Сегодня 23 июля 2017 г., воскресенье, 21:59USD 58.93 -0.1498EUR 68.66 0.6586
Статьи газеты «Мир новостей»

В Москве объявлена воздушная тревога

16 мая 2013
hits 2868
В Москве объявлена воздушная тревога

Минприроды опубликовало доклад о состоянии экологии в стране. Москва в этом докладе попала в список самых грязных российских городов.

Как же вдруг Москва оказалась в одном ряду с городами-заводами: Волгоградом, Братском, Норильском, Новокузнецком и Нижним Тагилом? Оказывается, ничего неожиданного тут нет. Министерство природных ресурсов и экологии еще в прошлогоднем докладе (по результатам 2009-го) предупреждало, что ситуация с московским воздухом критическая.

ВЫХЛОП ВМЕСТО ВОЗДУХА

Москва и Московская область в 2010 году были общероссийскими рекордсменами по выхлопным газам. В столице автомобили выбросили в атмосферу 890 тыс. тонн загрязняющих веществ, в Подмосковье - 730 тыс. тонн. Чтобы как-то ощутимо представить себе эту массу, знайте, что 890 тыс. тонн - это, например, годовой намолот пшеницы в Ростовской области.

Так вот, «автомобильный выхлоп» Москвы и Подмосковья в 2010 году оказался больше, чем выбросы всей промышленности Центрального федерального округа в целом. Подмосковные и московские предприятия с автомобильным фактором даже сравнивать смешно - там всего-то 204,6 тыс. тонн и, соответственно, 62,9 тыс. тонн воздушных выбросов. Это со всеми ТЭЦ и мусоросжигательными заводами.

Причем ситуация с машинами прогрессирует. В аналогичном докладе Минприроды 2009 года стояли такие цифры: 850 тыс. тонн вредных выбросов для Москвы и 510 тыс. тонн для области. Уже не первый год столичные исследователи транспортных потоков отмечают не утренний и вечерний часы пик, а дневное плато. То есть с утра и до позднего вечера ситуация на дорогах почти не улучшается.

В столице автомобили выбросили в атмосферу 890 тыс. тонн загрязняющих веществ, московские предприятия - 62,9 тыс. тонн.



НЕ ТАК ПОСЧИТАЛИ

- Измерения для доклада произведены некорректно, мы давно уже боремся с этой методикой, после каждого доклада возражения пишем, - настаивает директор «Мосэкомониторинга» Евгения Семутникова. - Авторы используют сеть лабораторий Росгидромета. Автоматических станций у них нет, поэтому все пробы берут вручную: один-два, ну не больше четырех раз в день. Происходит это в рабочее время, то есть они попадают на суточный пик автомобильных выбросов, когда все показатели в 10-15 раз выше. Кроме того, все станции у них расположены рядом с автострадами, что тоже влияет на результаты измерений.

«Мосэкомониторинг» - это подчиненное московскому Департаменту природопользования и защиты окружающей среды учреждение. Оборудование у него действительно самое что ни на есть современное, какое может позволить себе богатый московский бюджет. И рациональное зерно в словах его директора тоже есть. Некоторые автоматические станции самого «Мосэкомониторинга» стоят в глубине жилой застройки, и там уже данные по воздуху гораздо лучше. А жизнь подавляющего большинства людей все-таки не проходит целиком и полностью у автострады.

- Не стоит ставить Москву в один ряд с Норильском, - считает Евгения Семутникова. - Если сравнить Москву с другими большими городами: Парижем, Лондоном, Нью-Йорком, Гонконгом, то по одним параметрам у нас будет хуже (например, по оксидам азота, углеводородам), а по другим (например, по озону и взвешенным веществам) лучше. С серой у нас тоже сравнительно хорошо, превышения бывают только тогда, когда на ТЭС жгут резервное топливо - мазут.

По данным «Мосэкомониторинга», прошлый год для московской атмосферы прошел более-менее хорошо. Повезло, что почти не было погодных аномалий. Из-за этого годовые показатели по пыли упали не только в сравнении с катастрофическим 2010-м, но и с относительно спокойным 2009-м.

А вот там, где все зависит от человека, тенденции неприятные. Вблизи автострад подскочили выбросы угарного газа. Пока еще только до 0,4 от предельно допустимой концентрации, но хорошего тоже мало.

ШАНСЫ НА УЛУЧШЕНИЕ

- Да, объем автомобильных выбросов увеличивается, но не настолько, чтобы переход на Евро-4 не отыграл ситуацию на несколько лет назад, - считает директор «Мосэкомониторинга».

Другая возможность снизить нагрузку на московскую атмосферу - борьба с предприятиями-нарушителями. Городские экологи убеждены, что объемы промышленных выбросов в государственном докладе занижены, поскольку данные зачастую предоставляют сами предприятия. А данные у них часто фальшивые. Тут показателен пример 2011 года, когда департамент природопользования добивался в суде закрытия цементного элеватора в Печатниках.

- Очень трудно было доказать, что именно элеватор - причина загрязнения, - вспоминает глава департамента Антон Кульбачевский. - В суде они говорили: «Это не мы, это стройка по соседству».

Пылил, конечно, элеватор. Уже три месяца как он закрыт, и состояние воздуха в округе заметно улучшилось. Но главная головная боль экологов - это Московский нефтеперерабатывающий завод.

- У меня есть четкие данные за последние два года: частота и продолжительность выбросов на МосНПЗ растут, - заявляет Евгения Семутникова. - В 2010-м, еще до пожаров, был случай, когда рядом с ним ПДК по сероводородам оказалась превышена в 20 раз. Есть серьезные основания полагать, что они занижают свои выбросы. Вот косвенное тому подтверждение: до 2008 года в их отчетах фигурировала цифра под 40 тысяч тонн, с 2008-го - втрое меньше.

Беда в том, что завод - важнейший московский налогоплательщик и очень многое сходит ему с рук.

РЕКИ ГРЯЗНОЙ ВОДЫ

Если верить докладу Минприроды, состояние Москвы-реки тоже ухудшается. В 2009 году она в пределах города была просто «грязной» («грязная» в данном случае не оценка внешнего вида, а термин, означающий третий класс загрязненности). Теперь до Курьяновских очистных сооружений московской канализации река просто «грязная», а ниже - «очень грязная». Дело в том, что канализацию хорошо чистят от органических загрязнителей, а химические остаются.

Притоки, впадающие в реку в пределах Москвы, тоже либо «грязные», либо «очень грязные».

Главная же беда - неспособность водоемов к самоочищению. Связано это с весьма сомнительными методами реабилитации малых рек, практиковавшимися в Москве совсем недавно. Обычно речке или ручью укрепляли берега габионами и удаляли всю прибрежную растительность (тростник, рогоз и т. п.), которая обычно и поглощает загрязнения.

В 2011 году в Московской области в пределах первой бетонки площадь застройки впервые превысила площадь лесов.



НЕГДЕ ОСЕСТЬ

На самом деле проблема московского воздуха - это далеко не только проблема растущих выбросов. Любая грязь потом должна осесть, но в Москве ей это сделать негде. Идеальный фильтр для атмосферы - растительность. Но ее, увы, становится все меньше. И речь тут не только о парках. Например, старые кварталы хрущевок - это зеленые места с большими деревьями. А новые микрорайоны, куда переселяют жильцов из сносимых пятиэтажек, гораздо беднее зеленью.

Кроме того, растительность подвергают разного рода «окультуриванию». Леса превращают в парки (самый вопиющий пример - «Царицыно», где вырубили весь подлесок), луга - в газоны. Деревья в скверах и на бульварах нещадно стригут. В итоге все, конечно, аккуратнее смотрится. Но с грязью в воздухе такая потрепанная растительность справляется плохо.

И ладно бы только в Москве все это происходило. Была бы надежда, что свежий воздух принесет ветром. Увы, Подмосковье тоже превращается в один большой город.

- В 2011 году в Московской области в пределах первой бетонки площадь застройки впервые превысила площадь лесов, - констатирует заведующий лабораторией Московского региона ВНИИ охраны природы Борис Самойлов. - И это не загородная застройка, а полноценные дома. Вновь застроенные территории - бетонная удавка, которую надели на шею Москвы.

Город часто называют «каменными джунглями», но это неправда. По своим экологическим характеристикам город в средней полосе похож вовсе не на влажный тропический лес, а на пустыню. Асфальт и бетон отдают по ночам запасенное за день тепло. Влага на них не задерживается и вскоре после дождя смывается в реки. Уже доходит до того, что некоторые исконные для этого места виды растений не могут в нем нормально себя чувствовать.

- У нас в Москве перестала расти ель, потому что воздух летом слишком сухой и температурный режим поменялся, - рассказывает Борис Самойлов. - Наверное, судьба Норильска Москве в пределах нашей жизни не грозит. А вот превращение в полупустыню происходит уже у нас на глазах.

Если довести ситуацию до логического конца, город будет беззащитен перед любой атмосферной грязью.

Никита Аронов
"Мир новостей"


Просмотров: 2868
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Следующая новость О чем мы писали в 2011 году


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.