Сегодня 18 января 2017 г., среда, 13:15USD 59.18 -0.2185EUR 63.22 -0.0612
Новости шоу бизнеса. Откровения звезд

Тайны Большого театра

14 декабря 2013
hits 1734

 

Давно прошли те времена, когда Большой был синонимом великого искусства. Сегодня главный театр страны превратился в театр боевых действий. Интриги, скандалы, расследования - вот с чем нынче ассоциируется Большой. День за днем всплывают все новые и новые шокирующие подробности, война компроматов достигла точки кипения. И это еще не вечер…

ПОЧЕМУ ТАК СМЕЛ ЦИСКАРИДЗЕ?

Еще недавно теплилась смутная надежда. Казалось, вот-вот бунтарь Цискаридзе подпишет мировое соглашение с руководством Большого театра. Вроде бы дирекция готова была снять с танцора два выговора, за которыми в любую минуту мог последовать третий, «смертельный». Вроде бы Николай не прочь был отказаться от своих требований к театру, а также от скандальных и обличительных интервью. И воцарились бы в Большом мир и покой, музыка и танцы. Ан нет, не случилось. Теперь же, такое впечатление, клубок конфликта затянулся еще туже. Цискаридзе обвиняет гендиректора Иксанова, Иксанов - Цискаридзе, все продолжается в том же духе, и даже хлеще.

А тут еще подсуропили так называемые пранкеры - телефонные хулиганы, которые разыгрывают знаменитостей, а потом выкладывают в интернет записи разговоров. Так, один из пранкеров позвонил Анатолию Иксанову от имени министра культуры Мединского. И что же мы услышали? Голос, похожий на голос Иксанова, сообщил, что готовится третий выговор Цискаридзе, за которым уже в полном соответствии с КЗОТ последует увольнение артиста. Лже-Мединский поддержал это решение, сказал, что возражать не будет. На что «голос Иксанова» выдал еще более страшную тайну: оказывается, до сих пор он не может уволить ненавистного Цискаридзе из-за того, что у танцора есть очень влиятельный и высокопоставленный покровитель. Кто - так и осталось загадкой. Но если слова предназначались Мединскому, получается, что тайный покровитель в иерархической лестнице занимает более высокое место, чем министр культуры! А это уже интересно...

- Ну вы же видите, что я несчастный артист, над которым издеваются, - витиевато ответил на прямой вопрос о покровителе Николай Цискаридзе. - 21 год именно я представляю Большой театр. Делаю это громко, ярко. За 20 лет ни один артист не принес столько наград, премий, званий, сколько я. Вишневскую выгоняли, Плисецкую выгоняли, теперь давайте поиздеваемся над Цискаридзе!

Николаю очень хочется верить, правда. Но уже закрался червь сомнения. Уж больно смел танцор в своих словах, в своих жестких и непримиримых обвинениях. Либо действительно без страха и упрека, тогда можно только восхищаться. Либо чувствует чью-то очень и очень мощную поддержку, с которой любое море по колено...

ИЩИТЕ ЖЕНЩИНУ

Между тем в деле облитого кислотой худрука балетной труппы Сергея Филина вскрываются все новые и новые подробности. Отчасти информационный взрыв был подготовлен самим Анатолием Иксановым. Это ведь он поджег фитиль, заявив, что задержанный танцор Павел Дмитриченко не организатор, а исполнитель преступления, - дескать, настоящего кукловода следствию еще предстоит выявить.

- Его (Дмитриченко. - Ред.) к этому подвигли. И он не тот реальный заказчик, каким его выставляют, он такой же исполнитель. А есть кукловод, и следствие должно найти, кто этот человек.

Намек Иксанова, как представляется, весьма прозрачен. Особенно учитывая предыдущее заявление директора ГАБТа: «У меня ощущение только одно: все, что случилось, - это закономерный итог того беспредела, который создавался в первую очередь Николаем Максимовичем Цискаридзе. Поливание грязью театра и его сотрудников, постоянные интриги и уверенность в собственной безнаказанности - фон, на котором стала возможна эта трагедия».

А недавно Филин заявил, что за месяц до покушения Цискаридзе шантажировал его записью разговора с балериной Анжелиной Воронцовой, гражданской женой Павла Дмитриченко и своей ученицей.

- Прямых угроз не было, но между ними произошел инцидент, который, по мнению худрука ГАБТа, мог привести к нападению. Цискаридзе угрожал Филину аудиокомпроматом, и пострадавший назвал танцора одним из тех, кто мог быть причастен к покушению на него, - сообщает источник, близкий к следствию.

Кто же такая Анжелина Воронцова, из-за которой, согласно одной из версий, Дмитриченко решил отомстить Филину?

Как говорят, на балерину когда-то положил глаз сам Филин, между опытным наставником и юной танцовщицей завязались романтические отношения. Анжелина пообещала стать солисткой театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, худруком балетной труппы которого являлся тогда Сергей, да слова не сдержала - прельстилась Большим. Когда же вновь столкнулась с экс-возлюбленным, карьера покатилась под откос - обиженный Филин предательства не простил и буквально уничтожал ее, не давая ролей.

- Здесь мне не дают танцевать, - жаловалась Анжелина иностранным журналистам. - Вы не можете себе представить, как давно я прошусь в «Лебединое озеро», но они отказывают...

О чем Воронцова могла говорить с Филиным и как пленка оказалась у Цискаридзе, можно только догадываться. Но, судя по всему, Николай считал аудиозапись разговора неубиенной картой в своем конфликте с Сергеем. А он, этот конфликт, давно уже ни для кого не являлся секретом. Даже когда балетный худрук с обожженным лицом лежал в реанимации, его оппонент не стеснялся в выражениях, говорил об атмосфере нелюбви, которую создал Филин в труппе, о негативном отношении к нему танцовщиков. Даже выразил сомнение в самом преступлении: «Если бы это была, не дай бог, кислота, то это много месяцев еще нельзя было бы открывать. И ничего такого, что мы видим, на лице бы не было...»

Уже тогда на Цискаридзе легла тень подозрения. Когда в преступлении признался Дмитриченко, от Николая вроде бы отстали. Но ненадолго - женский след Воронцовой снова привел к главному критику Большого театра. В кулуарах стали поговаривать, что на самом деле девушка не причина в отношениях Филина и Дмитриченко, а повод в конфликте Филина и Цискаридзе. Первый якобы ставил ультиматумы: сменишь педагога - будешь танцевать, а второй вроде как науськивал против худрука. И не только Анжелину, но и ее не в меру эмоционального гражданского супруга.

«ОН СЕБЯ ОГОВОРИЛ»

В деле оказался замешан и теперь уже бывший управляющий балетной труппой Руслан Пронин - близкий друг Дмитриченко и единственный, как говорит Филин, кто справлялся у него о планах на тот злополучный вечер 17 января. Позже были обнаружены и sms Пронина своему другу: «Филин пришел, заходи по поводу профсоюза», «Он уже покинул театр». Как говорит Руслан, в этих сообщениях никакого криминала нет - о местонахождении Филина попросил узнать Дмитриченко, он хотел передать письмо от имени профсоюза о назревших в театре проблемах. И это, кстати, еще одна возможная причина конфликта, закончившегося криминальной разборкой. Дмитриченко обвинял Филина в первую очередь в коррупции, в нарушениях при распределении многочисленных грантов. Как профсоюзный лидер Павел мог заняться поисками пропавших, по его мнению, денег. А теперь не может.

«Я организовал данное нападение, но не в той мере, в которой оно произошло. Я рассказывал Заруцкому (исполнитель преступления. - Ред.) о политике, которая проводится в Большом театре, про те нарушения, которые там есть, про коррупционные действия. Когда он предложил: давай я его побью, я согласился. Это единственное, что я признаю».

Он давал признательные показания на камеру. Мертвенно-бледное лицо, затравленный взгляд, огромные синяки под глазами. Узнать в этом человеке ведущего солиста Большого театра Павла Дмитриченко практически невозможно. Только-только пробил его звездный час - минувшей осенью получил роль Ивана Грозного в возобновленном спектакле Григоровича. Теперь же выглядел персонажем картины «Иван Грозный убивает своего сына». От триумфа до трагедии всего шаг - теперь блестящему танцовщику грозит до 12 лет тюрьмы...

И тут стоило бы более детально остановиться на персоне Дмитриченко.

В театре Павел не скрывал своих оппозиционных взглядов, конфликтовал почти со всеми руководителями Большого. И слава балетного анфан террибля за ним закрепилась давно. В своих интервью Дмитриченко не без бахвальства рассказывал о том, как его пять раз исключали из балетной школы за плохое поведение, как он кидал в преподавателей петарды, как, будучи уже танцовщиком Большого, занялся бизнесом - открыл интернет-магазин и стал игроком на бирже. Он во всем стремился к лидерству и даже, несмотря на успех (а формально именно с приходом Филина Павел стал получать главные партии), жаловался на худрука, говорил о коррупции, о нарушениях в распределении грантов и ролей...

Однако артисты балета Большого театра все равно не верят в виновность Дмитриченко: «Он мог быть грубияном, смутьяном, но все его знают много лет как человека отзывчивого, который первым протягивал руку помощи». Сильно сомневаются и в том, что Дмитриченко добровольно сделал это признание, подозревают, что под давлением, возможно, физическим. Ведь допрос, по некоторым данным, шел 18 часов...

Солист Большого театра Роман Денисов считает признание Дмитриченко самооговором. А балерина Анастасия Волочкова заявила, что это является подставной версией, не имеющей никакого отношения к произошедшей трагедии, - мол, таким образом администрация Большого театра пытается отвести подозрения от себя.

«МНЕ УГРОЖАЛИ, КАК ФИЛИНУ И ЦИСКАРИДЗЕ»

Скандальная балерина, конечно, данным высказыванием не ограничилась. В своем блоге она сравнила нынешний конфликт в Большом театре со своей историей 10-летней давности.

«Как известно, “балет в России - это больше, чем балет”. Это сфера острой конкуренции, часто не на почве творчества, - пишет Анастасия Волочкова. - Меня потрясла реакция директора Большого театра на случившееся. Иксанов сказал, что это “обычный творческий конфликт”.

Я сама сталкивалась с местью творческих людей. Это срезанные ленточки на пуантах, залитые машинной краской премьерные костюмы, срезанные с них стразы и тому подобное. И совершенно не творческая почва, когда само руководство театра организовывает сбор подписей против артистов, вдруг ставших неугодными. Так сейчас Иксанов поступает с Николаем Цискаридзе, который вдруг стал мешать.

10 лет назад Иксанов такие же интриги вел по отношению ко мне. Он заставлял артистов балета подписывать письмо, отказываясь танцевать со мной. Единственный человек, кто не подписал это письмо, был Николай Цискаридзе, у которого проблемы остались по сегодняшний день. Это уже аморальная политика театра, а руководит этим театром все тот же человек.

Увы, сегодня атмосфера в этом храме искусства далека от культуры. Чему учит Иксанов людей, заставляя подписывать подлые письма против артистов? За роль, за спектакль, за поездку на гастроли можно предать друга, ученика, учителя… Как жить с этим предательством человеку дальше?

В 2003 году был “заказ” убрать Волочкову из Большого театра. Иксанов бросился исполнять его не задумываясь, нарушая все законы. Оболгав меня в прессе, он лишил меня сцены и театра в самом расцвете моих творческих сил. Мне тогда было только 26 лет. Я получила самую высшую награду Benois de la Danse, мне было присвоено звание заслуженной артистки России.

Сколько ролей он у меня отнял и по какому праву?

Иксанов пытался лишить меня партнера. Те танцовщики, которые продолжали участвовать в моих спектаклях и концертах, поочередно были избиты. Но больше всех пострадал Евгений Иванченко. Накануне открытия сезона в Большом театре в 2003 году мы должны были танцевать с Женей «Лебединое озеро», но он внезапно исчез. Оказалось, его избили в подъезде дома, предупредив, что если он появится на пороге Большого театра или рядом с Волочковой, то будет еще хуже… Этот же факт в изложении Иксанова прозвучал так: “Получив летом производственную травму на одном из выступлений с Анастасией Волочковой, Иванченко написал заявление с просьбой не продлевать с ним контракт. Вот таким образом Анастасия Волочкова осталась без партнера”. Вот таким криминальным способом меня лишали моих партнеров. Я считаю это преступлением, а, по оценке Иксанова, это была “обычная рабочая ситуация”.

Увольнение меня из театра было незаконным. На меня организовали небывалую травлю в СМИ. Я вынуждена была подать на Иксанова в суд.

Так же, как и Сергею Филину, сначала мне угрожали по телефону. А однажды два здоровых мужика принесли ко мне в гримерку корзину цветов, из которой вытащили нож и потребовали прекратить судебный процесс. Но на карте стояли моя жизнь, честь и достоинство. Суд был закрытым, даже маму не пустили в зал. Я выиграла суд, доказав незаконность действий директора Большого театра. Иксанов хотя суд проиграл, но остался руководить первым театром страны, не изменив своих грязных методов и по сегодняшний день.

Когда же наша страна начнет более бережно относиться к людям, которые составляют славу театра и славу России? Почему позволяют травить Николая Цискаридзе - звезду мировой величины? Почему не защитили приму Большого театра Светлану Лунькину, которой постоянно угрожали, и она вынуждена была срочно уехать с двумя детьми из страны? Почему обливают кислотой Сергея Филина?

Что еще должно произойти, чтобы руководство страны обратило внимание на Большой театр и приняло соответствующие меры?»

«ОБ ЭТОМ КОНФЛИКТЕ ТОЛЬКО ЛЕНИВЫЙ НЕ ЗНАЕТ»

В войне компроматов поучаствовал даже Владимир Винокур. Разумеется, не как юморист и даже не как отец артистки балета. Винокур обвинил продюсера Владислава Москалева в том, что тот угрожал пострадавшему балетмейстеру.

Дело осложняется сразу несколькими факторами. Во-первых, сам Москалев (в недавнем прошлом - председатель попечительского совета Фонда Винокура) сейчас находится в Канаде, скрываясь от уголовного преследования, - его обвиняют в хищениях. Во-вторых, жена Москалева, балерина Светлана Лунькина, неожиданно покинула Большой театр и уехала вслед за мужем. При этом прима заявляет, что из Фонда Винокура ей поступают угрозы.

Чтобы разобраться в этом запутанном деле, мы обратились к его главному фигуранту - Владимиру Винокуру. И начали расспрос с недавнего заявления по Филину.

- Я могу только сказать, что Москалев очень негативно относился к Филину, но что-то утверждать в данной ситуации - просто идиотизм, - говорит Владимир Натанович.

- В чем суть конфликта Москалева и Филина?

- Точно не знаю - мне Сергей рассказывал, что Москалев постоянно грубил ему, всячески оскорблял, угрожал. Это все в театре знают, только ленивый не слышал о конфликте.

- Однако жена Москалева, прима-балерина Светлана Лунькина, утверждает, что ее семье угрожают люди из Фонда Владимира Винокура.

- Дело в том, что фонд, после того как Москалев убежал в Канаду, а Лунькина, взяв отпуск, последовала за ним, обязан был уведомить соответствующие органы. Москалева неоднократно вызывали на допрос по делу о хищении средств в фонде. Причем проходил он не как обвиняемый - его просто спрашивали, где деньги, а он, вместо того чтобы ответить, сказал: «Я скоро приеду», и уехал в Канаду. Так что никаких угроз не было - это всего лишь уведомления.

- Но многие могут подумать, что, рассказывая о конфликте с Филиным, вы таким образом просто сводите счеты с Москалевым.

- Ничего подобного. Его делом занимаюсь не я, а компетентные органы. Лунькина пишет о том, что ей угрожают, что Филин не хочет видеть ее в труппе и она будет добиваться своего возвращения в Большой театр? Да ради бога! Где я, а где Лунькина? Она прекрасная балерина, дай бог ей здоровья. И ее ждут в Большом театре, она может продолжать работать... Это просто спекуляция, причем дешевая. И омерзительная по своей сути. У человека, Сергея Филина, случилась беда. И тут объявляются люди, которые заявляют, что вынуждены были уехать в Канаду, что их тут преследуют... Тоже мне, Магнитские нашлись! Он пишет: если я приеду - меня арестуют. Но если ты уверен, что прав, приезжай, докажи, что никаких хищений не совершал, и будет все нормально. А Лунькина просто мужнина жена, защищает Москалева, и тут не нужно искать никаких подвохов. Ну если у них двое детей - конечно, она отправилась за мужем. Чего же она будет думать о том, сколько он забрал денег (по некоторым данным, юристы Фонда Винокура предъявили Москалеву финансовые претензии на $3,7 млн)? Он же забрал в семью... (Смеется.)

«НИЧЕГО ПОДОБНОГО НЕ БЫЛО В ИСТОРИИ»

- Ужасно жалко, что это принимает такие формы, - сетует знаменитый искусствовед и телеведущий Святослав Бэлза. - Конечно, мы знаем, что в театре есть свои симпатии, антипатии, ревность, конкуренция... Это нормально, и это было во все времена. Но подобного я просто не припомню. Мы привыкли к разборкам такого рода в сфере бизнеса, криминала. Но чтобы в театре!..

- Ничего подобного не было в истории Большого театра?

- Не только Большого - вообще в истории театра... Я очень хорошо знаю Сергея еще со времен, когда он был танцовщиком. Снимал с ним интервью, когда он уже стал худруком балета. Мне его по-человечески жаль, потому что он выбит из колеи, из творческого процесса, вообще из нормальной жизни минимум на полгода. То, что случилось, просто не укладывается в голове.

- У Сергея были враги, недоброжелатели в театре?

- Наверное, есть люди, которые недовольны тем, что Сергей занимает этот пост. Сейчас говорят: дескать, он внедрял постановки не классического, а авангардного балета, заставлял балерин танцевать босиком или в кроссовках... Но из-за этого же, извините, кислотой не поливают. Все мы знаем: могут прибить балетные туфли к полу, разрезать платье, - но это все детские шалости по сравнению с тем, что произошло... Вы знаете, есть такой слоган: «Большой театр - большие интриги», но раньше это все было в сфере юмора, так сказать. И до сих пор никому еще не плескали кислотой, никого не убивали, никого не резали, слава богу. А интриги были всегда. Борьба самолюбий, борьба за лидерство - это нормально: и в спорте есть, и в искусстве. Но я, например, связан с Большим театром с самого детства, у меня папа дружил со многими знаменитыми артистами, и они бывали у нас дома. Ничего подобного, как говорится, даже старожилы не помнят...

 

 Фото FOTOBANK.COM

 

Просмотров: 1734
Поделиться
Что скрывает Леонтьев? Далее в рубрике Что скрывает Леонтьев?


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.