Сегодня 26 июля 2017 г., среда, 17:47USD 59.91 0.0917EUR 69.68 -0.0189
Статьи газеты «Мир новостей»

Тоже люди

16 мая 2013
hits 712
Тоже люди

ЕСЛИ ДОМА БОЛЬШЕ НЕТ - ТЫ УЖЕ НЕ ЧЕЛОВЕК?

Есть в России город. И он не мал. Населением около ста тысяч человек. Только лучше туда не забредать: еще долго будет не по себе. Ведь в нем вместо домов с теплыми желтыми окнами - коллекторы, теплотрассы и голубятни. Вместо кроватей - куски стекловаты и картонные коробки. А на ужин подают объедки, выкопанные на помойке, и дешевую аптечную настойку боярышника. Тут разговоры состоят из вопросов, на которые нет ответа: “За что?”, “Почему так?” и “Что делать?” Тут всегда стоит тяжелый запах перегара, немытого тела и сырости. И въедающийся в кожу, словно деготь, взгляд любого из местных жителей, в котором вечные горечь и упрек. Жителей, у которых нет мнения, самолюбия, а порой даже имен.

Они как тени, которые вроде бы есть, а вроде бы и не существуют. Да и не существует, конечно, такого города. Но... все-таки он реален. И этот город рядом с нами, он размазан по нашим домам и улицам, по всему периметру глянцевой и снобистской столицы, невидимый нашим взглядам. Просто потому, что мы предпочитаем отворачиваться, чтобы не тревожить лишний раз свои глаза и совесть. Не видеть их рядом с собой - бездомных, которых, по неофициальным данным, в Москве сегодня живет около ста тысяч человек. Так называемых бомжей, внешний мир которых так уродлив, а внутренний иногда куда богаче некоторых из нас...

ПИСЬМА МЕРТВОГО ЧЕЛОВЕКА

У Виктора сегодня дом уже есть. Правда, это не совсем дом, да и не совсем его. Это дача, на которую его взяла жить семейная пара волонтеров после того, как прочла историю его жизни. Виктор - бродяга с огромным стажем - транслировал ее в интернете (www.gonchij.wen.ru) с мобильного телефона, проживая в самодельной избушке в лесу. Транслировал так талантливо, что его автобиографическая повесть просто взорвала разум тысяч людей, не оставив равнодушных. В ней Виктор подробно описывал каждый страшный этап своей жизни.

“Я бездомный, совершенно лишенный всяких человеческих надежд человек. Я уже два года живу в лесу. Я давно забыл, как вообще выглядят документы, удостоверяющие личность, и что с ними надо делать. Я не пьяница и не гуляка, документы я не пропил и не потерял - их у меня также забрало государство в лице “сотрудников” милиции. Сначала требовали 512 рублей, потом до полуночи пытали, потом просили взять на себя какой-то висяк, а поутру вышвырнули. Но уже без документов...”

Свой дневник Виктор вел несколько месяцев. В нем он подробно описал детство, когда умерла мать, интернат, где воспитанников избивали воспитатели, и, наконец, свое бегство, положившее начало его многолетним скитаниям. Описал так, что ком становится в горле, а прочитавший это человек никогда не осудит бездомного.

“Как-то при очередном избиении воспитательницей в интернате я, истекая кровью, все же считал количество деревянных плечиков, сломанных об мою голову. Кажется, я насчитал то ли 27, то ли 28. Мне тогда было около 12 лет. После поверхностного лечения (“мальчик упал - осмотрите его”) я все равно снова сбежал. Искать маму. Я все не мог понять, что мамы больше не будет, что посторонние люди не глюки, не временные какие-то грубые ко мне гости, что этот дом теперь чужой. Я снова и снова бежал от почти убивающего меня школьного населения”.

В этой “антологии жизни бездомного” можно прочитать обо всем: и о прокуратуре, и о милиции, и про согревающее тепло теплотрасс, и про “ад подъездов”. Но самое главное, что можно прочитать, - странную вещь о том, что никто из нас не застрахован быть проглоченным акулой-улицей.

- К нам в ночной автобус, - рассказывает врач православной службы “Милосердие” Дмитрий Осипенко, - попадали и директор фермы, и известные в прошлом артисты, студенты, офисные работники и просто работяги. Так что практически любой может оказаться в такой ситуации. Не надо зарекаться...

- Почти все бездомные, с которыми мы общаемся, - это жертвы рокового стечения обстоятельств, - подтверждает это Надежда Клюева, координатор “Службы помощи бездомным Каритас”. - Чаще пьянство, наркомания - это последствия того, что человек попал в безнадежное положение. Последствия битья в закрытые двери, презрения окружающих людей. Поэтому сегодня в нашем обществе главное - поменять отношение к бездомным людям. С этого и начнет исправляться ситуация с бездомными в нашей стране. Важно донести до общества, что они такие же, как мы, люди. Каждый бездомный - это судьба, личность, человек.
“Он всегда рисует только одно море. Дело в том, что он в “прошлой жизни” был капитаном дальнего плавания, имел четырехкомнатную квартиру в центре Москвы...”


МОЛЧАНИЕ СФИНКСА

...Человек идет по снежному полю. Страшная и гулкая метет метель. И бесконечная - краев не видно. Отчего-то он падает: от усталости ли, от безнадеги. Но снова встает с колен, чтобы идти дальше, - маленькая черная точка посреди белой озлобленной пустыни...

- Посмотрите, даже вопросов не возникает, что эту картину рисовал человек с высоким интеллектом, - говорит специалист по соцработе ЦСА “Марфино” Марина Харламова.

Действительно. Как все эти чувства и даже звук пурги, и даже страшный холод и ветер может передать обычный листок бумаги, где на белом фоне изображен лишь маленький черный крестик? Может, секрет в том, что белая пустыня - мазки масляной краски пальцами, а может - просто в таланте автора. Впрочем, в этом странном магазине живописи, где цены на картины может назначать сам покупатель, и от других полотен взгляда не оторвешь. Они словно впиваются в глаза. Независимо от сюжета каждая будто смотрит в душу. За каждой - судьба бездомного.

- Мы уже несколько лет проводим занятия творческих групп в центре социальной адаптации “Марфино”, - рассказывает Марина. - И вот однажды решили провести выставку. Неожиданно некоторые картины люди захотели купить. Так и родилась идея “Бездомного магазина”, где можно будет продавать картины бездомных людей.

Букет цветов, яблоня на фоне заката, рассохшийся пень, из которого лезет молодой росток, превращающийся в голубя. В большинстве своем рисунки очень напоминают детские. Только в них очень много боли, как если бы рисовали дети, которым больно. А вот море. Причем любой, кто видел, поймет: море далекое, темно-синее, почти сливающееся с небом, нигде не перечеркнутое полоской земли...

- Это картина Ивана, - продолжает Марина, - он всегда рисует только одно море. Дело в том, что он в “прошлой жизни” был капитаном дальнего плавания, имел четырехкомнатную квартиру в центре Москвы. Но вышло так, что однажды он застал эту квартиру пустой: от него ушла жена с ребенком. Ушла навсегда, не оставив возможности себя найти. И тогда с горя он начал пить - он любил их очень. Вот в это время прибилась к нему женщина, которая и “прокрутила” его. Сначала обменяли квартиру на трешку, потом на двушку. Потом он остался без дома. И вот уже четыре года Иван живет в приюте. Его история не исключение. Есть среди наших художников Валерий - переводчик с нескольких языков, есть Алексей - он геолог. Все они - жертвы махинаций с жильем.

- А как зовут автора “Белой пустыни”? - поинтересовалась я, заметив, что почти все картины подписаны и только особо поразившая меня просто отмечена крестиком.

- Он никогда не называет своего имени. И практически ничего не рассказывает. Просит называть себя Сфинксом и всегда молчит. Из его документов мы знаем, что его мать и он - очень образованный человек - тоже стали жертвами квартирной махинации. Я могу сказать вам только то, что картины Сфинкса продаются лучше всего. Но только выставлять мы можем не все. Через раз он рисует повешенного.
В большинстве своем рисунки очень напоминают детские. Только в них очень много боли, как если бы рисовали дети, которым больно


СРЕДИ ЛЮДЕЙ Я КАК В ПУСТЫНЕ

Это не единственный “практичный” проект волонтеров в отношении бездомных. Не хуже картин продаются носки, которые вяжут бездомные бабушки. Рукодельные домики, которые лепят бездомные подростки. Деньги небольшие, но даже их хватает, чтобы исполнить мечту бездомного человека. А эти мечты просты.

- Чаще всего просят купить сигареты, обувь определенного размера, очки, ну и варежки, шапки, носки - это особенно актуально, потому что все эти вещи у них одноразовые, - рассказывает Надежда Клюева. - Также просят восстановить документы, купить билет домой, найти работу.

Эти простые для нас вещи для бездомного зачастую огромная, трудная, неисполнимая мечта. Что уж говорить о привычных радостях жизни обычного человека.

- Все проекты членов сети “Если дома нет” прежде всего направлены на то, чтобы они почувствовали себя людьми, - продолжает Надежда Клюева. - Организация “Дом на пути” поздравляет бездомных с Новым годом - в новогоднюю ночь развозит ужин и подарки, в Рождество общество “Друзья на улице” накрывает стол в кафе. В приютах проводим концерты бардов, а в этом году планируем выпустить книгу с рассказами о судьбах бездомных людей. Очень помогает православная церковь.

В этом сегодня волонтеры - те, кто больше всего в нашем обществе занимается проблемой бездомных, - и видят выход для них. И для нас. Путь в принципе неоригинален: почти все их проекты - слепки с западных.

- Мы в России идем за поездом, а поезд уже давно уехал вперед. В Европе давно нашли решение, в каком направлении двигаться, и нам надо только брать пример, - говорит руководитель группы “Люди вокзалов” диакон Федор Котрелев. - Там регулярно устраиваются мероприятия, на которые приглашают совместно бездомных и представителей власти. Община святого Эгидия, например, может посадить за один стол мэра Рима и бродяг. А если мэр с кем-то сидит за столом, то это резонанс.

А что же наше государство?

- Того, что предлагает наше государство для решения этой проблемы, сегодня недостаточно, - считает Надежда Клюева. - В Москве есть несколько социальных приютов, но там всего полторы тысячи мест, чего на всех, естественно, не хватает. Да и рассчитаны они прежде всего на бывших москвичей, а ведь приезжих среди бездомных около 80%. Для сравнения: во французском Версале есть район, по размеру сопоставимый с нашим Зеленоградом; в этом районе около ста таких мест, где человек может переночевать, а у нас на всю Москву их восемь! Кроме того, сегодня очень нужны дневные реабилитационные центры, куда бы человек мог прийти поговорить с юристом, психологом, позвонить родственникам и попросить о помощи. Да просто погреться. Такой в Москве был один, но и он сейчас не работает. А жаль. Именно в таких местах можно было бы проводить с бездомными творческие занятия, от которых так много пользы.

В департаменте соцзащиты нас заверили: реабилитационный центр будет. Только вот, попытавшись выяснить когда, мы сами почувствовали себя в снежной пустыне или лесу. Или в людном городе, где никто тебя не видит и не слышит, а греет одно сердце...

Марина Алексеева


Просмотров: 712
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Следующая новость ВИЧеркнутые дети


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.