Сегодня 27 июля 2017 г., четверг, 17:58USD 59.41 -0.5000EUR 69.64 -0.041
Статьи газеты «Мир новостей»

Куршевель по-сочински

16 мая 2013
hits 803
Куршевель по-сочински

Специальный корреспондент «МН» проник на строящиеся объекты Сочинской Олимпиады, чтобы выяснить, что скрывают от нас чиновники.
Красная поляна - аналог скандально известного Куршевеля


ЭКОПАРТИЗАНЫ

Адлер третьи сутки заливает дождем. Он то еле моросит, то вдруг на тебя обваливается стена воды. И хотя небесная вода здесь по-курортному теплая, когда глубокой ночью почти час лежишь на песке, прижимаясь к бетонному забору, сырость рано или поздно начинает пропитывать тебя насквозь. Это место я обнаружил днем, когда вместе с экологами объезжал пляж Имеретинской низменности. Кто еще не знает: в этой долине будут расположены основные спортивные объекты XXII зимних Олимпийских игр. Главная спортивная арена, катки для хоккея, фигурного катания, конькобежцев, керлинга. Всего 5 спортивных сооружений, способных одновременно вместить около ста тысяч зрителей.

Собственно, двухметровый бетонный забор, к которому я сейчас нежно прижимался, и огораживает эту гигантскую стройплощадку. Поверху ограждения пущены клубки колючей проволоки. Поэтому в обычных условиях преодолеть эту преграду практически невозможно. Но мне повезло - к этому участку забора навалили кучи строительного песка и еще не успели разровнять. Так что, поднявшись на песчаные горки, оказываешься выше уровня колючки. Проблема в том, что рядом с заветным пятаком светится окошко строительного сарайчика, откуда время от времени выходят потрепанные личности в монтажных касках.

Мы - я и член радикальной экологической организации «Хранители радуги» Андрюша - лежим под туристским пончо и дожидаемся, пока товарищи в сарайчике угомонятся. Справа от нас обломки каких-то зданий - на их месте по проекту пройдет Олимпийская набережная.

Мы залегли здесь, потому что иным путем проверить тревожную информацию, полученную от активистов «Экологической вахты по Северному Кавказу», невозможно. Уникальность Имеретинской низменности заключается в том, что она расположена ниже уровня моря. В большой шторм волны даже перехлестывают через узкий перешеек, отделяющий ее от моря. По сути, долина представляет собой большое болото.

- В советское время часть Имеретинки занимали поля совхоза «Россия», - рассказывает мне активист «Эковахты» Владимир Кимаев. - Чтобы их можно было обрабатывать, специальная насосная установка откачивала воду. А сегодня они закатали всю долину бетоном, и у них произошло то, о чем тысячу раз говорили, - выступила вода.

Я был в Имеретинке в прошлом октябре - тогда строители только засыпали ее гравием. С тех пор здесь залили фундаменты всех зданий и, как говорит Володя, «бешеными темпами» начали возводить стены. Причем главную спортивную арену уже накрыли куполом. Вся эта чудовищная масса давит на болотистую почву, выжимая из нее как из губки воду.

- Я не знаю, к каким последствиям приведет - утонет это все или выстоит, - говорит мне Кимаев. - Но одно сегодня ясно точно: воду из огромной долины нужно будет откачивать круглосуточно. Иными словами, эксплуатация этих сооружений выльется в гигантскую копеечку. Просчитывал это кто-нибудь? Думаю, нет. Местный бюджет это не потянет, о самоокупаемости, по крайней мере в ближайшие десять лет, тоже речь не идет. Кто будет платить?

По словам экологов, любая информация о ходе строительства поступает строго дозированно, по принципу: либо хорошо, либо ничего. По этой причине от официального сотрудничества с государственным концерном «Олимпстрой» отказались крупные международные экологические организации - Гринпис, Фонд дикой природы и т.д. После того как их несколько раз отказались пропустить на стройку. Про отечественных экологов даже не стоит говорить - их попросту игнорируют.

- Это ведь противоречит самому духу олимпийского движения, - горячится Володя Кимаев. - Контроль со стороны общественных организаций был даже в Китае, а в демократической России - тотальное затыкание ртов. Ведь мало кто знает, но до сих пор на русском языке не издана официальная заявочная книга Сочинской Олимпиады. А кто читал ее на английском, говорит, что там грубейшие ошибки. То есть наш народ до сих пор не знает, чего они там наобещали МОКу...

Правда, бравые рапорты Олимпстроя мало кого обманывают. За четыре года активной подготовки сдан только один олимпийский объект - аэропорт. Строители в вагончике наконец угомонились. Мы перебрались на запретную территорию и двинулись к ощетинившимся арматурой бетонным громадам.

«СТРАШНЫЕ ТАЙНЫ» ОЛИМПСТРОЯ

Нужно сказать, что в Имеретинской низменности как в фокусе сошлись все проблемы возведения будущей Олимпиады. Здесь уничтожается уникальная экология. Долина - одно из трех мест в районе Большого Сочи, где растут эндемики - растения, которые могут жить только здесь и нигде больше. Еще несколько лет назад таких мест было 15. Сегодня безжалостно уничтожены последние.

В долине возводятся основные сооружения будущей Олимпиады. Мало того что эти помпезные здания стоят в довольно опасном месте, так еще и в будущем, судя по всему, они мало кому пригодятся, потому что зимняя Олимпиада на летнем курорте - это сам по себе нонсенс. Ведь даже зимой в горах не всегда бывает снег. Трудно представить, например, как будет использоваться в пик курортного сезона крытый стадион для керлинга на 7 тысяч мест. Очевидно, что большую часть года все эти сооружения будут простаивать, но тем не менее расходовать деньги на свое содержание.

Кроме всего прочего, есть еще и социальный вопрос. Ведь именно жители Имеретинской долины пострадали больше всего от еще не начавшейся Олимпиады. Прежде всего это бывшие сотрудники совхоза «Россия» - три с лишним тысячи дворов вместе с жителями оказались настоящими заложниками Олимпиады.

- По факту на сегодняшний день нас лишили практически всех средств к существованию, - рассказывает мне местная активистка Светлана Берестенева. - За четыре года у совхоза последовательно отобрали поля, арендные земли, тепличный комбинат, ферму, пастбища. Работать стало негде. Потом очередь дошла и до нас - отобрали огороды, затем начали выселять.

В поселке совхоза «Россия» отселены пока две улицы - Староклубная и Таврическая. Причем многие выселенные до сих пор не получили жилья. Я разговариваю с жителем поселка Андреем Михайловым.

- Принесли постановление губернатора Ткачева: мол, выселяйтесь, - рассказывает Андрей. - Мы спрашиваем: куда? Строители разводят руками - не наше дело. Тогда люди начали шуметь, митинги устраивать. Мэр Сочи Пахомов в конце концов выделил нам временное жилье. Что будет с нами дальше, неизвестно - наших семей в плане переселения нет (такой план вывешен на официальном сайте Олимпстроя. - Прим. ред. ). А мой дом уже снесли.

Таких семей десятки, если не сотни. В Адлере я встречаюсь с Виталием, его история кажется совсем дикой. Его семью попросту вышвырнули из собственного дома.

- Пришли строители и сказали, что мой участок нужен под размещение склада материалов для строительства дорожной развязки, - разводит руками Виталий. - И все, дома у меня нет...
Днем здесь был пикет, а ночью наш спецкор преодолел «колючку», чтобы увидеть ход работ своими глазами


Когда Виталий начал добиваться справедливости, ему в глаза заявили:

- Мы у вас не изъяли землю, а просто взяли во временное пользование, после окончания стройки вернем.

- Что вернут? Дом-то уже снесли, - кричит Виталий...

Почему так происходит, мне объясняет представитель одной из подрядных организаций Ирина Владимировна.

- Эти люди оказались заложниками непрофессионализма и коррупции людей, которые руководят подготовкой Олимпиады; когда в спешке обнародовали планы, никто детальной проработки проектов не проводил, - рассказывает мне женщина, которой я, честно говоря, не сказал, что журналист. - Я, наверное, не открою большого секрета, если скажу, что до сих пор единого генплана строительства олимпийских объектов нет. Со всеми ГОСТами и СНиПами, привязками на местности - ничего этого нет. По существующему законодательству, чтобы начать крупное строительство в России, необходимо собрать примерно сто пятьдесят разрешительных подписей. У нас легальных нет ни одной, а все, которые имеются в наличии, это, кажется, около тридцати, сделаны задним числом. Все приходится делать на месте. Поэтому, когда, например, решали построить гигантскую автодорожную развязку в районе Адлерского железнодорожного вокзала, никто не учел, что это место перенаселено. Причем в плане землеотводов сам черт ногу сломит, разбираться с этим времени нет, вот и рубим дрова - кто будет щепки считать...

В качестве примера Ирина Владимировна приводит недавний случай. Ее организация является одним из основных подрядчиков по прокладке коммуникаций в Красную Поляну, где должны пройти соревнования по горным лыжам, сноуборду и т.д. На волне энтузиазма руководство страны разрешило построить в окрестностях поселка Красная Поляна гигантские туристические центры, которые планируется использовать под Олимпийскую деревню. Но в этом угаре никто не подумал о такой банальной вещи, как канализационный коллектор. Раньше в нем попросту не было особой нужды - население Красной Поляны составляло около 4 тысяч человек. Гостиничный фонд всего курорта был менее тысячи номеров. Теперь одним махом решили довести эту цифру до 20 тысяч. Около тридцати гостиниц от трех звезд и выше.

- Знаете, вот тут-то и выяснилось, что строить коллектор в горах, мягко говоря, дорого, да и негде. А 20 тысяч туристов с обслугой, извиняюсь за выражение, г...на ежедневно производят по существующим нормам почти 40 тонн. Куда это девать? - задает мне вопрос Ирина Владимировна. - Решили проложить канализацию в море прямо по течению горной речки Мзымта. Труба пластиковая, чтобы не всплывала, навесили бетонные блоки и затопили прямо в воду горной реки. О какой экологической экспертизе ты тут говоришь? Я как строитель говорю: это нарушение всех законов и норм - от Водного кодекса до Уголовного. И это все понимают, акт госприемки работ еще не подписали. Гарантию на эту работу никто не даст, потому что никто в мире не прокладывал 40-километровую канализацию по дну горной реки...

Я задаю Ирине Владимировне еще один больной вопрос - о гастарбайтерах. Когда Олимпиаду решено было строить в Сочи, местным жителям обещали тысячи и тысячи высокодоходных мест. Но по факту стройка переполнена иностранными рабочими из Средней Азии. Моя собеседница вздыхает и открывает мне еще одну «страшную тайну».

- Олимпстрой деньги на строительство держит на депозитах в коммерческих банках. И не очень спешит вынимать их оттуда. Оплата идет только по факту выполненных работ, по предоплате финансируется только то, без чего нельзя начать стройку, - материалы, ГСМ и т.д. В свою очередь, у нас тоже около полусотни «субчиков» (субподрядчиков - непосредственных исполнителей работ. - Прим. ред. ). Мы тоже их вынуждены финансировать таким образом. Часть денег держим на депозите и оплачиваем только по факту. С одной стороны, мы вынуждены так поступать, а с другой - выгодно: Олимпиада еще не началась, а денежка капает. Посчитай сам, у Олимпстроя сейчас на депозитах должно быть не менее пятидесяти миллиардов рублей. Ну-ка в среднем по десять процентов годовых - сколько будет? - говорит женщина. - И поэтому свободных средств просто нет. Понятно, что при таких условиях платить рабочим ежемесячную зарплату, да еще социальный налог, они не могут. Вот и набирают гастарбайтеров - им можно задерживать зарплату.

КРАСИТЬ КРЫШИ, СМЕРДЫ!

Само собой, когда строительство Олимпиады идет, говоря образно, в такой мутной среде, сюда на поживу слетаются жулики всех мастей. И вновь лучше всего это иллюстрирует ситуация в Имеретинской долине. Когда мы с Кимаевым приехали в совхоз «Россия», народ собирался на очередной митинг.

- А у нас пляж украли, - с ходу огорошила меня Светлана Берестенева. - Вот вышли бузить...

После того как у совхоза и его жителей отобрали все, что можно, единственным источником для выживания имеретинцев остался великолепный галечный пляж. В сезон люди, как и везде на побережье, зарабатывают сдачей жилплощади отдыхающим. Неделю назад жители улицы Цимлянская, которая идет вдоль побережья, проснулись и вместо моря увидели забор. За ночь строители огородили несколько километров великолепного пляжа. Якобы под строительство портопункта для морского такси. Чтобы было ясно, это такое небольшое сооружение - причал для катеров.
Спортивная арена XXII Олимпиады: стройка в график пока не вошла


- Во-первых, такой причал уже существует по соседству, а во-вторых, зачем им несколько километров пляжа? - рассказывает Света. - Когда начали разбираться, вдруг выяснилось, что в проекте маленького причала как вспомогательное сооружение числится - десятиэтажная... гостиница!

Дальше - больше. В руки активисток попал кадастровый план имеретинского пляжа - оказалось, что он уже давно поделен на три части.

- Как же так, ни общественных слушаний не проводилось, никто с жителями не разговаривал. Пляж - это ведь наш последний рубеж, - говорит соратница Берестеневой Наташа Калиновская. - Когда мы начали писать, митинговать, выяснилось, что застройщик не смог предъявить ни одного разрешительного документа.

- То есть это все, - показывает женщина на забор, - наглый захват общественной территории. Они под шумок, прикрываясь Олимпиадой, пытаются захватить уникальный пляж. Причем самое обидное, что инициировал все это дело наш же депутат Сочинской городской думы, некто Ковалев.

Калиновская показывает мне соответствующую бумагу, где этот депутат просит изменить установленный федеральным законом порядок выделения общественных земель.

- Я так предполагаю, что народный депутат - это тот, кто защищает народ. Правильно? Или я что-то здесь не понимаю - этот Ковалев кого защищает? Хапуг? - задается вопросом женщина.

Митинг против захвата пляжа проходит под проливным дождем в узком проходе между самочинным забором под плотным присмотром милиции и даже сотрудников ФСБ. Люди, ощетинившись зонтиками, бурно поддерживают каждого выступающего.

- У людей наболело, - вздыхает Кимаев. - Мало того что захватили все что можно, так понастроили в поселке цементные, железобетонные заводы. Причем в считаных метрах от домов. День и ночь шум, от пыли не продохнуть, грузовики все дороги разбили. И приходится терпеть - деваться некуда. При этом ведут себя с людьми просто как со смердами, крепостными.

Последняя инициатива сочинского мэра Пахомова, которая по-настоящему возмутила народ, кроме всего прочего, показала, что городом управляют как минимум не очень умные люди. Мэр официально приказал жителям Имеретинской долины выкрасить за свой счет заборы в зеленый цвет, а крыши в красный. Потому что - внимание! - они живут в «зоне олимпийского гостеприимства»! Особенно мне нравится слово «зона».

- Почему у нас в России так, - бурчит оставшийся без жилья Андрей Михайлов. - Ну если тебе нужна моя земля, предоставь взамен что-то приличное, компенсируй мои хлопоты и неудобства. Так нет, выгнали и еще требуют, чтобы я им за свой счет тут потемкинскую деревню строил. Суки! Фиг вам - мы молчать не будем. Мы устроим вам самую позорную Олимпиаду в истории.

- Действительно, самое обидное, что кроме как к иностранцам обращаться за поддержкой не к кому, - пожимает плечами Володя Кимаев. - Почему-то больше всего судьба людей и наша экология волнуют их. Наши правоохранители, власти просто отмахиваются от этих фактов. Да, честно говоря, и сам народ выходит на такие вот митинги, только если бульдозер, грубо говоря, уже в огород въехал.

Кимаев показывает мне официальный ответ Краснодарской прокуратуры на очередную жалобу активистов.
Сочинцы борются за последний бастион - городской пляж


- Вот здесь прокурор прямо пишет, что Олимпстрой Краснодарская прокуратура не может проверять: это, мол, дело Москвы. Во-первых, это наглая ложь, а во-вторых, получается: если бандит приехал из столицы сюда и совершил преступление, то мы должны обращаться, что ли, в московскую милицию? То есть местные власти полностью самоустранились.

БИТВА ЗА «РЕСПЕКТ» (ВМЕСТО ЭПИЛОГА)

Накануне мы с Володей Кимаевым вновь проехали вдоль течения Мзымты, вплоть до Красной Поляны и поселка Эстосадок. Я уже писал об этом полгода назад: уникальную природную территорию, которую называли одним из семи чудес России, превратили в сплошную стройку. Неповторимые по красоте природные пейзажи загублены навсегда. С тех пор стало только хуже.

Вода, которая сейчас течет в некогда чистейшей реке Северного Кавказа, больше напоминает бурый химический раствор.

- Вот какая должна быть река в это время года, - показывает Володя на кристально прозрачный ручей, впадающий в Мзымту. Мы часто останавливаемся, и Кимаев подробно показывает и объясняет вопиющие нарушения строительных норм и правил - вырубленные под корень крутые склоны, опоры ЛЭП, возведенные прямо в воде, загроможденное русло и т.д.

- Река, конечно, останется, но ее уникальная экосистема уничтожена, по сути, это уже мертвая река, - говорит он. - Я уже молчу о том, что это все нагромождение просто опасно: Мзымта, по статистике, каждые десять-пятнадцать лет поднимается и сносит все на своем пути. В советское время здесь что-либо строить просто запрещено было.

Мы проезжаем поселок Эстосадок и упираемся в строительную площадку поселка для нуворишей Роза Хутор.

- Я тебе покажу сейчас, для чего это они все затеяли, - объясняет мне Кимаев и подводит к рекламному плакату, на котором под фотографией мордатого юниора написано: «После Красной Поляны Европа отдыхает».

- Вот это все - один большой комплекс неполноценности. Наши ублюдки таким образом перед Европой «пальцы гнут» - мы тут вам свой Куршевель устроим. И шлюх никуда возить не надо - все под боком. Потому что никакого другого реального смысла в этой Олимпиаде нет. Просто дешевые понты... - в сердцах машет он рукой.

Марат Хайруллин


Просмотров: 803
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Следующая новость Сталкеры


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.