Сегодня 28 июля 2017 г., пятница, 00:00USD 59.41 -0.5000EUR 69.64 -0.041
Статьи газеты «Мир новостей»

СОКРОВИЩА СТАРОГО РУССКОГО

16 мая 2013
hits 1277
Сокровища старого русского

Квартира пенсионера Павла Никифоровича Пропалова внесена во все туристические справочники о Смоленской области наряду с другими достопримечательностями края. Почти все местные жители бывали в гостях у Пропалова - приводили на экскурсию учителя. Но горожане нет-нет да и покрутят пальцем у виска: "Взбрело же мужику в голову в самой большой и светлой комнате своей квартиры создать музей поэта Сергея Есенина! Где Есенин и где мы..." Туристам, вдруг решившим посетить маленький городок Вязьму, настоятельно рекомендуют зайти в гости к бывшему фрезеровщику машиностроительного завода. О визите лучше заранее предупредить по телефону. Я поднимаюсь на третий этаж старого дома. Судя по состоянию подъезда, дому лет триста, на самом деле - послевоенная постройка. А разруха - постперестроечная. Рядом с квартирой никаких табличек, обычная дверь, да и сам хозяин встречает меня в домашних тапочках. Гостям разуваться не велит: "Все равно школьники натопчут".

Павел Никифорович отрепетированным движением приглашает меня взглянуть на первый стенд музея - детские годы поэта, книги, которые он читал. Все - подлинники. И вся жизнь поэта по периметру комнаты - первый сборник стихов, женитьба на Зинаиде Райх, встреча с Айседорой Дункан...

- В 1955 году я вернулся из армии, - рассказывает Павел Никифорович, - и заинтересовался стихами Есенина. Слышал, что был такой поэт, но ни одной строчки не читал. В свободной продаже книг не было. Единственный сборник стихов поэта в Вязьме в то время хранился в районной библиотеке, его даже на руки не выдавали, только в читальный зал. Я взял книгу, сел, прочитал, и стихи, что называется, легли мне на душу.

Мне захотелось больше узнать о поэте, но в официальных источниках информации не было, тогда я стал собирать редкие публикации, вырезать их из газет и журналов.

Интерес Пропалова к Есенину совпал с всеобщим увлечением библиофильством. Книга стала лучшим подарком. А в библиотеках абонентам, подклеивающим ветхие издания, выдавали большее количество книг на руки. Кто охотился за Дюма, те знают.

"Обычный читатель - рядовой, собиратель - офицер, а коллекционер - генерал", - объясняет мне Пропалов.

Он решил стать генералом.

* * *

12-дневный отпуск фрезеровщика Павел Никифорович проводил в букинистических магазинах Москвы и Ленинграда. Там же оставлял всю свою заводскую зарплату. Из книг по библиографии он узнал, что самыми ценными считаются прижизненные издания. И началась охота за редкими экземплярами есенинских сборников. На сегодняшний день известно, что при жизни поэта вышло в свет 30 сборников, в коллекции Пропалова - 28.

Все издания Пропалов хранит под стеклом, кажется, что сама мысль о том, что кто-то может прикоснуться и, не дай бог, испортить первое издание "Радуницы", датированное 1916 годом с личным автографом Есенина, приводит коллекционера в ужас.

В 70-х годах Павла Никифоровича стали приглашать в медицинское училище читать лекции о творчестве Есенина, а потом предложили сделать выставку, посвященную поэту.

Посетители в один голос убеждали Пропалова, что коллекцию необходимо выставлять постоянно, а лучше и вовсе передать городу. Но коллекционер побоялся, что в чужих руках коллекция погибнет, истреплется, исчезнет.

Долго добивался у властей, чтобы ему выделили отдельное помещение под музей Сергея Есенина. Но чиновники развели руками: мол, Есенин никогда в Вязьме не был и оснований для создания музея нет. "Наполеон тоже никогда не был на Кубе, - до сих пор горячится Пропалов, - а в Гаване существует один из лучших музеев Бонапарта в мире, и вся Европа ездит и восхищается!" Если так судить, то и Ленин никогда в Вязьме не был, однако же памятник стоит.

Но про Ленина в 70-х так сказать язык не поворачивался, а Наполеон - ну что за аргумент для советского чиновника. Где мы и где Наполеон...

И решил Пропалов создать музей в собственной квартире. В двух комнатах коммуналки места поэту не было, поэтому Пропалов стал "хлопотать" о том, чтобы ему выделили отдельную квартиру. Наконец сосед по коммуналке съехал, и в большой комнате вместо стенки, дивана и телевизора появились музейные стенды.

"Оформлением я занимался три года, - говорит Павел Никифорович, - сам мастерил стенды, хотя до этого плотницкими работами никогда не занимался".

На вопрос, не жалко ли было дефицитные жилые метры отдавать под музей, Пропалов отвечает стихами Маяковского: "Я бесконечно больше богат, чем любой Пьерпонт Морган!"

Его жена, Евгения Семеновна, обреченно машет рукой: "Жить невозможно в квартире, одна книжная пыль, сын из-за этого моряком стал".

Павел Никифорович горячей поддержки от жены и не ждет, благодарен, что не запрещает.

Впрочем, о себе и своей жизни Павел Никифорович говорит скупо, другое дело - поэт Сергей Есенин. О нем он может рассказывать бесконечно.

- Есенин любил шик, любил веселье, когда он приезжал на станцию Дивово, то брал самых резвых лошадей, чтобы домчаться до Константинова, кони неслись, бубенцы звенели! - Пропалов собрал и коллекцию бубенцов того времени.

А вот до родины поэта, села Константинова, Павел Никифорович долгое время не мог добраться. Есенинцы над ним даже подшучивали. И вот в годах 80-х Пропалов собрался.

- Моя Евгения Семеновна дала мне 150 рублей, чтобы я побывал на родине Есенина, - рассказывает Пропалов.

Но, едва доехав до Москвы, Павел Никифорович вновь оказался в букинистическом магазине. О своей тогдашней находке Пропалов и сегодня рассказывает как о небывалой удаче, ну словно клад нашел.

- Я смотрю и вижу - торчит уголок, я спрашиваю: "Уж не "Скифы" ли это у вас? А мне говорят: "Скифы". По тем временам отдал 130 рублей, хорошо, что были, сегодня я бы уже не смог купить, - радуется Павел Никифорович и показывает на раритет - альманах левых эсеров "Скифы", в котором собраны стихи всего поэтического света того времени: Есенин, Блок, Клюев...

Коллекционер теребит меня: "Почему вы не ахаете?! Почему не восхищаетесь?!"

* * *

Затем достает папку - в ней личная жизнь поэта. Все его женщины и дети.

- Сын Есенина Константин приезжал ко мне в 77-м, - рассказывает Пропалов, - мы с ним как-то сошлись, он гостил три дня в Вязьме. А на открытие уже не смог приехать, он тогда уже сильно болел.

Павел Никифорович перелистывает папку. "А вот та самая Шаганэ, ее уже нет, а имя ее знают потомки. Так что дружите с великими поэтами", - советует мне Пропалов.

Сам он мечтает о том, что "когда-нибудь Россия станет страной высокой духовности и экскурсовод расскажет, что у нас в Вязьме хранятся первые прижизненные издания Есенина".

И изумленные туристы с благоговением будут смотреть на реликвии.

"Поэзия - та же религия, где есть свои пророки и свои мученики. Мой музей - храм пророка Сергея Есенина, и каждый, кто приезжает в Вязьму, просто обязан посетить этот храм", - горячо проповедует Пропалов.

В советское время за общественно-просветительскую деятельность ему доплачивали 12 рублей к зарплате, два года назад платили две тысячи рублей. А в 2006-м местные чиновники дотацию закрыли. Сказали: "Музей частный, не хотите - не держите!"

Так что сейчас Пропалов содержит свой музей на пенсию фрезеровщика, о покупке новых экспонатов речи уже не идет. Частных пожертвований тоже не имеется.

"В мой музей приходят люди с открытым сердцем и чистой совестью. А откуда у таких деньги?" - рассуждает Пропалов.

О том, чтобы продать хоть часть своей коллекции, Пропалов и слышать не хочет: "Мой девиз: все в Вязьму, ничего из Вязьмы! Моя коллекция должна духовно обогащать город. Только вот люди не очень-то этого хотят..."

Но самое большое расстройство Пропалова - не материальные трудности. Несколько лет назад он заменил железный крест на могиле Галины Бениславской на надгробие. Эта женщина была очень предана Есенину при жизни, а через год после его гибели застрелилась на могиле поэта и была похоронена рядом.

Железный крест с могилы Бениславской Пропалов хранит в своей комнате, а вот надгробие на Ваганьковском решили потеснить. Кому-то хочется быть ближе к поэту и таким вот странным образом.

На прощание, еще раз внимательно заглянув в мое лицо, словно проверив, дойдет ли до меня, Павел Никифорович дарит мне ксерокопию обложки первого сборника Есенина с автографом поэта.

- Павел Никифорович, а свое любимое прочтете?

- Несказанное, синее, нежное...
Тих мой край после бурь,после гроз,
И душа моя - поле безбрежное -
Дышит запахом меда и роз.
Я утих. Годы сделали дело,
Но того, что прошло, не кляну.
Словно тройка коней оголтелая
Прокатилась во всю страну.
Напылили кругом. Накоптили.
И пропали под дьявольский свист.
А теперь вот в лесной обители
Даже слышно, как падает лист...


И напутствует: "Запомните! Если приехали в Вязьму - обязательно посетите храм поэта-пророка!"

Надежда Арабкина


Просмотров: 1277
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Следующая новость АЛИБИ на любой вкус


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.