Сегодня 27 мая 2017 г., суббота, 07:29USD 56.75 +0.6859EUR 63.66 +0.6573
Это интересно

Британскому диверсанту не дали взорвать крейсер Хрущева

2 мая 2016
hits 1497

Президент Национальной ассоциации телохранителей (НАСТ) России, старший офицер 9-го управления КГБ СССР в запасе  Дмитрий Фонарев продолжает знакомить читателей «МН» с особенностями охраны первых лиц государства с царских времен до наших дней. Очередное первое лицо - Никита Хрущев.

БУДЕННЫЙ НЕ НАЧАЛЬНИК?

- Дмитрий Николаевич, чем запомнилось правление Хрущева сотрудникам охраны?

- В первую очередь, конечно, созданием того самого легендарного 9-го управления, которое вошло в состав Комитета государственной безопасности (КГБ) при Совете Министров СССР.

По легенде, свой порядковый номер «девятка» получила в наследство от охраны Сталина, которая круглосуточно заступала на посты группой из девяти офицеров НКВД. Интересно, что после смерти Сталина его охрана была расформирована буквально на следующий день после похорон вождя народов.

- Какое качество было самым главным для сотрудника 9-го управления?

- Четкое выполнение приказов и инструкций. Одним из наставников НАСТ России является Александр Солдатов, майор КГБ в отставке. Его отец Михаил Солдатов - самая яркая легенда «девятки». Он долгие годы проработал в группах личной охраны Буденного, Хрущева, а также лично отвечал за безопасность многочисленных высоких гостей СССР.

Одним из первых постов Михаила Петровича была... калитка на даче Семена Михайловича Буденного, куда он попал на подмену. Начальник объекта, особо ничего не объясняя, приказал молодому сотруднику никого через эту калитку не пропускать, кроме начальника охраны. Приказ есть приказ. И тут на пост выходит сам Семен Михайлович, прогуливавшийся по своей любимой тропинке. Михаил Петрович, не раздумывая, встал на его пути и твердо произнес: «Не велено туда ходить!» Буденный удивился: «Как это не велено?» Но постовой Солдатов был непреклонен. Буденный даже удивился: «А если я здесь начальник?» На что Михаил Петрович ответил: «У меня только один начальник». Тут прибежал взмыленный начальник охраны и приказал сотруднику пропустить охраняемого. Этот случай настолько запомнился Буденному, что тот попросил оставить строгого сотрудника в своей охране.

ПЕРСЕК-ПУТЕШЕСТВЕННИК

- Как известно, Сталин практически не выезжал из страны за рубеж. Хрущев, наоборот, славился своими многочисленными турне. Как была организована его охрана за границей?

- Причем путешествовал он не только самолетами, но и поездом и кораблями. Конечно, самым сложным был первый официальный визит Никиты Сергеевича в США в сентябре 1959 года. Непростыми были визиты в Индию в 1955 году и в Великобританию в 1956 году на крейсере «Орджоникидзе».

Сразу после решения ЦК КПСС о визите в США выехала передовая группа «девятки» из нескольких старших офицеров. Ты отвечаешь перед своим руководством буквально за все, как только охраняемый оказывается на территории другого государства. Это очень глубокая тема. Офицеры решали весьма сложные вопросы практического взаимодействия с секретной службой США. В тесном контакте с протокольными службами МИДа, руководством посольства знакомились с текущей обстановкой, уточняли детали визитов и встреч. Это был первый визит в новом формате. С профессиональной точки зрения это был уникальный опыт становления системы обеспечения безопасности в откровенно враждебной среде и без привычных ныне средств. Один вопрос с автомобилями чего стоил. Ведь тогда еще не было возможности перевозить правительственные «Чайки» самолетами.

В сентябре 1960 года Никита Сергеевич вообще решил приплыть на сессию ООН на турбоэлектроходе «Балтика». В честь этого была даже выпущена специальная медаль «Рейс мира». Но обратно делегация СССР летела на самолете. Подготовкой всех этих визитов занималась «девятка». Так и накапливался опыт.

- За рубежом для Хрущева была реальная угроза?

- Хрестоматийный для профессионалов обеспечения личной безопасности эпизод произошел в апреле 1956 года. Во время правительственного визита в Великобританию государственную эскадру возглавил крейсер «Орджоникидзе». Делегация отбывала из Балтийска с военной базы. На борту крейсера находились первый секретарь ЦК КПСС Хрущев и председатель Совмина Булганин. Крейсер сопровождали эсминцы «Смотрящий» и «Совершенный».

Учитывая, что за полгода до визита на рейде Севастополя взорвался линкор «Новороссийск», безопасности уделялось особое внимание. Ночью матрос, несший вахту на палубе крейсера, неожиданно заметил странные пузырьки воздуха, выходящие из-под воды, и доложил по команде. Акустик «Орджоникидзе» подтвердил наличие странных шумов по правому борту. Тут же в воду с одного из эсминцев спустился боевой пловец Эдуард Кольцов.

Он обнаружил пловца, прикреплявшего к борту корабля магнитную мину. Незаметно подплыв к диверсанту, Кольцов принял решение его уничтожить приемом из арсенала боевых пловцов, перерезав неизвестному горло.

И только потом из английской прессы стало известно, что диверсантом оказался Лайонел Крэбб, боевой водолаз, командор Королевских ВМС. Эта история с «агентом 007» была засекречена более 50 лет, и только в середине 2000-х годов о ней стало можно говорить.

В 60-х во время официального визита первого секретаря ЦК КПСС в Австрию из толпы любопытствующих под ноги Хрущеву неожиданно «прилетел» небольшой пакет.

Михаил Солдатов среагировал молниеносно - собственным телом накрыл предмет, а потом унес в безопасное место. В пакете оказалось всего лишь письмо одного из эмигрантов с просьбой помочь ему вернуться домой.

Как гласит легенда, после инцидента австрийский канцлер уволил тех, кто работал в тот день с русскими. А Хрущев даже не обратил на это внимания.

ПОПАСТЬ В «ДЕВЯТКУ»

- Из кого формировался кадровый резерв «девятки»?

- Головной отдел формировался строго из сотрудников управления, имевших положительный опыт работы в других отделах не менее 5-10 лет. Сама «девятка» - огромный человеческий механизм, численность которого достигала 5,5 тысячи офицеров, сотрудников и вольнонаемных. Кандидатов на службу набирали из образцовых офицеров и солдат, выпускников столичных вузов и техникумов, а также из многочисленных спортсменов, преимущественно динамовцев. Объявлений о приеме на работу «девятка», как вы понимаете, не развешивала. Интересно, что группа офицеров-спортсменов 9-го управления участвовала в эстафете олимпийского огня в 1980 году.

В охране первых лиц страны работали и знаменитые спортсмены. Дежурным офицером одного из подразделений «девятки» был знаменитый футбольный вратарь Алексей Хомич. А жизнь председателю Совета Министров СССР Алексею Косыгину во время инцидента с его байдаркой на Москве-реке спас Николай Калашников, полузащитник олимпийской сборной команды СССР по водному поло, бронзовый призер Токийской Олимпиады 1964 года.

ВЫНЕСЛИ НА РУКАХ

- Как охраняемое лицо Никита Сергеевич прибавлял работы своей охране или был ей послушен?

- По воспоминаниям ветеранов «девятки», слушать кого-либо Хрущев вообще не был склонен. На все у него было свое мнение. Никита Сергеевич не был, как сейчас модно говорить, демократом. Он был коммунистом во всех смыслах этого слова. Как сказал заместитель начальника «девятки» Михаил Степанович Докучаев, «Хрущев запомнился сотрудникам Службы безопасности как человек, который постоянно ими был недоволен». Этим все сказано.

Характерный случай произошел во время его визита в Индию в ноябре 1955 года. Растроганный теплым приемом индийского народа, Хрущев приказал остановить машину на одной из площадей Калькутты и отправился в толпу, которая, повинуясь своим законам, радостно начала сжиматься. Полицейский кордон мгновенно смяли. К счастью, сотрудники охраны не растерялись, они приподняли лидера СССР под руки и понесли сквозь толпу. Факт «выноса тела» не ускользнул от западных журналистов, а сам эпизод вошел в историю.

- Какие отношения были между сотрудниками охраны и самим первым секретарем?

- Правильные. Иначе состав группы охраны постоянно менялся бы. Но ее долгие годы возглавлял старший офицер Виктор Литовченко. Инициативно общаться с охраняемым лицом, или Дедушкой, как его между собой называли офицеры охраны, было бы идиотизмом. Когда сам Дедушка желал пообщаться со своей охраной, это совсем другое дело. Хрущев, например, любил во время прогулки по лесу ни с того ни с сего сесть на пенек и затянуть украинскую песню «Ридна маты моя». Михаила Солдатова предупредили об этой особенности первого секретаря, и он заранее выучил слова песни. Когда однажды Хрущев при нем запел любимую песню, ворча, что никто из охраны не знает слов, Михаил начал подпевать, чем серьезно поднял Никите Сергеевичу настроение.

Дмитрий Соколов

Фото ТАСС/В. Егоров, TOPFOTO/FOTODOM

  • КСТАТИ

Хрущев запомнился сотрудникам Службы безопасности как человек, который постоянно ими был недоволен.

 

 

Просмотров: 1497
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Метаморфозы пасхального яйца Далее в рубрике Метаморфозы пасхального яйца


Загрузка...
Комментарии (1)

Добавить комментарий

RSS-лента RSS-лента комментариев

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.