Сегодня 23 июля 2017 г., воскресенье, 20:06USD 58.93 -0.1498EUR 68.66 0.6586
Статьи газеты «Мир новостей»

Право на пруд

16 мая 2013
hits 1414
Право на пруд

Традиционное презрение наших людей к бизнесу и чужой собственности и встречно-наплевательское отношение бизнеса к интересам этих самых людей вылились в экологическую катастрофу локального масштаба. Крестьяне остались без привычной рыбалки, бизнесмен потерпел миллионные убытки, а один из чистейших прудов Курской области, похоже, погиб окончательно.
Еще несколько лет назад сегодняшняя лужа была прекрасным прудом


Вообще говоря, в село Ажово Железногорского района Курской области я ехал писать, как злой барин измывается над крестьянами, поскольку мне сообщили: некий злонамеренный бизнесмен по имени Виктор Мухин сживает со света целую деревню. Но действительность оказалась куда запутаннее.

НА РЕЧКЕ НА СМОРОДИНКЕ

“У нас лебеди тут были, бобры, ондатры, раки - все загубил... Помогите нам его остановить... Ребят маленьких с удочками гонял... Рыбачить не давал... Из травматического пистолета стрелял в воздух”, - наперебой жаловались мне ажовские мужики. Потом выдвигается вперед Валерий Тютрюмов, авторитетный дядька с седыми баками и побледневшим якорем на правом запястье, и выражает общую позицию: “Он нам пруд спустил под предлогом ремонта плотины, а на деле - чтобы силу свою показать. Потому что нормальная была плотина. А потом мостки заставил убрать и рыбу ловить не дает”.

Жаловались они на Виктора Мухина, предпринимателя, купившего плотину бывшего совхозного пруда. Точнее, формальный хозяин сооружения - ООО “Геопрофи” в лице сына Виктора Александра, а отец действует как его представитель. Но сути это не меняет, конфликтует-то с местными Мухин-старший. Всерьез его возненавидели этой зимой, после того как бизнесмен первый раз открыл задвижки и спустил воду.

Конфликтный пруд образовался в начале 70-х, когда местный совхоз решил запрудить речку с былинным именем Смородинка, и с тех пор плотину никто толком не чинил. Пруд использовали для поливки, а также разводили в нем рыбу. Ну и местные, конечно, купались, поскольку пруд оказался ровно посредине села Ажово. Потом случилась перестройка, совхоз превратился в ЗАО “Разветьевское” и получил плотину и поля в собственность, а землю под прудом - в бессрочное пользование.

Агония “Разветьевского” длилась до 2004 года, а потом сельхозработы свернули, и началась процедура банкротства. Имущество бывшего совхоза распродали по частям. Вот и Мухин прошлой осенью прикупил за 350 тысяч рублей плотину, рассчитывая разводить рыбу в пруду. Он, кстати, оказался одним из самых порядочных покупателей. Например, другой бизнесмен, приобретший оросительную систему, просто выдрал из земли трубы и сдал их вместе с насосами в металлолом. Но судьба сыграла с Мухиным злую шутку: когда уже в марте 2010-го “Разветьевское” окончательно ликвидировали, право пользования на участок под прудом бизнесмену не перешло. И получить эту землю в аренду у государства стало возможно уже только по решению сельского схода. А с местными бизнесмен к тому времени переругался.

ИСТОРИЯ НЕЛЮБВИ

Вот как это произошло: стоило плотине обрести нового хозяина, как появились инспекторы из Ростехнадзора и предписали собственнику быстренько провести ее капитальный ремонт. “Они мне объяснили, что у совхоза на починку все равно денег не было, а у меня есть”, - рассказывал мне Виктор Мухин, демонстрируя официальное предписание.

Делать нечего, собственник гидротехнических сооружений, если случится какая авария и пострадают люди, несет уголовную ответственность. Вот и начал предприниматель сливать воду из пруда, чтобы начать ремонт. Местные пришли возмущаться, но были, не будем отрицать, посланы подальше - Мухин считал, что все правильно делает.

Однако довести процесс до конца ажовские мужики не дали. Пока Мухина на месте не было (сам он живет в Железногорске), они во главе с председателем завалили сливные ворота донного спуска мешками с песком. Эмчеэсники потом дали заключение, что для того, чтобы ликвидировать последствия самоуправства местных, придется демонтировать часть плотины. Причем делать это надо срочно - зима выдалась снежная, в случае паводка в зоне затопления могут оказаться 26 домов, а паводковый водослив тоже поломан. Цена вопроса - несколько миллионов рублей. Денег таких у предпринимателя не было. В результате зимой Мухин с сыновьями решил рискнуть и самостоятельно разобрать завал крючьями. Им повезло, вода была благополучно спущена.

Что тут началось! Вой поднялся по земле Курской. Районная пресса билась за бывший совхозный пруд, почти как за озеро Байкал. Уничтожает, понимаете ли, предприниматель Мухин уникальный водный объект, губит биологическое разнообразие.

Тем временем этот Мухин починил плотину и попытался взять в аренду землю. Стоит ли писать, что крестьянский сход ему единогласно отказал. Администрация прислушалась к народному гневу и вовсю зарабатывала на нем политические очки. Глава района Александр Фролков чуть ли не каждую неделю выступал где-нибудь под лозунгом “Не отдадим пруд!”.

Виктор Мухин тем временем пытался отстаивать свои права в арбитраже. Он выдумал сложное построение на стыке логики и юриспруденции, доказывающее, что пруд на самом деле его. Примерный смысл построения в том, что собственность на плотину дает право аренды на землю под ней, а поскольку плотина не отвесная, а наклонная, то часть ее является также и дном пруда. Но участки земли под водными объектами неделимы, а отсюда и право арендовать весь пруд. Когда все это излагает сам Виктор Мухин, да еще и рисует схему дна твердым почерком, звучит очень убедительно. Но юристов не убеждает.

“Права на водный объект автоматически к собственнику гидротехнических сооружений не переходят, и это подтверждено всей судебной практикой”, - сказали мне в Железногорской прокуратуре. Но, поскольку Мухин уверен, что прокуратура против него и просто подыгрывает главе района, я решил уточнить ситуацию и у независимых юристов. Независимые юристы были солидарны с прокурорскими работниками.

“Ссылки ООО “Геопрофи” на нормы действующего водного, градостроительного и земельного законодательства являются необоснованными и представляют собой довольно слабую правовую позицию, - объяснила мне юрист Мария Бондаревская из компании “Юков, Хренов и партнеры”. - Нельзя связывать приобретение права собственности на пруд с покупкой гидротехнического сооружения, занимающего энную часть этого водного объекта, даже его дна, поскольку только приобретение в собственность земельного участка, расположенного под прудом, является правовым основанием для приобретения пруда в собственность. Неправильно отождествлять гидротехническое сооружение с прудом, действующее водное законодательство такого не предусматривает”.

Но, думается, Мухин всю эту псевдоюридическую конструкцию выдумал не для того, чтобы кого-то обмануть. Просто он человек упорный, и ему, похоже, нелегко признать, что с продажей плотины его оставили в дураках.

Занятная, кстати, особенность: Мухин убежден, что против него ведет какую-ту игру глава района и все остальные власти ему подыгрывают. А крестьяне уверены, что это у Мухина какие-то очень серьезные коррупционные связи. Обе стороны конфликта смотрят на жизнь примерно одинаково: везде, где закон не на их стороне, им видится коррупция.
“Не позволим заграбастать водоем”, - сказали селяне на сходе


ВЕРШКИ И КОРЕШКИ

Мужиков, кстати, понять можно: Мухин-то своей плотиной разрушает весь уклад здешней жизни. Как в Бангкоке или Венеции люди живут на каналах, так и все житье-бытье села Ажово вертится вокруг пруда (они его то и дело норовят назвать озером). Удивительное село, надо сказать, без единой коровы, даже кур не слышно нигде. Зато у каждого дома мостки, а у каждого рыбака - свои угодья.

После того как шесть лет назад окончательно загнулся совхоз, местные и не думали заниматься сельским хозяйством. Распродали паи за копейки и рыбачат себе день-деньской в свое удовольствие. Но как искупаться или порыбачить - это да, наш пруд, наше достояние. А чтобы плотиной заняться - это нет. И так, мол, сойдет.

В общем, сельская идиллия, только Мухин со своими бизнес-планами в нее не вписался. Уже судясь с администрацией по поводу аренды, неуемный предприниматель запустил в пруд 75 тысяч мальков карпа, чтобы время зря не терять. После чего потребовал у местных ловить другую рыбу, а карпа выпускать.

Но мужики с ним не согласны, они свято убеждены, что Мухин запустил рыбу в качестве компенсации того ущерба, который он-де нанес пруду из-за слива воды. Вообще логика у местных простая, как рыбалка бреднем. Лучше всего ее выразила местная жительница Нина Ивановна: “Плотина его, вот ею пусть и занимается, а в наш пруд не лезет”.

Почти как в сказке про вершки и корешки. Когда им это удобно, ажовские крестьяне превращаются в поразительных буквоедов. Акт зарыбления, например, им не тот, хотя никто не отрицает, что карпа Мухин все-таки запускал.

КОНЕЦ АЖОВСКОГО ПРУДА

“Ни одного хвоста не выловил! Понимаете, ни одного хвоста! Душа у меня совсем черная стала, чего вы трогаете меня с моей черной душой, - примерно такими словами приветствовал меня унылый Виктор Мухин. - Понимаете, все разворовали, все вытащили! Я-то думал: ну 25 тысяч карпов выловят, ну 50, мне все равно останется, внакладе не буду, а тут ни одного, понимаете, ни одного”.

Из его объяснений я понял, что Виктор не только мальков в пруд запускал, но и выбросил туда больше 100 тонн корма, всего около 3 млн рублей потратил. А когда осенью спустил пруд опять и поставил на месте слива рыбоуловители, то остался без улова вовсе.

“Ладно бы удочками ловили, они ж в основном сетями, - сетует предприниматель. - Смотрю как-то, один из местных совсем мелких карпиков наловил. Я его спрашиваю: ну на что тебе? А он мне: я не себе ловлю, а кошке”.

Про сети я охотно верю, сам видел обрывок рыбацкой сети на берегу, когда смотрел пруд. Он сейчас пребывает в состоянии грязной и мелкой замерзшей лужи. Берега завалены дохлыми моллюсками. И наполнять его по новой Мухин не планирует. Либо продаст плотину, либо, если не найдется покупателей, будет готовить ликвидацию объекта. Раз уж все равно от него одни убытки.

Погиб Ажовский пруд. Можно было бы, конечно, написать, что погубил его алчный бизнесмен. Но это было бы неправдой. Да, Мухин продолжает твердить о своих правах на пруд, таковых не имея; да, он ссорился с местными и пригрозил даже перекрыть идущую по плотине дорогу. Зато он был в Ажове созидательным началом: чинил плотину, разводил рыбу, старался какой-то продукт производить. А все остальные тем временем зарабатывали политический капитал и защищали свое право на сельское безделье.

Никита Аронов


Просмотров: 1414
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.