Сегодня 29 марта 2017 г., среда, 20:17USD 57.02 0.0877EUR 61.53 -0.2755
Новости политики. События в мире

Как регионы Украины переживают мирную революцию

7 февраля 2014
hits 2923

 

Судьба украинских протестов решается не только на киевском Майдане. Захваченные здания администраций в разных регионах Украины - важный предмет торга в переговорах Виктора Януковича и оппозиции. А что происходит в самих этих регионах? Мы решили выяснить на местах.

Друзья настоятельно советовали прихватить с собой каску, а мама, прощаясь, чуть не плакала.  Но даже в Киеве, в котором я был проездом, ни военной разрухи, ни уличных боев не наблюдается. За пределами не то что Майдана, за пределами баррикад на улице Грушевского жизнь идет мирная.

ПОЛТАВСКАЯ КАША

В Полтаве о революции вспоминаешь только на центральной Октябрьской улице, увидев преграждающую вход в областную раду баррикаду. Она сделана по киевской технологии - из мешков со снегом, политых для прочности водой. В длину невелика, но метра три высотой. С покрышками, чтобы зажечь, если что, и с флагами.

ОБЕД С ВИДОМ НА РЕВОЛЮЦИЮ

Тут же человек 15 дежурных с битами и палками, у одного телескопическая дубинка, у другого самодельный топорик. Оружие, каски, респираторы, кстати, совершенно разномастные, похоже, никто их централизованно не закупал. Через дорогу итальянское кафе, вкусное, но по местным меркам весьма недешевое. Можно пообедать с видом на революцию.

- Конечно, им там платят, - уверен официант. - Ведь у них там столовая есть, ясно, что кто-то это все оплачивает.

Сам он Януковича не любит, жалуется на невозможность сделать бизнес и мечтает жить в Европе. Собственно, вполне обычные для Полтавы настроения.

Сперва тут, как и в Киеве, начался евромайдан - большая армейская палатка с печкой и сцена напротив областной администрации. Но 25 января, в первый выходной с тех пор, как на киевском Майдане появились погибшие, большая толпа собралась администрацию штурмовать. Губернатор утверждает, что было 2 тысячи человек. Сами протестующие говорят о 3 тысячах. А лидеры местной оппозиции - о пяти. Кстати, 3 тысячи человек - это каждый сотый полтавчанин. Чиновники при этом уверяют, что впереди толпы шли некие специально приехавшие боевики с Западной Украины, человек 30. Губернатор Александр Удовиченко администрацию не отдал, зато пустил толпу в помещение областной рады.

- Драки не было, но захват все-таки был, - считает глава области. - Прокуратура открыла по этому поводу уголовное производство.

 - Один из фигурантов этого дела я, - комментирует местный депутат от партии «УДАР» Виталия Кличко Петро Ворона. - Но я считаю, что, наоборот, незаконным было нежелание пускать нас внутрь. Это коммунальное здание, мы имеем право там находиться. От штурма мы отказались, потому что там было 400 человек милиции. А я, как политик, отвечаю за безопасность людей.

НАРОДНОЕ ВЕЧЕ

Правящую Партию регионов и коммунистов, которые обыкновенно голосовали с ней заодно, из здания парламента выставили. И теперь там заседает «Народная рада». Она состоит из оппозиционных депутатов облрады и всех районных и городских собраний. Одно из первых ее решений касалось запрета Коммунистической партии Украины. Но, как и остальные принятые здесь решения, реальной силы оно пока не имеет, скорее символическую.

В обычное время тут сидят человек 150. Это включая «сотню» самообороны, кухню, врачей и организаторов, а также горстку бойцов националистического «Правого сектора», спящих где-то наверху, куда посторонних не пускают. Но ежедневно ближе к шести часам вечера в зале заседаний здесь собирается народное вече. Приходит много пожилых людей, и большой зал набивается битком.

- Мне Россия ближе, чем Европа, я сама из Архангельской области, - признается пришедшая на вече 55-летняя Елена Зинченко. - Но только первые требования касались евроинтеграции. Я же вышла протестовать, когда детей в Киеве разогнали.

Тем временем собрание открывается лозунгом «Слава Украине!». Потом все встают и затягивают «Ще не вмерла Україна». Я до этого разве что в кино видел, чтобы люди так серьезно пели свой гимн.

В зал входит Александр Удовиченко. Его давно звали выступить перед народом, и наконец он пришел. Встречают губернатора криками «Ганьба», то есть «позор». Тот ничего нового не сообщает. Просто в который раз говорит, что силу применять не намерен, и предлагает протестующим освободить помещение областной рады подобру-поздорову. Так что уходит Удовиченко под возмущенные крики.

Со сцены зачитывают требования к власти. Во-первых, расформировать милицейский спецназ «Беркут». Во-вторых, вернуть полтавских беркутовцев из Киева домой. В-третьих, областной раде официально осудить действия центральной власти. В-четвертых, главе области выйти из Партии регионов. И, наконец, расследовать действия власти в Кременчуге, где после штурма горисполкома нескольких активистов посадили под домашний арест. Вече эту резолюцию радостно принимает.

ДРАТЬСЯ НИ С КЕМ НЕ ПРИДЕТСЯ

Столовая, которая так зацепила официанта в кафе, располагается в холле. Начальников тут нет, но все работает. На сдвинутых столах, отгороженных полосатой лентой, женщины в перчатках, масках и шапочках массово готовят бутерброды. Раздают вкуснейший кулеш и сало с чесноком. Вчера был борщ, до этого - вареники, еще раньше - галушки. В общем, кормят протестующих не без национального колорита. Поначалу продукты приносили жители. Вспоминают бабушку, притащившую в первый день кастрюлю борща. Но теперь еду покупают на пожертвования. Большая коробка для них стоит у входа.

В медпункте тоже царит самоорганизация, хотя люди тут самые разные. Например, отставной военврач Григорий Быков Майдан не поддерживает, но сюда пришел, как он объясняет, «служить буфером». А вот Лариса Анатольевна, преподаватель местной медицинской академии, человек убежденный, она и в «оранжевой» революции участвовала, и сейчас успела в Киев съездить.

- Да, после ассоциации с Евросоюзом нам будет трудно, - соглашается она. - Поработать много придется, но главное, что предлагает Европа, - это прозрачность.

- Сейчас я иду по улице и знаю, что меня может сбить чиновник на машине и еще потом заставят ему деньги платить, - поддерживает Ларису ее бывший студент, а ныне врач-психиатр Роман. - Я хочу, чтобы этого больше не было.

Здесь и другой бывший ученик, реаниматолог Юрий, с бородкой и в очках. Есть еще патологоанатом, стоматолог, травматолог. Доктора дежурят по очереди после основной работы.

- Многие думают, что мы за деньги стоим, даже спрашивали, сколько я заработала, - говорит медсестра местной больницы. - А я здесь для того, чтобы у моих детей было будущее.

Поначалу в занятом здании ждали штурма. Готовили перевязочные материалы, а в подвале организовали пункт первой помощи. Но сейчас больше всего спрос на таблетки от кашля. Штурма ждут скорее по привычке. Двадцатилетние девчонки из музыкального училища мило болтают с двумя боевыми парнями. Те очень бравые, и один из них даже в помещении не снимает маски-балаклавы и не расстается с самодельной дубинкой. Но драться, похоже, ни с кем не придется.

ПРОТИВНИКИ МАЙДАНА

- Какой это мирный протест, если здание захватили? - недоумевает полтавчанин Валера. - Мы вне политики, но против насилия. До выборов остался всего год с небольшим. Зачем эти столкновения? У меня две дочки, и я не хочу революции.

Валере лет сорок, он строитель, делает ремонт в квартирах. Он везет меня на встречу с другими противниками Майдана. Они называют себя Антикризисным комитетом Полтавы.

Публика разношерстная. Вот Илья, он евразиец, сторонник Таможенного союза и полного отказа от интеграции с Европой. Другой инициатор движения, предприниматель Игорь Нестеренко, успел и в «оранжевой» революции поучаствовать, и политические предпочтения менял не раз. То голосовал за «УДАР», то за националистическую «Свободу». Сейчас обе партии на Майдане, а Игорь - против.

На страничках Игоря и Ильи в соцсети «ВКонтакте» сплошные призывы против Майдана и почему-то Навального, самые жуткие кадры с киевских баррикад и хвала силе русского оружия. Украинским СМИ они не доверяют, предпочитают российские. Пока они успели провести только три митинга. Причем на самый большой пришло порядка 50 человек.

Похоже, 3 тысячи протестующих и 50 «антимайдановцев» - это все пассионарии Полтавы. Тут город хоть и немаленький, но очень провинциальный и сонный. Тем более что губернатор повел себя гораздо мудрее президента и решил не обострять конфликт.

ЛЬВОВ - КОЛЫБЕЛЬ РЕВОЛЮЦИИ

Львов встречает желто-синими знаменами. Они на домах, на машинах, на одежде прохожих в виде ленточек. Помимо стандартных двуцветных имеется и особая лента: с одного конца цвета украинские, а с другого - европейский флаг.

АДМИНИСТРАЦИЮ ВЗЯЛИ БЕЗ БОЯ

- У меня знакомый бизнесмен был в Партии регионов и теперь вышел, - рассказывает таксист по дороге из аэропорта.

Да что там партия - 11 львовян в эти дни уволились из милицейских спецподразделений, которые отправляли в Киев подавлять протесты. Евромайдан, кстати, тут начался еще раньше, чем в Киеве. Но только после киевского разгона студентов на улицы вывалила настоящая толпа. По данным оппозиции - 70-80 тысяч протестующих. По подсчетам милиции - 38 тысяч. Для 800-тысячного города все равно очень много.

По крайней мере, обладминистрацию, красивое здание еще австро-венгерского периода, взяли без боя. Толпа просто вошла внутрь. Часть кабинетов опечатана. Другие, например отдел социально-экономического развития, работают в штатном режиме и в прежнем составе. А вот канцелярию заняла канцелярия областной рады. Секретарша ставит мне на командировочное печать местного парламента. Главу тоже выгнали, точнее, окружили толпой и мягко вынудили написать заявление об уходе.  Его кабинет и обязанности унаследовал спикер областной рады Петро Колодий. Грубо говоря, новые органы управления уже были готовы, просто переехали из кабинета в кабинет. В области, кстати, аналогичным образом заняты три местные администрации.

- Никакого захвата не было, - убеждает меня помощник одного из оппозиционных депутатов Верховной рады Игорь. - Это здание находится на балансе у облрады. Администрация его арендовала. А сейчас срок аренды кончился. Так что мы его освобождать не должны.

Петро Колодий - бывший помощник лидера движения «Свобода» Олега Тягнибока. Темноволосый мужчина за пятьдесят в дорогой рубашке. В силу возраста он по-русски, конечно, понимает. Но принципиально говорит со мной только на мове. Так что трудные места переводит Игорь, что выглядит комично.

Петро объясняет, что фракция Партии регионов в областном парламенте самораспустилась. Когда я спрашиваю об экономических последствиях ассоциации с Европой, спикер говорит о каких-то европейских грантах. На один из них, например, были куплены машины медицины катастроф. От более подробных расспросов Колодий уходит, сославшись на занятость.

С МИРУ ПО НИТКЕ

У неприметной арки на улице Гнатюка на глаза попадается указатель «Запись в волонтеры Майдана». Пройдя по стрелке, попадаю в небольшой офис на первом этаже с изразцовой печью. Помещение любезно предоставила местная телестудия. Здесь записывают на волонтерскую работу медиков, юристов, гражданских активистов. Кто может, едет в Киев, но работа есть и здесь.

Ближе ко входу мужчина лет сорока перечитывает уголовно-процессуальный кодекс. Мужчину зовут Константин, он адвокат, но по несколько часов в день помимо основной работы бесплатно консультирует активистов.

- Меня глубоко возмущают те репрессии, которые власть применяет к несогласным, необходимо запретить те «законы 37-го года», которые приняли 16 января, - объясняет свою позицию Константин. - Еще раздражает навешивание ярлыков. Якобы в Киев на Майдан поехали крестьяне с запада с четырьмя классами образования.

Действительно, стереотипы о крестьянском городе Львове сильно преувеличены. Тут собирают автобусы и трамваи, тут процветает туризм, тут, наконец, трудится четверть всех украинских программистов.

Константина зацепило в ночь 30 ноября, когда  разогнали студентов. Он тут же поехал в Киев вместе со своим 16-летним сыном, причем не с пустыми руками.

- У нас предприятие - больше 20 человек, и все, от курьера до директора, захотели сдать деньги, - рассказывает адвокат. -  Мы накупили носков, кофе, чая, перчаток теплых. Причем моих близких знакомых там не было, я не кому-то конкретно все это вез.

- У нас на фирме набрали 2 тысячи долларов, - подхватывает волонтер Иванна. - Директора, муж и жена, тоже на Майдан поехали. Помню, как менеджер звонит, говорит, что директор на связь не выходит. Мы все волновались.

В общем, львовяне собирали вещи на Майдан примерно так же, как мы  в России скидывались для погорельцев 2010 года и жертв наводнения в Крымске.

Есть и другие волонтерские центры. Например, академическое общество Львова формирует «сотню имени Юрия Вербицкого». В память ученого, раненного на Майдане, похищенного из больницы и найденного потом мертвым и со следами пыток. В этот отряд мирного протеста уже записались 40 человек.

«Самооборона Майдана» - место для тех, кто настроен более решительно. Пункт ее сбора расположился неподалеку, в штаб-квартире партии «УДАР». Публика разная: студенты, ребята спортивного сложения, мужчины лет сорока. На стене висят разномастные строительные каски, а также пластиковые фрагменты милицейских доспехов.

- Киевские трофеи, ребята привезли, - объясняет Микола Яворский.

Вообще-то он преподает в местном вузе историю политических учений. А в свободное от работы время один из сотников местного ополчения. В Киеве Микола уже побывал, там сейчас более 3 тысяч львовских участников «самообороны Майдана», но сегодня работа требует присутствия в родном городе. Тут тоже дел хватает - протестующие блокируют базы «Беркута» и внутренних войск.

ЗДЕСЬ СЛАГАЮТ НОВЫЕ ПЕСНИ

Холод страшный, у выезда с территории воинской части греются у бочек самообороновцы. Здесь главная баррикада и пункт обогрева, брезентовая армейская палатка с буржуйкой. В нее набилось человек сорок.

Кто-то играет на гитаре революционные песни на украинском. Это лишнее уточнение - львовские активисты коммуницируют друг с другом исключительно на державной мове. Это не столько из принципа, сколько из-за того, что многие молодые ребята в этом городе действительно плохо говорят по-русски.

На матрасе у печки спит какой-то паренек. Тут же рядом телевизор с последними новостями. Электричество дают жители соседних домов. Парень и девушка разливают из больших баков чай и кофе. Тут же горы бутербродов, печенье, сахар. В фольге куски горячей свежеподжаренной рыбы. Это приносят неравнодушные горожане. Когда я вернусь сюда через час, место рыбы займут аппетитные домашние котлеты.

По позициям меня ведут два совсем молодых паренька. Один, Руслан, разнорабочий на здешнем рынке. Второй, Валентин, студент. По вечерам полнедели на стройке подрабатывает, а вторую половину - официантом в ресторане. Ну а ночами тут. На последних выборах ни тот ни другой не голосовали, а к протесту присоединились после того, как на Майдане начали убивать: «В такое время нельзя сидеть в своей хате, надо защищать Украину».

Мы обходим десяток разномастных постов с баррикадами и без. Где матерчатая садовая беседка, где обтянутый полиэтиленом деревянный каркас, где просто выгородка из мешков со снегом. Где буржуйки, где просто бочки с огнем, где сваренная из двух бочек самодельная печка.

На восьмом этаже жилого дома разместился один из наблюдательных пунктов. За окном подъезда воинская часть как на ладони. Припорошенные снегом пушки, автобусы, гаражи с тягачами. На полу матрас, зарядка для рации и тепловентилятор. Электричество протянули сочувствующие жильцы одной из квартир. Их сын-подросток иногда выходит поболтать с самообороновцами. Впрочем, иные протестующие не многим его старше.

- Если попытаются выехать, мы встанем в цепь у них на пути, - говорит Руслан. - У нас есть щиты, каски и шипы, чтобы под колеса бросать.

Сейчас воинскую часть из 600 человек охраняют 150 протестующих. Говорят, что солдаты только рады поводу никуда не ехать.

- Разблокировать-то часть несложно, - уверен глава областного МВД Александр Рудяк. -  Но как потом воевать с бабушками и дедушками, которых выйдет несколько тысяч?

ПОСЛЕ МАЙДАНА

В общем, завоевания революции на западе Украины не собираются отдавать. А на востоке пока ничего толком не решили. Майданы там немногочисленны, но против них либо организованные митинги бюджетников, либо очень маленькие группки людей, как в Полтаве.

Похоже, нет тут такого непримиримого конфликта. И ненависти к России нет. Протестующие, что в Полтаве, что во Львове, долгом своим считали признаться в нежных чувствах к русским. Только телевидение наше ругали и периодически спрашивали: «Почему вы так украинцев не любите?»

Янукович уже вне игры, а реальных кандидатов, которые не вызовут раскола в обществе, пожалуй, два. Виталий Кличко и, более вероятно, Петр Порошенко. Это миллиардер и бывший министр, зато человек умеренный и поддержавший Майдан. В принципе если будет выполнено одно из главных требований протеста - возврат к парламентской республике, то личность во главе не так уж важна.

«Главное - выбрать человека, который может потом отдать власть», - говорят во Львове. Собственно, об этом вся украинская революция.

Никита Аронов

Фото ИТАР-ТАСС

Просмотров: 2923
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Россия увязнет в Арктике Далее в рубрике Россия увязнет в Арктике


Загрузка...
Комментарии (12)

Добавить комментарий

RSS-лента RSS-лента комментариев

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.