Сегодня 29 мая 2017 г., понедельник, 12:44USD 56.75 +0.6859EUR 63.66 +0.6573
Новости политики. События в мире

Судьба Европы

4 января 2013
hits 2375

 

 

 

Накануне Нового года принято делать прогнозы и делиться планами на будущее. “МН” обратился к известному французскому экономисту директору Института экономических исследований “Брюгель” Жану Пизани-Ферри с просьбой рассказать, что он думает по поводу будущего ЕС. Сохранится ли Евросоюз в том виде, в котором мы его знаем? Или под влиянием непрекращающегося экономического кризиса распадется на составные части?

 - Господин Пизани-Ферри, Европа никак не может оправиться от кризиса 2008 г. С чем это связано? Неужели ее экономика настолько сильно была завязана на рынок недвижимости США?

- До 2008 г. в ЕС был баланс внешних счетов - дефицит в США, префицит в КНР и на Ближнем Востоке Европу не касались. Было, конечно, множество финансовых инвестиций между США и Европой, причем денежные потоки шли в обоих направлениях. К сожалению, европейцы оказались достаточно глупы, чтобы инвестировать в рынок жилья и продукцию, с ним связанную. Когда в Штатах разразился ипотечный кризис, многие фирмы и фонды разорились, Центральному банку пришлось увеличивать ликвидность, но по большому счету ничего страшного не произошло - обычный глобальный кризис, которым неплохо научились управлять. Беда в том, что он наложился на внутренние проблемы еврозоны, что и усилило стагнацию.

- Давайте разберемся, что это за несчастливая цепь событий, которая привела к столь печальному результату?

- Началось все, как вы знаете, с Греции, которая заявила, что не в состоянии расплатиться с громадным внешним долгом, реальных размеров которого до этого времени никто не представлял. C проблемой Греции мы рано или поздно бы справились. Однако сразу вслед за ней начало лихорадить куда более развитые страны - Ирландию, Испанию...

- У них тоже оказался большой внешний долг?

- Нет, их проблемы лежали совсем в другой плоскости. Ирландия была очень успешной страной с современной экономикой, центром транснациональных корпораций, чей ВВП на душу населения постоянно рос и к 2008 г. был выше среднего по Европе. За это, собственно, Ирландия и поплатилась. Население стало с энтузиазмом брать дешевые ипотечные кредиты, в результате возник мыльный пузырь жилищных займов - такой же, как в США и Японии. В итоге в 2008-2009 гг. выяснилось, что в условиях кризиса население погасить свои кредиты не в состоянии. И тогда государство начало помогать заемщикам и банкам, пообещав покрыть все частные кредиты. В результате уже государство стало жить в долг. Сначала он был маленьким - 25% от ВВП, но очень быстро вырос до 40%.

- Кризис в Испании также был напрямую связан с рынком жилья?

- Там все очень запутано. У Испании была совершенно неправильная, с моей точки зрения, очень жесткая фискальная политика, за что мы ее неоднократно критиковали. При этом она имела 10% внешний дефицит бюджета. Самое же главное: экономика Испании производила много излишков. Только строительный сектор с начала 2000-х вырос в 3 раза. В Испании строили больше домов, чем в США, и это при населении всего 40 млн человек. Молодые люди бросали университеты и массово уходили в строители, чтобы зарабатывать реально большие деньги. В 2008 г., когда рынок жилья рухнул, они оказались в чудовищной ситуации - без работы, без образования, с кредитами, по которым надо платить... Понятно, что испанская экономика должна переквалифицироваться на реальный сектор и выпускать только то, за что люди готовы платить. Но это процесс не быстрый.

- Очевидно, что кризис, в который одновременно оказались вовлечены столь разные государства, имеет системный характер?

- Причины кризиса надо искать в самом устройстве Евросоюза, слишком уж разные страны в него входят. Все началось с процесса объединения Германии, что очень сильно ударило по ее экономике. немецкая марка была неконкурентоспособной, и сами немцы это прекрасно понимали, предпринимая большие усилия по реструктуризации своей экономики. Достаточно сказать, что они вывели множество своих предприятий в Восточную Европу, начали развивать аутсортинг, лишь бы снизить затраты. Аналогично действовали и другие страны Северной Европы.

- Как я понимаю, на Юге ситуация складывалась совершенно по-другому?

- Южноевропейские страны вошли в зону евро позднее, и их население сразу же почувствовало все преимущество валютного союза. До этого у них были достаточно высокие процентные ставки по кредитам, а тут они в одночасье упали с 7 до 3%. При этом инфляция никуда не исчезла, а стала раскручиваться еще больше. Понятно, что люди бросились брать деньги в долг, что привело к небывалому потребительскому буму. И ладно бы ограничься они покупкой одежды и бытовых товаров, но южане начали массово покупать жилье. Сейчас-то мы понимаем, что как раз в этот момент надо было вводить жесткие ограничения - повышать налоги на недвижимость, давать ипотечные кредиты под более высокие проценты, но тогда казалось, что частные кредиты не могут дестабилизировать экономику, главное - правильная фискальная политика. Да и никто бы нам тогда и не дал ограничить жилищный бум. Политики в разных странах наперебой говорили, что все должны получить от него выгоду, - Европа стала единой и пенсионеры из богатых северных стран хотят провести последние годы жизни на юге. Надо создать им достойные условия, заодно обеспечив новыми рабочими местами население южных стран.

- Идиллия закончилась в 2008 г., когда начался резкий отток капитала с Юга на Север?

- Для нас это явилось полной неожиданностью. Никому и в голову не могло прийти, что частные инвесторы могут повести себя столь неожиданным образом, начав говорить: “Мы не хотим ничего испанского!” Ситуация на грани абсурда. Но проблема-то в том и заключалась, что Европа единым государством не была, а вот валюту разные страны имели общую. Когда разра­зился экономический кризис, который очень сильно ударил по государствам Юга, живущим в долг, северяне банально испугались за свои капиталы. Прибавьте сюда разницу в ментальности: одни всю жизнь экономят каждую копейку, другие легко берут деньги в долг и столь же легко могут их не отдать.

 

Эксперты считают, что худшее в кризисе еврозоны позади. А премьер-министр Испании даже открыто заявил, что “сейчас те, кто ставит против евро, - проиграют”.

- Удалось ли разрешить эти противоречия? На сегодняшний день экономическая ситуация в ЕС стабилизировалась?

- Она продолжает оставаться очень тяжелой - реальный сектор упал, в Испании и Греции наблюдается рецессия; безработица в отдельных странах ЕС достигает 25%, среди молодежи она и того выше - 50%. Во многом это связано с тем, что асимметрия между Севером и Югом внутри Европейского союза продолжает нарастать. Рабочие места имеются в основном на Севере, где развита промышленность, традиционно высокая производительность труда, производимые северными странами товары конкурентоспособны на мировых рынках. Трудовые же ресурсы в виде безработных - на Юге. Проблему надо решать - рабочие места должны перемещаться туда, где есть рабочая сила, но после 2008 г. население северных стран и слышать не хочет ни о каких инвестициях в Юг.  Второй вариант - безработные южане могут поехать в те страны, где есть работа. Но в этом случае возникнет множество вопросов по поводу пенсионной системы, социального обеспечения, пособий по безработице, налоговой системы... В рамках одного государства их решить невозможно. Должны существовать какие-то общеевропейские структуры, которые будут заниматься всем, что так или иначе связано с мобильностью населения.

- Иными словами, вы опытным путем пришли к тому, что Европа должна стать полноценным государством?

- Я думаю, что мы медленно, но верно движемся в этом направлении. В сентябре 2012 г. группа по вопросам будущего Европы предложила проект реформ, в ходе которых в ЕС должен появиться пост президента, избираемого всеобщим голосованием всех граждан, министерство иностранных дел, единая европейская въездная виза и, возможно, единая армия.

- Насколько я знаю, инициаторами полного и окончательного объединения Европы являлись Франция и Германия. А готовы ли другие страны переселиться в общий дом?

- ЕС - союз добровольный, в котором никого не держат силой. Но пока что мы наблюдаем обратный процесс - европейские государства предпочитают держаться вместе, последовательно принимая решения о все большей интеграции. При полном, к слову сказать, одобрении жителей разных стран. Регулярно проводимые социологические опросы показывают, что, несмотря на все трудности, европейцев вполне устраивает жить в единой Европе, им бы не хотелось ее потерять.

Беседовала Елена Журавлева

 

 

 

Просмотров: 2375
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Сирот похоронят по высшему разряду Далее в рубрике Сирот похоронят по высшему разряду


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.