Сегодня 22 июля 2017 г., суббота, 02:13USD 58.93 -0.1498EUR 68.66 0.6586
Статьи газеты «Мир новостей»

Оптимисты живут в глубинке

27 марта 2013
hits 2228

Как утверждают немецкие исследователи, у людей, не ожидающих от судьбы ничего хорошего, больше шансов дотянуть до глубокой старости, чем у вечных бодрячков.Но это у них, в Европе. А как, интересно, живем мы, россияне? Радостно и мало? Или тяжело и долго?


Западные ученые постоянно представляют пессимистов и оптимистов в каком-то экзотическом виде. Британцы обнаружили, что склонность человека к позитивному мышлению объясняется неспособностью его мозга правильно оценивать неудачи. Датчане выявили, что пессимистам свойственно страдать от аллергии, а оптимистам - от переедания. Американцы нашли ген, отвечающий за депрессии, и потратили 40 лет, доказывая, что нытики чаще умирают от сердечной недостаточности, чем весельчаки. Но теперь с ними спорят специалисты из Университета Эрлангена-Нюрнберга (Германия): “Пессимисты живут на 10 лет дольше, чем оптимисты”.
Пора спросить у российских исследователей - психологов и социологов: “А как выглядят оте­чественные оптимисты и пессимисты? Кому из них комфортнее в нашей стране?”


ЕСТЬ ТОЛЬКО МИГ. И, КОНЕЧНО, АВОСЬ
“По отчету Всемирной организации здравоохранения не видно, чтобы жизнь у российских оптимистов и пессимистов независимо от их настроений и способов восприятия мира была особенно долгой”, - замечает известный социолог Борис Дубин. За неделю до нашей беседы СМИ опубликовали не самые приятные данные: мужчины-соотечественники живут в среднем до 63 лет, женщины - до 74. А в некоторых регионах страны, как, например, в Хакасии, сильный пол едва дотягивает до 55, слабый - до 68. В немецкие схемы мы ну никак не вписываемся - в Германии средняя продолжительность жизни у мужчин - 78 лет, у дам - 83 года. Россия занимает последнюю строчку рейтинга среди 53 стран Европы и Средней Азии.
В международном “индексе счастья” (Happy Planet Index) она тоже не лидирует - находится на 122-м месте и радуется, что последнее, 151-е, досталось Ботсване.
“Однако, судя по последним социологическим опросам внутри страны, более 60% россиян чувствуют себя счастливыми. Более 50% верят, что каждый следующий год будет лучше предыдущего, - продолжает разговор об оптимистах и пессимистах Борис Дубин. - Несмотря на то что население выражает высокую степень недовольства уровнем коррупции, преступности и безработицы в России, низкими доходами и растущим числом мигрантов, отсутствием четкого государственного курса в политике, экономике и социальной сфере, у людей есть установка даже не на оптимизм, а на авось. Любые проблемы разрешатся, быт наладится, беды уйдут. Авось по-прежнему закон нашей жизни”.
Этот расчет на авось психологи называют наивным оптимизмом. По их мнению, современное российское общество так же инфантильно, как 16-летние недоросли. Выпускники школ надеются чудом сдать ЕГЭ и поступить в вузы, а взрослые полагают, что благополучие и благосостояние их семей может улучшить только фортуна - от реальных действий и поступков ничего не зависит. Многие “застревают” в наивном оптимизме с детства до критических отметок 63 и 74 года. И умирают, не успев повзрослеть.


РОЗОВЫЕ ОЧКИ ДЛЯ... СГЛАЗА
“Понятия “оптимизм” и “пессимизм” включают в себя два важных момента: позитивное и соответственно негативное ожидание будущего, - поясняет кандидат психологических наук, доцент Алтайской государственной академии образования Олег Сычев, - и отношение человека к настоящему, к своим успехам и неудачам. В России принято переоценивать, драматизировать собственные ошибки и обесценивать, принижать достижения. Это в наших традициях. Бабушки до сих пор наставляют внуков: “Достойный человек должен вести себя скромно. Никому не показывай, чего ты добился. Не хвались - сглазят”. Ни в какой другой европейской культуре сглаза не существует. Негатив, постоянные жалобы на горькую судьбинушку, пессимизм вызывают у россиян большее понимание, чем чужой успех. Слава, богатство, умение радоваться жизни раздражают окружающих: “Что-то ты, брат, жульничаешь”. Мы попадаем под влияние своих референтных групп, социальных слоев и неизбежно теряем личный контроль - индивидуальное стремление к успеху и объективную самооценку. Недостаток чувства контроля убивает надежду. Отсюда в российском обществе нынешняя бытовая безнадега и беспросветность. Эту парадоксальную особенность русского пессимизма точно охарактеризовала психолог Соня Любомирски. Она провела детство в России, потом переехала в США, стала там профессором Калифорнийского университета. Любомирски не раз писала, что у нас в стране не принято говорить о счастье”.
По мнению автора учебного пособия к спецкурсу “Психология оптимизма” Олега Сычева, пессимистов в России больше, чем тех, кто верит в лучшее. Но, увы, нет методик, эквивалентных западным, для определения их количества. В основе же отечественного жизнелюбия лежит не столько желание смотреть на мир сквозь розовые очки, сколько инстинкт самосохранения.


ВОЗРАСТ СЧАСТЬЯ
Доктор психологических наук, профессор кафедры социальной психологии Костромского государственного университета имени Некрасова Татьяна Крюкова изучает российских оптимистов и пессимистов более 20 лет.
“Интерес к теме появился, когда я ознакомилась с работами одного австралийского ученого, - вспоминает Татьяна Леонидовна. - Вступила с ним в переписку... Чуть позже мы со студентами начали проводить свои исследования. Их итог - две диссертации и 15 дипломов. Нас интересовали разные социальные группы. Сельских школьников, к примеру, сравнивали с городскими. Уровень оптимизма в ребятах из глубинки оказался выше, чем в их костромских сверстниках, и, к сожалению, жизнь довольно сильно по ним ударила. Да, оптимизм помогает сохранять хорошее настроение, не впадать в депрессию, но он создает иллюзии. Пессимисты в критических ситуациях, при неудачах, поражениях ведут себя более адаптивно”.
Затем Крюкова и ее помощники общались с пациентами, страдающими сахарным диабетом и сердечно-сосудистыми заболеваниями. И выяснили, что оптимисты-диабетики охотнее соблюдают предписания врачей, добросовестно принимают лекарства, тогда как пессимисты не верят в исцеление и совершенно не слушают специалистов. Но оптимисты-сердечники из-за своей беспечности быстрее стараются встать на ноги после сложных операций, что не менее опасно для здоровья.
“Самые неожиданные результаты мы получили, когда работали с пожилыми людьми. С теми, кто находится в домах-интернатах и в семьях, - уточняет профессор. - Всем им было за 70. Знаете, что удивительно? Плохое настроение, чувство одиночества в большей степени испытывали семейные пенсионеры. Ненужность, потерянность они ощущают острее, чем обитатели интернатов. Почему? Люди, рожденные до и после войны, обладают коллективистским сознанием. Они привыкли быть в центре событий, среди коллег. После выхода на пенсию их круг общения сузился. Дети мыслят иначе: они индивидуалисты. Возникают скрытые и явные домашние конфликты. А у тех, кто живет в интернатах, есть обида на отказавшихся от них родственников, но нет резкой перемены в их поведении и окружении. Их мир и сознание не ломаются”.
“Не ошибитесь с выводами. Это всего лишь паттерны - образцы поведения”, - предупреждают московские и питерские психологи. Хотя соглашаются: и в российском обществе в 1990-2000-х годах из-за перехода от коллективизма к индивидуализму вырос уровень пессимизма. Чтобы его снизить, не нужно увеличивать количество казенных учреждений в стране или объединять людей в толпу. Достаточно дать всем возрастным группам возможности для самореализации и полноценного участия в экономической, политической и социальной жизни страны.


СОРНЯК С ПРИНЦИПАМИ
Петербургский психолог Сергей Шаврин пытается переучивать пессимистов на оптимистов. “Многие в России живут по шаблону. Здесь - очень плохое, там - очень хорошее. Посередине - пустота. Но у жизни-то нет стандартов, она многофакторна, - убежден Шаврин. - Ты думаешь, для тебя наступила черная полоса, а в ней надо разглядеть светлые проблески, которые могут качественно улучшить твой быт или карьеру. Мне не нравится деление людей на пессимистов и оптимистов. Я люблю реалистов. Они и живут легче, и общаться с ними приятнее. У российских реалистов психология сорняков: “Все! Воды не будет - растем, цветем назло обстоятельствам”. Отличная позиция. Не стоит акцентировать внимание на негативных событиях в стране и мире, на дурацких нововведениях, надо просто жить. И жить со вкусом, впитывая каждую “каплю” позитива”.
“Пессимизм - не каинова печать, не судьба, - поддерживает коллегу кандидат психологических наук Юрий Левченко. - Отношение к настоящему и будущему можно перелицевать. Для этого надо себя воспитывать, почаще улыбаться и стараться думать о лучшем. А мы изо всех сил заражаем друг друга пессимизмом и безысходностью. Оптимизм вырабатывается как характер и закаливается как организм. Веришь в доброе, радужное - все сложится прекрасно. Зацикливаешься на мрачном - на тебе по полной программе! Это как идти по мартовскому льду и трястись: “Наверняка упаду”. Разумеется, упадешь. Ты же так этого хочешь”.


Анна Бессарабова
Карикатура А. Хорошевский

Просмотров: 2228
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Следующая новость Молодым везде у нас халява?


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.