Сегодня 21 июля 2017 г., пятница, 11:53USD 59.08 -0.1595EUR 68.00 -0.2725
Статьи газеты «Мир новостей»

Подпольные ночлежки для покорителей столицы

16 мая 2013
hits 1216
Подпольные ночлежки для покорителей столицы

Далеко не каждый из приехавших в Москву в поисках лучшей доли может позволить себе даже съемную комнату на окраине безумно дорогого города. Решив выяснить, насколько плохо готовы жить люди, лишь бы остаться в столице, корреспондент “Мира новостей” побывал в обычных московских квартирах, превращенных в нелегальные ночлежки.

РАЙ, НО В ПОДЪЕЗДЕ

С койко-местами все происходит очень быстро: можно позвонить, через час приехать на просмотр, тут же на месте заплатить деньги и остаться. Поэтому уже к вечеру первого дня поисков я стоял у подъезда панельной новостройки в Восточном Бирюлеве. Чистый, ухоженный подъезд был украшен цветами, картинками и тряпичными куклами. Казалось странным, что в столь уютном месте притаилась подпольная ночлежка.

Называя консьержке номер квартиры, я ждал презрительного взгляда в лучшем случае. Но женщина дружелюбно спросила, почему не видела меня раньше, и рассказала, что люди в общежитии хорошие, скандалов почти не бывает. Не так давно один коечник вызывал милицию - у него украли ноутбук. А так все тихо.

Новая железная дверь могла ввести в заблуждение. В действительности дверь была единственной незамызганной деталью интерьера ночлежки. Мне открыла Наташа, за небольшую скидку работающая здесь кем-то вроде коменданта. Расхристанная, лет 30, с темными засаленными волосами, в неопрятном халате и салатовых шлепанцах на босу ногу. Она учится на бухгалтера и ищет работу.

За ее спиной открывался просторный коридор с оборванными обоями. На стене - городской телефон (большая, как понял позже, редкость для подпольных ночлежек). От двери разбегаются в разные стороны пять интернет-кабелей. Поперек коридора турник, на котором висят куртки на вешалках-плечиках. Вдоль стены бесконечный ряд обуви. Страшно неуютно.

В трех комнатах сейчас живут семь человек, но могут поместиться еще пять. Комната, которую предлагают мне, заставлена узкими железными кроватями, как больничная палата. Промежутки между ними - сантиметров по 70. Две кровати сдвинуты, там раньше жила семейная пара. Еще есть шкаф да одинокая табуретка - вот и вся обстановка. В углу спит в одежде какой-то парень, говорят, откуда-то с Севера, только вчера заселился. Остальные койки свободны, выбирай любую.

Потом Наташа показала ванную со стиральной машинкой и сравнительно чистый туалет. Двери обоих помещений носили следы крепких ударов. Убираются коечники каждый день по очереди, отлынивать нельзя. А еще запрещено пить, разве что бутылку пива после работы.

И действительно, несмотря на вечер выходного дня, трое жильцов сидели на кухне совершенно трезвые и мирно смотрели боевик. Тут были представлены самые разные профессии и регионы. Длинноволосый Сергей - вокалист из Владивостока. Стриженный под машинку Юсюф - строитель-монтажник из Уфы. На него уже не раз жаловались хозяевам из-за тихого пьянства, зато он одалживает всем перфоратор. Айнур с аккуратной прической на пробор здесь самый старший. Он из Грозного, работает мастером-мебельщиком, сам себе хозяин - индивидуальный предприниматель. Мог бы снимать и что получше, но не хочет.

- Здесь интереснее, можно вместе посидеть, - объяснил он. - А то буду точно так же телевизор смотреть, только в одиночку.

Я спустился в уже знакомый подъезд. После облезлой общаги он показался настоящим раем, хотелось поселиться прямо тут, на площадке первого этажа.

Месяц ночлежной жизни стоит 5 тысяч рублей, коммуналка за счет хозяина. Казалось бы, хорошая “трешка” в 80 квадратов, новый дом, от метро близко. Неужели нельзя сдать ее одной нормальной семье?

- За деньги, которые я собираю покоечно, не сдашь, я пробовал. Потом, вы же видели - квартира практически без мебели, - честно признался по телефону хозяин Ринат.

Ничего ремонтировать Ринат не хочет. Как живут люди, ему наплевать. Платят - и ладно.

КРАЙНЕЕ ПЕРЕНАСЕЛЕНИЕ

Вторая ночлежка оказалась в самом центре, на Никитском бульваре. Дом в стиле конструктивизма, окна на Музей Востока,

5 минут до метро “Арбатская”, 10 - до “Тверской”. От подъезда я позвонил по нужному телефону, и комендант самопровозглашенного общежития Людмила, тетка лет 50, выбросила мне в окно домофонный ключ.

В комнате, которую показали, насчитал четыре двухъярусные кровати. Кроме того, имелись телевизор на всех и компьютер, за которым сидел его хозяин, коротко стриженный светловолосый парень с тоненькой косичкой, как носил в свое время боксер Костя Цзю. Под русский рэп из динамиков Людмила указала на две койки и предложила немедленно ответить, остаюсь я или нет. Свободные места бывают редко, так что бери или проваливай.

Платить надо было 200-300 рублей ежедневно, в зависимости от срока проживания. А еще нужен паспорт, чтобы участковый мог проверить, не в розыске ли я. Лишних вопросов, заверила Людмила, задавать не будет, прикормлен. Однако стоило достать блокнот, как бдительная комендантша сама накинулась на меня с расспросами, кто я такой и для кого собираю сведения. Пришлось судорожно врать, что отчисленный студент, ищу вариант поприличнее. Людмила сменила гнев на милость и рассказала, как здесь все устроено. Оказалось, что тут настоящая казарма: в трех комнатах живут 30 человек, мужчины и женщины вместе. Почти все россияне. Все работают, кроме Гриши-студента. На эту ораву приходятся тесный туалет, ванная с заросшим плесенью кафелем, одна четырехконфорочная плита, один холодильник, микроволновка и стиральная машина-автомат. Стирка платная - 50 рублей.

Порядки тоже казарменные. Ключи от квартиры только у коменданта. В 5.30 дверь открывается, в 0.30 запирается на ночь. После этого попасть внутрь уже нельзя. Курить только на балконе, пить и водить посетителей запрещено. Зато убираться не нужно - это делает комендант. Она же раз в неделю меняет постель.

Спросил у Людмилы, как реагируют на них соседи по дому.

- Ругаются почему-то, жалуются, хотя мы все очень тихо себя ведем, - с некоторым удивлением ответила комендантша. Действительно, ну чего тут нервничать? Подумаешь, живет в “трешке” на втором этаже вдвое больше народу, чем во всем остальном подъезде...

КАМОРКИ ДЛЯ ВИПОВ

Последним я решил посмотреть то, что в объявлении именовалось “общежитием повышенной комфортности”. Четырехэтажку силикатного кирпича нашел у платформы “Красный Балтиец”. Дверь на первом этаже, звонок, сказал, что от Алексея, вошел и не поверил глазам. Поначалу я даже подумал, что перепутал объявления. Ведь говорилось, что вся мебель - новая ИКЕА, на фото были аккуратные кровати и уютный диван. А тут - облезлый дощатый пол, драные обои с пятнами грибка, ломаные шкафы, грязь и антисанитария.

Зато встретили меня на редкость дружелюбно. Студент спортивного колледжа Мурат в семейных трусах объяснил: общежитие исключительно мужское, поэтому из-за костюма тут особенно не переживают. Вообще обстановка оказалась максимально приближенной к студенческой общаге.

Как выяснилось, койко-места стоят по-разному. За 5 тысяч можно расположиться на одной из трех двухъярусных кроватей в большой проходной комнате, где диван и общий телевизор. В двух четырехместных каморках койка стоит на тысячу дороже. Но там зато поспокойнее, есть шкаф и обои новые.

За пределами ВИП-каморок квартира была совсем загаженной. В совмещенном санузле невыносимо пахло гниющими трубами. За старым одеялом, занавесившим проход в кухню, варил на плите пельмени веселый переплетчик Саша - среднего возраста мужчина в брюках и белой рубашке. Из каморки вылез здоровенный, но добродушный с виду небритый парень. Представился Юрой и позвал меня скорее переезжать, поскольку он любит футбол, а смотреть его по телику Юре не с кем.

Несмотря на общее дружелюбие, жизнь здесь суровая. Уборщица приходит раз в две недели. Белье меняют раз в 10 дней. На спиртное - табу, в самом крайнем случае позволено бутылку-другую пива. А еще иногда приходят милиционеры и срубают по 100-200 рублей за отсутствие регистрации.

БЕЗ “НУМЕРОВ”

Современные ночлежки оказались лучше, чем те, что описывали Горький и Гиляровский. В них есть даже блага цивилизации: телевизор, стиральная машина, интернет. Ведется повсеместная борьба с пьянством, и пусть зачастую и формально, но проверяют паспорта, что тоже, конечно, большое достижение.

А вот частной жизни в нынешних ночлежках стало еще меньше. “Под нижними нарами, поднятыми на аршин от пола, были логовища на двоих; они разделялись повешенной рогожей”, - писал Гиляровский. Это называлось “нумер” и позволяло хотя бы занавеской отгородиться от других. А у нынешних коечников вся жизнь на виду.

Многое осталось неизменным: грязь, косые взгляды соседей, воровство и милицейские поборы.

С подпольными ночлежками, конечно, можно и нужно бороться. Однако если есть спрос, то будет и предложение. Трудно привести общую статистику, этим никто не занимается, но бизнес процветает. В интернете полно объявлений с предложениями снять койко-места, есть даже специальный сайт. Так почему бы не легализовать нелегальные общежития?

- Мы - только “за”. Хозяева подобных квартир не заключают договора просто от нежелания платить налоги, - объяснил мне Алексей Кошелев, замначальника отдела аренды жилых площадей ГУП “Центр арендного жилья”. - Законодательство не запрещает сдавать части жилого помещения. Единственное ограничение - на человека по нормам общежития должно приходиться не менее 6 метров жилплощади. Ну и на коммуналке, конечно, сильно экономит недобросовестный хозяин квартиры. Если у него водосчетчики не установлены, а постояльцы официально оформлены, то за воду придется платить соответственно количеству вселившегося народа. И за вывоз мусора. И за пользование газом. А так расходы покрываются из городской казны, а ему - чистый барыш.

Никита Аронов


Просмотров: 1216
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Следующая новость Клуб одиноких носков


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.