Сегодня 22 июля 2017 г., суббота, 01:54USD 58.93 -0.1498EUR 68.66 0.6586
Статьи газеты «Мир новостей»

ШРАМЫ ЦХИНВАЛА Война в Южной Осетии глазами очевидцев

16 мая 2013
hits 751
ШРАМЫ ЦХИНВАЛА Война в Южной Осетии глазами очевидцев

Прошло всего несколько дней с тех пор, как Цхинвал вздохнул свободно. Люди начали возвращаться в свои разрушенные дома и заново отстраивать их. Дети - готовиться в школу. Мирная жизнь потихоньку становится на свои рельсы. Но... раны еще кровоточат. И заживут не скоро. Несколько дней слез, боли, страха и горя, легшие тенью позора на лицо человечества. Казалось, после фашистов этого больше не может повториться. Но... Теперь, чтобы не потерять право называться людьми, нам остается только помнить...

ОСАЖДЕННЫЙ ЦХИНВАЛ ИСТОРИЯ ОДНОГО ПОДВАЛА

На 4 дня жители столицы Южной Осетии ушли под землю - в подвалы своих домов. Эти дни среди тьмы и страха провела в подвале своего дома девушка Олеся.


- Больше запомнился даже не подвал, а момент, когда мы вышли из него, - вспоминает она сегодня. - Запах гари, пепел, парящий в воздухе, и странный звук как ниоткуда. Я и не сразу поняла, что это человеческий вой. Рыдания и плач. Звук доносился и вблизи, и издалека, и, казалось, висел в воздухе, как кисель...

...Началось ночью седьмого августа. По телевизору объявили: бояться нечего. И люди пошли спать. Как вдруг раздались звуки взрывов. В подвал бежали, похватав самое дорогое: кто - документы, кто - хлеб, кто - грудных детей. Их, орущих на все лады, в подземелье дома на улице Рокской оказалось пятеро. И еще 30 взрослых человек...

- Все помещение освещали одной лампой, которую кто-то захватил из дома. Ели запасы, которые люди хранили в подвалах, хотя о еде как-то никто не думал. Пили воду из бочки, которая, по счастью, оказалась там. Труднее всего было с воздухом, дышать было практически нечем. И туалет. Сначала люди с этой целью поднимались из подвала в дом, но после того как двое не вернулись, справлять нужду приходилось прямо там же, в подвале, - вспоминает Олеся. - Однако все равно нам повезло. Ведь мы остались живы.

...В других подвалах случалось разное. Об этом рассказывали люди, которые перебегали с других улиц, и раненые - их в подвал заносили смельчаки, которые с этой целью делали вылазки из подвала.

В некоторые подвалы зашли грузины и расстреляли всех. В другие - пускали газ. Третьи взрывали. Где находятся люди, грузинские звери определяли, отслеживая сигналы мобильных телефонов. Тех же, кто пытался бежать, на улице смерть находила еще быстрее. И чаще всего она была гораздо более мучительная.

- Помню, у меня случилась истерика, когда начала говорить одна из раненых женщин, - говорит Олеся. - Она была беженка из соседней деревни, которую спалили еще раньше, чем напали на Цхинвал. Сыновья этой женщины ушли в ополчение, а сама она бежала в город. В нашем подвале оказалась случайно. Бросилась от бомбежки в первый попавшийся дом. По дороге ей такое пришлось увидеть! Как беременную женщину, бегущую с детьми, расстреляли вместе с ними прямо на улице. Смеялись и стреляли в живот. Как на ее глазах старуху, вставшую на защиту своего дома, переехал танк. Она сама в это время пряталась в заросшем овраге, но до сих пор не может забыть звуки старушечьих криков и странный треск. Кажется, это хрустели старухины кости. Она говорила - мы в темноте плакали...

Новый человек, который появлялся в подвале, рассказывал новую историю. Все они были страшнее другой. Взорванная машина с детьми, которых везли в эвакуацию, - дети сгорели заживо. Девочка-подросток, которую на глазах отца и матери разорвало миной. Мать и дочь, изнасилованные и обезглавленные на глазах у главы семейства. Пятеро детишек, зарезанных на глазах у родителей...

Вспоминая день освобождения, пленница подвала не может сдержать слез. До последнего люди не знали, удастся ли им выжить. И надолго ли еще хватит запасов воды и провизии. Телевизор, который подключили через автомобильный аккумулятор, показывал только одну грузинскую программу. А по ней вещали, что это русские напали на Грузию.

- При этом они нагло показывали улицы нашего родного Цхинвала, наших убитых, наши разрушенные дома, куда сейчас мы возвращаемся, чтобы все возродить, - утирает слезы выжившая осетинка. - После их лжи, злобы, жестокости. Нет им прощения...

Поэтому российских солдат освобожденный город встречал как родных. Но как ИМ далась эта победа?..

МАТЬ СОЛДАТА ИСПОВЕДЬ ПОСЛЕ ВОЙНЫ

В Осетии погибло 74 российских миротворца. С матерью одного из них - Антона Марченко из Оренбурга - нам удалось поговорить.


- Антоше 21 год должен был бы исполниться в сентябре. Единственный мой сынок. Красавец был, два метра ростом. Ушел в армию живым, а вернули мне гроб двухметровый. Привезли мне его через 11 дней в гробу, с которого черви падали. Понимаете? И я вот сидела ночь, а они падают. Понимаете? Я их давлю и думаю: "Господи! Я же сына своего давлю". А они ползают на полу. Нет. Вы можете себе это представить? Отправила живым, а получила вот так...

Голос Марины Николаевны разливается по редакции, как кислота. Вопросы комом застревают в горле. Нечего сказать, почему-то хочется лишь просить прощения. И ни о чем не спрашивать. Мы и не спрашивали. Слушали молча.

- ...В детстве был он у меня маленький, худенький, слабенький. Я дрожала над ним как осиновый лист. Потом вырос 2 метра ростом, 47-й размер ноги.

"Мама, я хочу в армию, мама. Неужели я, мужик, и в армии не побуду?"

Знаете, как будто его туда тянуло. Пошел он в армию, и сразу его направили в Дагестан. В Буйнакск. Письма мне писал. Писал о том, что потом пожалел: "Я зря пошел в армию, не послушав тебя. Лучше бы я пошел учиться".

О том, что стал контрактником, сын тоже сообщил матери по-мужски. Просто поставил перед фактом. О том, что оказался в Цхинвале, не сказал вообще. Откуда везут тело сына, мать узнала лишь в военкомате. Вместе с сообщением о его смерти.

- Очень смешливый был, любил меня, жалел. Очень правильный был. Нельзя быть таким!

Лучше бы он был дезертиром, как другие. Остался бы в живых... - голос матери переходит в крик.

...Один из таких, сбежавших в панике от внезапно начавшейся бомбежки парней, сослуживцев Антона, и рассказал позже об этом. Как началось 8 августа. Как их, российских миротворцев, окружили грузины. Как стреляли в спины бегущим. И как Антон им наперерез бросился в свой БМП, успев прикрыть убегающих товарищей. Пока не раздался взрыв...

- Не разорвало моего сыночку по кускам. Нет. Ему только голову снесло. Полголовы. Два дня его из БМП вытаскивали. Там дверь заварилась от взрыва. А он же у меня большой был. Большой. А теперь... Даже зубной щетки от моего сыночка не осталось.

... Не осталось не только зубной щетки, но и камня на камне от того лагеря российских миротворцев в Цхинвале. Это место нападавшие просто стерли с лица земли. Все, что осталось, - гул и вой. Да слезы осиротевшей матери в далеком Оренбурге, к которой уже никогда не вернется ее единственный сын, как ни зови. А она не понимает. Зовет...

- Сыночек! Сыночка мой... Ой, если бы вы знали, какой мальчишка был. Если бы вы только знали. Не пил, не курил. Девчонки за ним толпой ходили. Гвозди прибивал, ничего мне не разрешал поднимать. Я, бывало, загрущу, встану у окна, а он рядом встанет и молчит. Или скажет: "Мама, не плачь, мамочка, мам..." У вас есть дети? Я вас прошу, рожайте, пожалуйста, только девочку...

Странно после этого, наверное, узнать, что сегодня пленные грузинские военные плачут, доказывая: не ведали, что творили.

Полосу подготовила Марина Алексеева


Просмотров: 751
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.