Сегодня 29 марта 2017 г., среда, 00:34USD 56.93 -0.0869EUR 61.81 -0.1513
Новости шоу бизнеса. Откровения звезд

Сергей Жигунов:«Оказалось, что без семьи я не могу жить»

10 февраля 2014
hits 5548

 

Их развод в свое время удивил многих. А повторная свадьба и вовсе стала сенсацией. Только сейчас знаменитый «гардемарин» Сергей Жигунов и его жена Вера Новикова смогли рассказать о драматических моментах своей жизни. Для чего пригласили наших корреспондентов к себе на дачу в Гурзуф, куда еще не ступала нога журналиста.

Однако разговор этот мы начали чуть издалека. Совсем недавно вышел сериал Жигунова «Три мушкетера». В котором, что может показаться кому-то странным, не нашлось места актрисе Новиковой. Она запросто могла бы сыграть королеву Анну Австрийскую. Конечно, в том случае, если бы роль Людовика XIII исполнил сам Жигунов. Хотя, может быть, когда-нибудь Сергей снимет фильм о реальной жизни с Верой. Вот это сюжет! Мексиканцы со своими мыльными операми обзавидовались бы.

«МНЕ НРАВИТСЯ, ЧТО У МЕНЯ ПОВТОРНЫЙ БРАК»

– Сергей, из-за «Мушкетеров» вы месяцами отсутствовали дома. Вера приезжала к вам на съемки?

– Да, приезжала. И я был поражен, не понимая, что происходит. Вера, которая никогда никакого особенного интереса не проявляла к моей работе!.. И вдруг у нее глаза загорелись. Просто хлебом не корми – дай на съемочной площадке побыть. Дома из-за этого нездоровая атмосфера! Был случай, когда на этапе монтажа я пришел домой злой, уставший, а мне еще надо было посмотреть какую-то склейку. Мы с дочкой Машкой, которая у меня работает монтажером, сели смотреть материал на компьютере. И тут к нам присоединяется Вера – с чашкой чая, с бубликом. «Это что такое? – говорю. – Тут закрытый просмотр, мы работаем. Ну-ка, марш отсюда!» Как же она обиделась!..

– Вера, вам хотелось бы сниматься у режиссера Жигунова?

Вера: Конечно. Почему нет? И, думаю, Сергей продолжит снимать, он вошел во вкус. Просто в «Мушкетерах» ролей моей возрастной категории не было… Сергей все время надо мной смеется, говорит: «Что это тебя так воодушевляет?» Ну, не знаю... Но когда видела мужа на съемочной площадке, по-настоящему гордилась им. Он контролировал все. Я его стала называть «человек эпохи Возрождения». Он и продюсер, и автор сценария, и режиссер – все сразу. Как будто десятижильный – кажется, что не ест и не спит…

Сергей: Иногда, когда, наконец, засыпал, во сне видел свою работу. Помню, с Эрнстом разговаривал – обсуждал срок выхода сериала «Три мушкетера» на Первом канале. Проснулся в пять утра и думаю: «Это сон или я действительно с ним разговаривал?»

– А как же семья? При таком режиме на близких остается время?

Сергей: Все мое время занимает работа. Но и семья всегда была в моей жизни. С небольшим перерывом на развод. И в тот момент я как будто лишился половины сил. Оказалось, я не могу без семьи жить – это было для меня неожиданностью. Многое лишилось смысла. Когда же все вернулось на свои места, я опять начал работать в полную силу. Так что сейчас семья видится мне таким поездом с огоньками, который пролетает мимо, а я с тоской смотрю на него с заснеженного полустанка, один на холоде.

– Уже не один. Дочку Машу к себе из «поезда» забрали. Она ведь работает с вами.

Сергей: Я хитрый. Все устроил правильно. Маша – мой единомышленник, и это здорово. Она очень быстро соображает. Почти как я.

– Сергей, а каким вы были отцом, когда Маша была маленькая?

Сергей: Я? Отцом? О ком вы говорите?! Меня в доме не видели. Маше досталось даже меньше внимания, чем Насте (дочери Веры Новиковой от первого брака.Ред.). Когда Настя была маленькая, у меня еще случались выходные, и по воскресеньям я катал ее на саночках. А когда Маша была маленькой, по будням я снимался в кино, а по выходным ездил с Харатьяном на концерты. Помню, как однажды мы с Димой сели в самолет и заснули. Самолет тряхнуло – это мы приземлились. Но спросонья мы этого не поняли. Харатьян сказал: «Взлетели». А я: «Вот сейчас и поспим». Я даже момент, когда Маша родилась, помню довольно смутно.

– Зачем же вы столько работали?

Сергей: Я – трудоголик, работа мне в удовольствие. Видимо, перестану работать, когда упаду. У меня иногда телефон, заряжавшийся всю ночь, садится еще до того, как я успею утром сесть в машину. Иногда говорю жене: «А чего ты не кормишь меня завтраком?» Она отвечает: «А когда? Ты бегаешь, бегаешь, бегаешь по квартире, потом подрываешься и уезжаешь». – «Нет, ты пытайся хотя бы!» – «Хорошо. Ты будешь сейчас есть?» – «Нет! Некогда!»

– А если появляется свободный денек, как его проводите?

Сергей: Сплю, пока не отвалятся ноги. Когда просыпаюсь – могу поиграть на айпэде в зомбиков. Или посмотреть какой-нибудь американский сериал.

– Наверное, любите бывать и на своей даче. У вас так красиво…

Вера: Здесь и правда рай. Крымская дача – это место постоянного восторга для всей нашей семьи. А старшая дочь Настя, ее муж Олег и их дочка Юля живут здесь все лето. Юля была очень желанным и долгожданным ребенком для дочери, и поэтому, когда она родилась, мы все почувствовали себя счастливыми. В том числе и Сережа. Мы тогда еще были в разводе, но он приехал к нам и поздравил. Помню, каким смущенным при этом выглядел. И, кажется, тихонечко вздыхал, что опять девочка.

Сергей: Я приехал к Насте в роддом, но за две минуты до меня там каким-то образом оказались журналисты и пытались сделать репортаж о том, что какая-то женщина родила от меня ребенка.

– Сергей, а почему вы все-таки воссоединились с Верой?

Сергей: Потому что это правильно. У меня было ощущение, что нужно восстановить некую справедливость по отношению к детям, к жене, ко всем нам. Как только я вернулся домой, мне стало хорошо.

– Повторные браки бывших супругов – большая редкость…

Сергей: Разве? Мне очень нравится, что у меня повторный брак. Я теперь очень осторожно отношусь к Вере, к семье. Боюсь их потерять, потому что теперь знаю разницу. Без них мне было плохо. Даже не представлял, что мне так плохо будет без моей семьи.

«ТЕПЕРЬ НАД РАЗВОДОМ МОЖЕМ ДАЖЕ ПОСМЕЯТЬСЯ»

– Вера, за те четыре года, что вы снова вместе, какие моменты вспоминаются как самые счастливые?

Вера: Их очень много. У нас было незабываемое предсвадебное путешествие. Мы уже решили снова пожениться и летом поехали на машине по северу Италии. Двигались из города в город – маршрут срежиссировал Сережа вместе с моей подругой, у нее турагентство. Она очень за меня радовалась и сделала все с любовью. Приезжая в каждую новую гостиницу, я просто кричала от восторга! Мне кажется, такое необыкновенное и счастливое путешествие было впервые в нашей с Сережей жизни.

– Кем себя ощущали? Юной влюбленной девушкой?

Вера: Нет, зрелой влюбленной. И это не менее радостно, надо сказать. У меня просто открылось второе дыхание… Вы знаете, я ведь всю жизнь очень любила лыжи и в свое время бегала кроссы за школу. Вот тогда, еще школьницей, я ощутила, что такое второе дыхание. Ведь это не образное выражение — это реальность. Ты задыхаешься, тебе мороз обжигает горло, ты уже не можешь ни дышать, ни бежать. Но вдруг что-то щелкает внутри, и ты перестаешь ощущать усталость, остается только радость… Вот так же, наверное, и в браке. Накопилась какая-то усталость, напряжение, все дошло до критической точки. Ты уже не понимаешь человека, и он тебя не понимает. Договориться сложно, а раздражение все растет... И вот в той предсвадебной поездке я ощутила второе дыхание. Мне вдруг стало легко. Вся шелуха отлетела, мне было так хорошо рядом с Сережей! У нас ведь очень много общего, и в той поездке мы столько вспоминали, хохотали. Помню, в Венеции, в день, когда должны были оттуда уезжать, я потихонечку встала в пять утра и пошла встречать рассвет. Увидела что-то необыкновенное! Туристы еще спали, а местные уже работали – подвозили в гостиницу на лодках продукты, смену белья. Живой, дышащий особенной жизнью город, которого приезжие не видят. Возвращаюсь в номер – Сережа, оказывается, не спит. Спрашивает встревоженно: «Где ты была?!»…

– Очень похоже на то, как много лет назад, перед вашей первой свадьбой, он проснулся среди ночи, не нашел вас рядом и очень испугался, что потерял навсегда. А вы просто в ванной стирали его рубашку…

– Какие подробности знаете!.. Да, похожая ситуация. Потом был очень счастливый момент – наша вторая свадьба. Это произошло 6 октября, в день моего рождения. Так случайно совпало. Просто у Сережи именно тогда был последний съемочный день очередного проекта, и не где-нибудь, а в моем родном городе Коломна. И мы с Сережей решили – если уж так все складывается, зачем же от добра добра искать. И пошли в единственный в городе загс. Прелестная женщина, заведующая этим загсом, когда расписывала нас, смахивала слезы… В первый раз у нас все было не так трогательно, не так серьезно. Тогда мы расписывались в подмосковном Болшеве, в поселковом совете. Все получилось по-студенчески: быстро и легко. А на этот раз – осознанно. Мы были счастливы. Счастлива наша младшая дочь Маша. Она снимала свадьбу. Только из той съемки почти ничего не получилось. А ведь Маша – очень хороший фотограф, у нее отличная камера, и всегда получаются прекрасные снимки. Но тут она все время плакала, руки дрожали, и все оказались не в фокусе.

– Годовщину какой свадьбы теперь отмечаете – первой или второй?

Вера: Мы отмечаем объединенную годовщину. В прошлом году у нас была серебряная свадьба. 25 лет сложились из двух кусочков: 21 год первого брака плюс четыре года второго. Праздновали дома с родственниками и друзьями. Они кричали нам: «Горько!» – а мы с Сережей с удовольствием целовались. Я иногда думаю: а может, если бы тогда не развелись, сейчас бы и не были вместе? Может быть, накопленная за двадцать с лишним лет усталость нашла бы какой-то другой, менее экстремальный, спокойный, но необратимый выход. Я не знаю. Но случилось так, как случилось. И для меня наш развод – это уже далекое прошлое. Это раньше нам об этом было тяжело даже друг с другом говорить, а теперь мы можем и посмеяться над той ситуацией.

– Но ведь у вас в тот момент было ощущение трагедии. В одном интервью я читала, что вы хотели заснуть и не проснуться...

Вера: Не то, чтобы я мечтала не проснуться… Просто мне было все равно. Помню, я тогда поехала с подругой в Болгарию кататься на горных лыжах, и в любую погоду гоняла по «черным» трассам. Думала: да будь что будет! Но не то что не разбилась – даже ни разу не упала. И тогда я вдруг поняла: я же могу выстоять на любой трассе! И это касается не только лыж. Я выживу в любой ситуации, сил у меня достаточно. К тому же у меня ведь есть тепло и поддержка моих родных, и в первую очередь – детей. Они сильные, мудрые и очень добрые люди, на которых можно опереться… В общем, я сумела пережить тот тяжелый период. И сейчас ощущаю себя абсолютно счастливой женщиной. Хотя мне немного страшно говорить об этом: мир ведь так хрупок, и всякое счастье может рассыпаться в любую минуту. Но по крайней мере сейчас все хорошо, все спокойно. Рядом со мной человек, который не перестает меня удивлять и восхищать, к которому я испытываю притяжение и нежность, у которого, в конце концов, родной запах..

 

Фото FOTOBANK.COM

 

Просмотров: 5548
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Татьяна Тотьмянина: «Дочь в фигурное катание не отдам!» Далее в рубрике Татьяна Тотьмянина: «Дочь в фигурное катание не отдам!»


Загрузка...
Комментарии (1)

Добавить комментарий

RSS-лента RSS-лента комментариев

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.