Сегодня 21 июля 2017 г., пятница, 03:45USD 59.08 -0.1595EUR 68.00 -0.2725
Статьи газеты «Мир новостей»

Потерянная память

16 мая 2013
hits 802
Потерянная память

65 ЛЕТ СНЯТИЯ БЛОКАДЫ ЛЕНИНГРАДА

9 Мая в России многие считают главным государственным праздником. Только есть у нашего патриотизма и другая сторона. Она порой попахивает таким равнодушием, что трудно дышать. Куда, скажите, девается наш патриотизм, когда мы, дипломатично опустив глаза, “проглатываем” Таллинского солдата? А когда сквозь пальцы смотрим на “канонизацию” Бандеры? Нынче “мусорный ветер” задул из Санкт-Петербурга. Причем в прямом смысле слова. Там власти нашли “отличное” место для крупного полигона твердых бытовых отходов: Синявинские высоты - гигантскую братскую могилу защитников Ленинграда, где до сих пор лежат десятки тысяч погибших солдат. Особого цинизма в ситуацию добавляет то, что все это происходит накануне 65-й годовщины прорыва блокады...
Иван Федорович Андреев - участник боев на Синявинских высотах


БЕЛАЯ ДОРОГА

Еще сонный в пять утра город оказался “принаряженным” к годовщине. Растяжки на Невском, изображающие лучи прожекторов и гордую цифру “65”. Фотоплакаты с изображением блокадного Ленинграда. И даже объявление в метро о концерте с участием Лещенко и Розенбаума, подытоженное пафосно-скорбным голосом диктора: “Я ЭТО помню! Я буду ЭТО смотреть!..” По всему видно, город чтит свою дату: 27 января 1944 года, когда советские войска прорвали блокаду. Мы же по пути в Кировск слушаем отнюдь не праздничный концерт.

- Кощунство они затеяли. Если промолчим, будет помойка на костях. А допустить этого нельзя. Эти кости ведь и за мою, и за вашу жизнь положены. А там их - тысячи...

Попутчик Геннадий Васильевич тоже ни свет ни заря едет в Кировск. Хоть после ночной смены сторожем на стройке надо бы домой, в Шлиссельбург. Но не до сна, когда такое творится. Шестилетним мальчишкой он попал в блокаду... Теперь рассказывает о своем детстве, пока мы смотрим в окно автобуса на белую от снега дорогу.

- Я все помню. И как немцы в город наш вошли. Тихо, как мыши. У них и форма такого цвета была, мышиного. Заезжали они партиями, на мотоциклах. И город тихо, без выстрела взяли: правительство-то наше последним пароходом уехало, нас бросило, -вспоминает Геннадий Васильевич. - Как мы, пять семей, выкопали в нашем огороде землянку с накатом, там и спасались от бомбежек, обстрелов.

Рассказывает попутчик, как чуть не умерли с голоду, но мать догадалась откопать в огороде шкуру коровы, которую отец закопал еще перед войной, и варить из нее что-то вроде студня. Ели лопух, лебеду, репейник. Как три года блокады они, дети, растаскивали и хоронили трупы. Немцев - в общую яму, своих - на Преображенском кладбище: стреляли немцы, стреляли наши из Шлиссельбургской крепости.

- Да уж, тут вся земля костьми посыпана, на всей территории от Гайтолова до Синявинского озера, - подключается к разговору другой попутчик, Николай Головкин, он, оказывается, тоже из Питера едет на митинг в Кировск, - мы, когда детьми грибы в лесу собирали, часто их находили: кости, черепа, оружие. Там шла единственная тропа, метров 300 от речки Черной. По речке росли белые грибы, в овраге - подосиновики, за оврагом - лисички. Дальше, за второй высоковольтной, было голубичное болото. И вот по этой тропе перед оврагом, на горке, были горы костей, просто открыто лежали, белели. Потом я прочитал воспоминания Никулина - ветерана войны ленинградского, - что это такое. Где написано, что по трупам, как по гати, бежали атакующие. Жуткая картина, все в воронках, колючая проволока, железки. И вокруг оскаленные черепа и кости, омытые дождями, белеют. Просто жуть, как это выглядело.

Но главное их общее воспоминание - секретная дорога. Ее строили наскоро, дотаскивая песок с того самого Преображенского кладбища, не отбирая человеческих останков. И потом, когда земля осела, вся она от костей была белая. По этой дороге людей эвакуировали в Екатеринбург, в Новгородчину. Едут теперь по заснеженному полю блокадные мальчики заступиться за когда-то спасшую их жизнь белую дорогу...

НА БЕЗЫМЯННОЙ ВЫСОТЕ

Два слова стоит сказать об истории будущей помойки. Конечно, не для тех, кто подписывал официальные документы, они наверняка ее знают. А для тех, кому 9 Мая придет в голову забавная мысль повязать георгиевскую ленточку на трусы.

Кратчайшая дорога к Неве от Гайтолова - Мги шла через Синявинские высоты, которые были сверхтщательно укреплены противником. Здесь, проще говоря, и был “затвор”, заперший умирающих от голода и холода жителей блокадного Ленинграда. Его надо было взломать. И вот цена. В Синявинской наступательной операции осенью 1942 года участвовали 156 927 солдат и офицеров. Немцы зафиксировали 12 370 пленных. Где остальные 141 348 воинов? Там, куда чья-то властная рука уже выслала мусоровозы...

- Территория свалки, строительство которой планируется в 88-м квартале Мгинского лесничества, здесь. - Краевед Алексей Курганов в Кировск, на митинг против свалки, приехал с раритетом - немецкой отчетной картой по состоянию на 22 сентября 42-го года, сверху на которую наложена схема будущего полигона. Судя по этому документу, свалка планируется точно на направлении главного удара, где полегло больше всего народу.

- В это время проходила одна из попыток прорыва блокады Ленинграда. Когда войска Волховского фронта двигались с востока в сторону Невы. Нева находится здесь, в 10 километрах, - продолжает краевед, все показывая на карте. - А с этой стороны, с Невского пятачка, войска Ленинградского фронта пытались также прорваться им навстречу, тем самым разомкнуть кольцо. А здесь стояла 11-я немецкая армия, основным назначением которой был штурм Ленинграда...

Наступающие части Красной армии столкнулись со свежими силами немцев. Месяц продолжалось здесь, на небольшом пятачке в 10 километров, в болотах, в штыковых и рукопашных схватках, кровопролитнейшее сражение, в котором наши войска несли страшные потери, а немецкие пулеметчики сходили с ума, нуждались в психологическом отдыхе, настреливая за день горы трупов. И... не выполнили русские свою задачу, не прорвались к Неве. Но именно этой ценой - ценой многотысячных жизней - удалось обессилить немецкие части, которые приехали для штурма Ленинграда. Так что больше ни о каком наступлении под Ленинградом для немцев не могла идти речь.

- Вот он, гребень Синявинских высот. И вот “котел Мерецкого”, названный по имени командующего Волховским фронтом, где немцы двумя ударами соединились, взяв в плен более 12 тысяч наших солдат, - показывает на карте краевед Курганов зону, обведенную фломастером. Это и есть граница будущей мусорки. - Когда закончилась операция, это было месилово, кровавое болото с рваными пнями. Куски окопов, блиндажей и останки павших солдат, каждый год здесь находят которых порядка 500-600 человек.

“НАПИШИ ЕМУ В БРАЗИЛИЮ...”

Страшные это цифры. Еще страшнее, если к каждой единице из тысячи поднести увеличительное стекло. Опасно смотреть - можно ослепнуть, как Александр Чупров, известный поисковик, потерявший зрение при взрыве мины, когда участвовал здесь в поиске непогребенных воинов Волховского фронта. Да и слышать больно.

- Со всех концов страны и из ближнего зарубежья приезжают сюда поисковики, чтобы найти останки земляков. Ведь в конечном итоге находим не кости, а судьбы. Трагические, страшные. Причем не только погибших, но и их родственников, семей, - рассказывает руководитель межрегиональной сводной организации поисковой экспедиции Сергей Панин. - Вот одна история, а таких тысячи... В 98-м году на Невском пятачке, на высоте 22-0, мы нашли несколько бойцов. Было видно: погибло какое-то непростое - не рядовое - подразделение. Двенадцать человек, и почти у всех - медаль “За оборону Ленинграда”, гвардейские знаки. Две медали “За отвагу”, орден Боевого Красного Знамени...

Найти бойца с наградой для поисковика удача: уже на третий день ребята знали, кто это, по номерам наград. Организовали прямую радиосвязь из леса с городом, на елке установив антенну и прямую связь по каналу радиосети. Оказалось, действительно бойцы это были непростые: отдельно сформированная рота из добровольцев-офицеров, бывалых, стреляных мужиков для взятия этой тяжелой, практически невозможной высоты. Все они погибли - пропали без вести. И вот спустя много лет нашлись.

- И вот нашли мы их родственников, договорились с местной администрацией и повезли на родину хоронить, - продолжает Сергей Панин. - Был там такой Ершов из Новгородской области Крестецкого района. Приехали в районный центр Крестцы. Похоронили с почестями героя на местном кладбище, рядом с матерью. А там младший брат его нашелся. Прошел он от Волги до Берлина всю войну. Старый такой, ссутулившийся дед. Но огромного, чисто русского роста! И вот после похорон сели мы помянуть героя. И зачем-то глава администрации тетрадь открыл - Книгу памяти Новгородской области. Я смотрю, а там... Ершов, Ершов, Ершов... С десяток человек с этой фамилией. “Кто-то из них ваша родня?” - спрашиваю сутулого деда. А он говорит: “Все”. Вы представляете?! Вся семья его! Вот что такое война! Один остался...

Только еще больше поразило поисковика другое. Когда дед выпил рюмку, подсел к нему поближе и вдруг спросил: “А что, брат мой действительно не струсил?”

- Задумайтесь! - впивается в меня собеседник покрасневшими вдруг от внезапных слез глазами. - Солдат, прошедший всю войну! Насколько было вбито людям в головы, что даже брат усомнился: а где его брат?! И это после того, как его нашли погибшим в месте, где шли страшные бои! А ведь 99% из тех, кого мы находим, это пропавшие без вести. А сколько историй про то, как относились к их семьям. Как бросали матерям в лицо: “А где твой Иван? На войне без вести пропал?! Ну тогда напиши ему в Австралию или в Бразилию”. Именно эти страны почему-то называли. Несколько раз я слышал...
Поисковики со всех концов страны находят не кости, а судьбы


А МУСОРОВОЗ И НЫНЕ ТАМ...

Только один остается после всего этого вопрос: как на таком святом, омытом кровью месте можно было додуматься соорудить помойку? С этим вопросом мы обратились к депутату Законодательного собрания Санкт-Петербурга Алексею Ковалеву.

- Дело в том, что эта местность, где планируется полигон, представляет собой памятник истории культуры, к сожалению, до сих пор официально не оформленный, - объяснил депутат. - Однако и это не дает права на такое кощунство. По Земельному кодексу РФ должны были быть предложены варианты размещения полигона. И эти варианты должны были быть оценены в обосновании строительства, в разделе проекта “Обоснование инвестиций”, который должен обсуждаться на общественных слушаниях. Однако в нарушение действующего законодательства, в том числе и законодательства Ленинградской области, выбран был один вариант. Причем более того. Сделано не только обоснование инвестиций, но и выполнен весь проект, несмотря на то что Кировский райсовет не принимал решения об отводе этого участка для проектирования строительства. Непонятно и то, почему бюджет Санкт-Петербурга выделил такие деньги на полную разработку проекта, хотя решения Кировского района еще не было. Да, есть отписка. Что официальных захоронений на этом месте нет. Но это же еще ничего не значит! Думаю, тут все диктует заинтересованность определенных людей в получении федеральных субсидий.

Как объясняют ситуацию сами городские власти, они рассматривали несколько вариантов, но это место было выбрано, поскольку тут... лучшие грунты.

- Какие грунты? - удивлен Алексей Ковалев. - Я видел геологические данные бурения. Там суглинок - верхний слой, 2 метра с поверхности. Но я не очень понимаю, где они там бурили, потому что рядом там сплошные болота. А болота - это торфяники! И поэтому трудно себе представить, что все с этого полигона не пойдет в болота и дальше в речку Черную, а потом в Ладожское озеро, куда она впадает. Так что выбор данной местности для мусорного полигона еще и экологически опасен.

Удивительно. Но прямо накануне митинга, который прошел в Кировске в защиту одного из самых почитаемых мест сражений Великой Отечественной войны, с тем, что творится форменное безобразие, вдруг согласились и питерские власти! 24 января прошел митинг, а 23-го правительство Санкт-Петербурга официально заявило о готовности перенести место строительства полигона твердых бытовых отходов с Синявинских высот. Правда, пока писалась эта статья, документального распоряжения об этом в Кировске так и не видели.



В оформлении статьи использованы картины художников П. Кривоногова и Ф. Усыпенко

Марина Алексеева


Просмотров: 802
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Следующая новость Моя ужасная няня


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.