Сегодня 28 марта 2017 г., вторник, 15:06USD 56.93 -0.0869EUR 61.81 -0.1513
Новости спорта. За кулисами спорта

Светлана Кузнецова: «Первая и вторая ракетки не могут быть друзьями»

21 июня 2016
hits 1191

16 лет на корте, 16 выигранных турниров. Была второй ракеткой мира, сейчас - первая… России. После дисквалификации Марии Шараповой на Свету вся надежда. Тем более что 30-летняя Кузнецова, похоже, сейчас переживает вторую молодость!

- В теннисе нет межсезонья, турниры идут круглый год. Света, не устали еще от этой бешеной гонки?

- Да нет, я люблю теннис, люблю играть. И хочется все равно достигать каких-то результатов. Понятно, что порой хочется отдохнуть, даже не пару недель, а несколько месяцев, но, к сожалению, наш календарь этого не предусматривает. У нас можно отдохнуть только из-за травмы. Чего себе никак не пожелаю, еще и потому, что непонятно, сможешь потом вернуться на корт или нет - это непредсказуемо.

- А какой стимул? Выиграли уже массу турниров, заработали кучу денег. А себя - ту, 19-летнюю, которая выиграла US Open, - уже, наверное, не переплюнуть.

- Нет, я считаю: то, чего достигла - совсем не предел, я способна еще на многое.

«В ИСПАНИЮ МЕНЯ ОТПРАВИЛИ НА ПОСЛЕДНИЕ ДЕНЬГИ»

- Света, ваши родители - известные велогонщики, брат тоже покатил по проторенному треку. Как получилось, что вы изменили семейной традиции?

- Меня папа отправил в теннис, за что ему очень благодарна, потому что, мне кажется, я бы не смогла заниматься велоспортом, это не по мне. Из всех видов спорта теннис мне ближе всего - по духу, по страсти, по логике игры. Да по всему!

- В 15 лет вы попали в Испанию. С родителями туда переехали?

- Нет, папа всегда был с велосипедистами - для него это главное: его клуб, его команда. Мама приехала со мной, и жила там до тех пор, пока я не захотела самостоятельной жизни. Папа настаивал на том, чтобы мама всегда была рядом, училась теннису наравне со мной, чтобы потом в будущем мне помогать. Но я воспротивилась, хотела пройти эту дорогу сама.

- Вы тогда испанский не знали?

- Нет, абсолютно: ни я, ни мама. В школе учила английский, но потом, когда стала серьезно заниматься теннисом, язык запустила, и в Испании первое время даже фразы не могла произнести.

- Первые дни в чужой стране как вспоминаются?

- Да ужас просто! Честно говоря, когда в первый раз приехала, тут же стала считать часы до возвращения домой, очень сложно пришлось. Но с другой стороны, именно в Испании я стала совершенно по-другому относиться к теннису. Понимала, на что решились мои родители, насколько им было тяжело - ведь учеба в Испании стоила очень дорого, это были последние деньги в семье. И у меня какой-то азарт появился, желание доказать, что деньги потрачены не зря. Я не могла не оправдать надежды родителей, просто не имела права, поэтому совершенно отчетливо понимала, зачем я здесь и для чего.

«С СЕРЕНОЙ УИЛЬЯМС МОЖЕМ ПОУЖИНАТЬ ВМЕСТЕ»

- Пишут, что на первых порах вас очень поддерживала знаменитая испанская теннисистка Аранта Санчес. Это правда?

- Это было не в первые годы. Когда оказалась в Испании, меня там никто не ждал, никто не обращал внимания - я была обычной девочкой из России, которая просто приехала учиться теннису. Поначалу меня даже не ставили в пары к сильным спортсменкам - приходилось играть с хиленькими девочками, для которых теннис был лишь одним из развлечений. В то время по большей части я играла сама с собой - есть такие упражнения, где не нужен спарринг-партнер, вот ими и занималась, работала. И мне пришлось очень серьезно потрудиться, чтобы доказать, что я чего-то стою. А Аранта появилась, только когда на меня обратили внимание и перевели в группу посильнее. Там девочки проводили спарринги с теннисистками, которые только что закончили карьеру, среди них была и Аранта. Не могу сказать, что она мне помогала по жизни, но во время наших тренировочных поединков научилась я у нее многому.

- В Испании были не только вы, там еще занимались Марат и Динара Сафины. С ними пересекались?

- Если честно, с самого начала я ехала в Академию Сафиных - потому что мои родители других и не знали. Она оказалась закрыта, мы стали срочно искать другой клуб, и нашли в небольшом городке между Валенсией и Барселоной. А с Динарой мы с детства знакомы. Когда-то она меня 6:1 обыгрывала очень легко, но после того, как я переехала в Испанию, мы уже стали серьезными соперницами.

- Скажите, а дружба в профессиональном теннисе возможна?

- Возможна, но не между главными соперниками. Первая и вторая ракетки никогда не будут друзьями. Я замечательно общаюсь с Верочкой Звонаревой, Катей Макаровой - нормальные девочки, с которыми нормально можно поговорить. И с Сереной Уильямс могу поболтать, и даже поужинать с ней вместе… Да в принципе со всеми девчонками. Но при этом не могу сказать, что мы дружим, делимся друг с другом, советуемся - это очень редкое явление в профессиональном теннисе.

«МНЕ НЕ ХВАТАЕТ ДОМАШНЕГО УЮТА»

- Когда общаетесь с ровесниками из земной, не теннисной жизни, чувствуете родство душ? Или у них совсем другие интересы?

- Да совсем другие. Даже у моих друзей, с которыми когда-то очень плотно общалась. Сейчас вижусь с кем-то из них, и очень отчетливо понимаю: у нас разные интересы, разные возможности, разные цели. Но иногда очень важно пообщаться с совершенно другими людьми, узнать, как они живут, к чему стремятся. Все же настолько разные. Есть люди, мои ровесники, которые уже много чего добились в этой жизни, повидали. Есть такие, с кем и поговорить не о чем - еще в детстве пребывают.

- Скажите, вы не чувствуете, что в жизни своей что-то упустили? Детства как такового не было, беззаботная юность мимо прошла, как и все девичьи забавы: дискотеки, гулянки, мальчики…

- Понимаете, я думаю, что у каждого есть свое место в жизни. Я занимаю свое. И если у меня сейчас имеются какие-то возможности, которые многим моим сверстникам недоступны, то это только благодаря тому, что в свое время я отказалась от каких-то благ, приятных, наверное, вещей. Безусловно, что-то я пропустила. Но многое и приобрела. На все есть своя цена, и за все нужно платить.

- Бывшие спортсмены, когда оковы режима спадают, порой пускаются во все тяжкие, пытаясь добрать то, чего в жизни им так не хватало. Чего не хватает вам, что будете наверстывать?

- Мне не хватает домашнего уюта. У меня все эти годы жизнь на сумках: в самолетах, в гостиницах…

«СНАЧАЛА НАСТУПИТ ОБЛЕГЧЕНИЕ, А ПОТОМ ДЕПРЕССИЯ»

- На безбедную жизнь вы себе заработали. Скажите, завершения спортивной карьеры ждете со страхом или с облегчением?

- Понимаете, мне хотелось бы закончить карьеру, думая о том, что я сделала все, что могла, и не сожалеть о том, что чего-то не добилась, чего-то не сделала. Но, конечно, есть некий страх - все-таки с семи лет я ходила каждый день на корт, по много часов проводила на нем. И я привыкла к этим эмоциям - во время матчей, во время турниров. А тут просто все закончится, и ты из какой-то своей оболочки, с которой за много лет уже сроднился, вылезешь в реальность, совершенно тебе незнакомую. Вот этого я немножко побаиваюсь. Тем более что видела спортсменов, которым чисто психологически очень сложно было привыкнуть к новой жизни.

- Когда объявите о завершении карьеры, как следующий день проведете?

- Весь следующий день я пролежу дома с пультом в руке, вечером встречусь с друзьями, оттянусь как следует. Потом поеду, куда захочу, буду делать все, что захочу... Но вы знаете, я думаю, сначала наступит облегчение какое-то. А потом начнутся тоска и депрессия…

Журнал «Откровения звезд»

Фото Коммерсантъ/Fotodom

Просмотров: 1191
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Максим Виторган расскажет о Евро от первого лица Далее в рубрике Максим Виторган расскажет о Евро от первого лица


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.