогда дома не было». То есть он постоянно летал: уходил засветло, приходил затемно.

Мне кажется, в браке очень важно найти ту золотую середину, которая называется взаимопониманием. Нужно находить компромиссы, идти на какие-то уступки, понимать человека, иначе ничего не будет... Вот сейчас мы с женой Наташей живем в разных местах. Она - в центре Москвы, я - за городом. И мы не разводимся, общаемся, остаемся друзьями. Я благодарен ей за то, что она поняла меня в непростой ситуации.

- Если не секрет, что за «непростая ситуация»?

- Дело в том, что я все время на гастролях. А когда возвращаюсь, мне надо побыть одному, потому что я постоянно с людьми, в каких-то общественных местах... Когда я дома, мне нужно писать песни или просто спать, отдыхать. А в Москве все время что-то происходит, кто-то постоянно является в квартиру - по делу или в гости. И я уехал за город, потому что мне так удобно. Мы с Наташей решили, что нам так обоим будет лучше. Более того, она мой директор - занимается моими концертами.

- Насколько я знаю, у вас ведь растет 13-летний сын Артем. Вы участвуете в его воспитании?

- Безусловно. У нас с ним крепкая мужская дружба. Но иногда, бывает, мне приходится с ним серьезно разговаривать, потому что он то заниматься не хочет, то дисциплину нарушает. Нет, я не ору, не кричу, просто словом, убеждением достигаю необходимого результата.

- Словом, давите авторитетом...

- Можно сказать и так.

- А вас отец когда-нибудь бил?

- Нет, ни разу не ударил за всю жизнь. Мама - бывало. Всем, что под руку попадется: ни слова не говоря - ка-а-ак врежет! (Смеется.) Очень хотела, чтобы я человеком стал. Это был такой нравоучительный порыв с ее стороны. Но, как показала практика, ремнем человечность не вобьешь. Сам я не сторонник физических наказаний для детей. Один раз, правда, было дело. Когда Артем был совсем маленький, я его по попе слегка стукнул ладонью сгоряча. Он что-то опрокинул там, залил... А вот до сих пор ладонь у меня горит, не могу себе этого простить. Он тогда расплакался...

- Вы уже более десяти лет в российском шоу-бизнесе, где, по мнению многих, талант - дело третьестепенное. По-вашему, в чем залог вашей популярности?

- Лично мне всегда в жизни сопутствовала удача. Я никогда ничего специально не планировал. Но каким-то неведомым образом оказывался в нужном месте в нужное время. Со мной происходили такие невероятные события! И словно бы сами собой. Я уверен, что ни у кого из успешных людей нет однозначного ответа на вопрос, в чем же залог. Наша жизнь - она такая необычная. Надо просто жить, стремиться, достигать, пахать...

- У вас необычайно напряженный гастрольный график. Да и специфика гастролей непростая. Что лучше всего помогает восстанавливаться?

- Пока не закрыли аэропорт Мячково, я, бывало, ехал туда, брал самолет и поднимался в небо. Помогало - не то слово! А теперь все чаще остаюсь дома. Мой любимый вид отдыха - спокойно полежать в тишине на любимом диване. В такие моменты я не читаю, не смотрю телевизор, даже телефон отключаю. Отпуск я стараюсь проводить с семьей. Стараемся побольше путешествовать по миру и бывать в экзотических местах.

- Вы выглядите моложе своих 53. Как удается?

- Наверное, только с виду. Как и все люди, старею. Единственное, что остается неизменным и юным, - это душа. И я иной раз вытворяю совершенно не присущие взрослому человеку вещи. Могу, скажем, ни с того ни с сего прыгнуть с парашютом или сигануть с крыши какого-нибудь дома. Видимо, это помогает оставаться молодым изнутри. Могу признаться, что чувствую себя на 20 с небольшим лет, с единственной разницей - иногда спина начинает побаливать. Иногда ловлю себя на мысли, что гастролировать становится все тяжелее: перелеты, недосыпы. Скажу вам честно, я концертную деятельность мог бы бросить уже давно. Но петь - это то, что я больше всего люблю. Я без сцены себя не представляю.

Андрей Колобаев


Просмотров: 1663
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.