Сегодня 16 января 2017 г., понедельник, 16:05USD 59.60 +0.2367EUR 63.23 +0.1086
Это интересно

Полёты наяву

20 июля 2016
hits 2066

В небольшом западносибирском городке Урае живут романтики, которые буквально воспринимают слова «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью». Они восстанавливают самолеты, давно ставшие историей. И летают на них. О них наш сегодняшний рассказ.

НЕБЕСНЫЙ ТИХОХОД

Ворота ангара медленно отошли в сторону, и на меня начал выкатываться... Мать честная! Это ж он - По-2, легендарный «небесный тихоход» из одноименного советского фильма, вышедшего на экраны в победном 1945-м. «Ночные ведьмы» - так прозвали советских летчиц немецкие солдаты, дремавшие в своих окопах в ожидании утреннего боя. Почти бесшумно подбираясь к неприятелю на низкой скорости и малой высоте, в буквальном смысле сделанные из фанеры бомбардировщики сыпали на головы немцев фугасные бомбы и почти беспрепятственно возвращались на аэродромы. За каждый сбитый По-2 офицеры люфтваффе получали Железный крест. Ни один самолет в годы Второй мировой войны не удостаивался такой чести.

И вот я вижу чудо собственными глазами. Не в декорациях спектакля, не в музее авиации, а в небольшом западносибирском городке Урае, что само по себе также событие сюрреалистическое. Самолет блестит свежей краской, сверкает звездами. А ведь через несколько минут он еще и полетит. Если бы откуда-то из-за угла вдруг появились Николай Крючков и Тамара Алешина, я бы не удивился. Вместо народных артистов возле героического биплана деловито снуют дядьки с совсем неартистической внешностью и возрастом, как сейчас модно говорить, 50+. Кстати, впервые я увидел, что значит «заносить хвосты самолетам». Даже не читавшие «Записок полярного летчика» наверняка знают эту ироничную поговорку. А тут мужики натурально разворачивали самолет, взявши его за хвост.

- Каркас сделан из сосны, фанерный гаргрот - береза. Это обтянутая тканью перкаль, пропитанная лаком, - Борис Качицын, один из тех, кто собственными руками воссоздавал уникальный летательный аппарат, нежно похлопывает По-2 по фюзеляжу.

ЛЫСЫЕ РОМАНТИКИ

В окрестностях Урая, у села Шаим, полвека назад было открыто первое промышленное месторождение западносибирской нефти. В жителях этого некогда рыболовецкого поселка на берегах Конды чувствуется осанка первооткрывателей. Они по-прежнему дышат романтикой. В Урае буквально воспринимают слова «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью». На 40 тысяч жителей здесь приходится необыкновенное количество художников, музыкантов, поэтов. В их числе те, кого когда-то пленила поэзия неба. Это про них поет Городницкий: «Лысые романтики, воздушные бродяги...»

КСТАТИ

По-2, построенный Николаем Ластовкиным и его товарищами, в результате дружеского обмена оказался в Красноярске. Новые хозяева отмечают идеальные характеристики урайской машины. В 2013 году красноярские пилоты-любители совершили на нашем «небесном тихоходе» перелет к острову Диксон, расположенному за полярным кругом в Карском море.

По-2 - не единственное детище Бориса Качицына, Николая Ластовкина и их единомышленников. Як-12, самолет-амфибия Ш-2, и все это - всамделишное, аутентичное. О том, как урайские энтузиасты строили «небесный тихоход», они могут рассказывать часами. Началось со списанного двигателя, который они обнаружили на Свердловской киностудии. Долгие годы он служил там «ветродуем». К тем, кто когда-то создавал «пламенный мотор», их романтичные последователи отнеслись с благоговейным трепетом.

- Вскрывая винт - а он тоже родной, полотном обтянутый, где-то поцарапанный, - рассказывает Николай Ластовкин, - я попросил прощения у дедов. Извините, говорю, придется открыть. А там подпись чья-то и год 1954-й. Мы аккуратно все заклеили, стеклотканью обтянули, номер тот же выбили. Деды были бы довольны. Движок снова в деле, вернулся в небо.

Супругов Ластовкиных вообще впору заносить в символическую визитную карточку Урая. Римма Николаевна еще в 18 лет стала самым молодым в стране планеристом - мастером спорта СССР, а потом дослужилась до командира экипажа Ан-2! Николай Александрович начинал авиационным техником, переучился на бортмеханика, управлял вертолетом Ми-8. После того как годы профессиональной активности прошли, Ластовкины занялись тем, чем и должны заниматься настоящие асы, - передавать опыт и знания следующему поколению. Так в Урае возник известный теперь далеко за пределами Ханты-Мансийского автономного округа авиацентр. Ученики Риммы Николаевны и Николая Александровича летают на ATR и Airbus, служат в ВВС. Пилотами стали и сыновья Ластовкиных.

Сами ветераны малой авиации тоже летают. Именно Ластовкины пригласили в Урай Евгения Лахмостова облетывать По-2. Знаменитый еще в советские годы летчик-испытатель приехал в Урай из Таганрога ради «небесного тихохода».

В тот момент Евгению Александровичу, действующему эксперту летно-технического центра ЛИИ им. М.М. Громова и Федерации любителей авиации России, было 70 лет. Он был не по годам бодр, спортивен и производил впечатление человека, полного сил.

Евгений Лахмостов

АЛЬБАТРОС ДЯДЯ ЖЕНЯ

Евгений Лахмостов пришел в КБ Бериева, где сослуживцы  почтительно называли его и называют до сих пор дядя Женя, из морских военных летчиков. КБ занималось разработкой «летающих лодок» и самолетов-амфибий.  До 1966 года он служил в аварийно-спасательной эскадрилье Северного флота. Пилотировал «летающую лодку» Бе-6. Эти самолеты составляли тогда основу парка эскадрильи. Лахмостов и его сослуживцы отрабатывали способы спасения экипажей самолетов и морских судов, потерпевших крушение в открытом море. Сбрасывали спасательные средства, садились на воду при сильной волне.

Как пишут некоторые военные историки, еще в 60-е годы прошлого века к гидроавиации в нашей стране сложилось неоднозначное отношение. Если военно-морской флот по-прежнему был заинтересован в новых самолетах-амфибиях, то в Министерстве авиационной промышленности сложилось мнение, что задачи противолодочной борьбы, а также поиска и спасения на море смогут взять на себя самолеты сухопутного базирования и вертолеты. Поэтому полномасштабное финансирование перспективных опытно-конструкторских работ по гидроавиации в СССР было практически прекращено.

Это аукнулось трагическими последствиями. Когда в 1989 году тонула атомная подлодка «Комсомолец» - а после возникшего на борту пожара, как известно, ей удалось всплыть и около шести часов продержаться на поверхности, - на Северном флоте не было ни одного летчика, способного посадить «летающую лодку» в открытом море. Лахмостов утверждал, что в то время он был «последним из живших» пилотом, кто мог это сделать в 3-балльный шторм: «На Бе-12 я бы сел там. Взлетел бы я или нет, но уж людей бы подобрал».

Помочь терпящим бедствие подводникам Лахмостов не мог не потому, что находился слишком далеко от места событий. За три года до трагедии в Норвежском море Евгений Лахмостов сам пережил драму - и профессиональную, и личную, - потому что потерял работу, которая была воздухом, которым он дышал.

Несмотря на проблемы с финансированием, конструкторы таганрогского КБ не сдавались. Чтобы добиться выдачи правительством задания на создание нового гидросамолета, возглавивший бюро Алексей Константинов поставил перед конструкторами сложнейшую задачу - создать проект морского самолета, по своим летно-техническим характеристикам не уступающего сухопутным аналогам.

Эту идею поддержал главком ВМФ адмирал Горшков. И к середине 80-х годов новая машина была готова. Она получила название «Альбатрос» (А-40) и вплоть до 2012 года считалась самым большим реактивным самолетом-амфибией в мире. Испытывать новый гидроплан поручили экипажу под командованием Евгения Лахмостова.

8 декабря 1986 года на стадии наземных испытаний, когда проводилась тестовая пробежка по взлетной полосе, самолет неожиданно оторвался от земли (по одной из версий, он был заправлен минимальным количеством топлива, следовательно, был недостаточно тяжел). Длины ВПП для посадки и торможения уже не хватало, поэтому Евгений Александрович принял решение продолжать полет, чтобы избежать катастрофы.

Через 17 минут «Альбатрос» благополучно приземлился, что вызвало восторг у коллег Лахмостова по КБ, но не вызвало его у начальства. Заслуженного летчика-испытателя СССР отстранили от полетов, а вскоре отправили на пенсию. Проект «Альбатрос» был остановлен после распада СССР.

Справка «МН»:

После распада СССР производство гидропланов «Альбатрос» было остановлено. Но 3 марта 2016 года начальник морской авиации ЧФ РФ Геннадий Загонов заявил, что к 2020 году находящиеся на вооружении флота противолодочные самолеты-амфибии Бе-12 будут заменены на гидропланы А-40 «Альбатрос».

НЕБО СТАНОВИТСЯ БЛИЖЕ

И все же в Урае я встретил счастливого человека. Евгений Александрович Лахмостов вернулся к тому, с чего начинал, - с первых восторженных шагов к облакам на «небесном тихоходе». Как и Чкалов, он учился летать на По-2. Сам Маэстро из Таганрога встретил в Урае таких же счастливых людей.

- Я знал, что они собирают По-2, - делился со мной Лахмостов. - Присылали мне фотографии, когда фюзеляж, крыло были еще в заделе. Я был уверен, что самолет они сделают. И ведь получилось один в один.

...С горечью узнал, что Евгений Александрович умер, ушел навсегда туда, откуда прежде время от времени возвращался. Наверное, он лучше других понимал: с годами небо становится ближе.

Александр Кулыгин,
фото автора

 

 

 

 

 

Просмотров: 2066
Поделиться
Сексуальные тайны Кремля Далее в рубрике Сексуальные тайны Кремля


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.