Сегодня 21 января 2017 г., суббота, 05:26USD 59.66 +0.3176EUR 63.72 +0.5469
Новости шоу бизнеса. Откровения звезд

Олег Табаков: «Хотите завидовать? Завидуйте!»

18 августа 2015
hits 2455

Табакову - 80, и о нем уже сказано все. О его ролях, жизненных вехах, женах, детях, деяниях красивых и спорных... Сказано - со стороны глядючи. А вот драматург Дмитрий Минченок знает другого Табакова. Не парадно-выходного. Когда-то принес Олегу Павловичу свою пьесу «Концерт обреченных», где всего две героини: вдова Моцарта и жена Сальери. И они (худрук и драматург) друг друга поняли.

В шкуру Сальери Табаков влез основательно - почти 30 лет играл в легендарном спектакле «Амадей». Может, потому и заинтересовался этой вечной историей «наизнанку». Ну а Минченок познакомился с изнанкой самого Табакова. и эти свои записи о встречах с Олегом Павловичем сохранил к юбилею.

- Олег Павлович, насколько зависть помогает в искусстве?

- Не помогает! Разрушает, тормозит развитие, сковывает даже малую свободу. Даже если ее нет, но она маячит перед тобой - внутренняя свобода, - зависть ее быстро превращает из прекрасного плода в сухофрукт.

- В 35 лет вы стали директором «Современника» - тоже шлея под хвост кому-нибудь могла попасть: мало того что актер, так еще и директор...

- Правильно, правильно! Понимаешь, зависть возникает тогда, когда есть кому завидовать, а когда нет...

- Но вот были же те, кто вам завидовал?

- Ну и что? Знаю, мне завидовали многие, причем даже люди очень одаренные. Ну и бог с ними! На самом деле это ерунда - вспоминать и считать что-то подобное, потому что все это пройдет. Важно другое - когда вот так  оглядываешься и видишь, как стоят подряд Машков, Миронов, Безруков, Хомяков, Смоляков, Германова, Зудина, Шульц... Да ведь это чего-то стоит?! Вот этому можно завидовать. Хотите завидовать? Завидуйте!

Мастер и его ученики«УДАЛЯТЬСЯ ОТ ВЛАСТИ ТОЖЕ НАДО НЕ ПО-ГЛУПОМУ»

Одна из потрясающих особенностей Олега Павловича - его доходчивость. До членов политбюро, до нефтяного магната, до продавца пирожков. Именно благодаря доходчивости Олег Табаков сумел стать героем своего времени для нескольких поколений.

- Вообще, эта фраза «герой нашего времени» означает не только то, что вы выражаете это самое время, она также означает, что вы нравились и властям, так?

- Я всегда удачно дистанцировался от власти. Был равноудален. Насколько они приближали, настолько я удалялся. Я ведь тоже историю знаю и знаю, чем заканчиваются все близкие контакты.

- Но вы были близки к Хрущеву...

- Не к нему.  Я дружил с его дочерью Радой, с его зятем Аджубеем. И, конечно, не из-за того, кто стоял за ними, эти вещи меня не прельщали. Мне просто нравились люди. Но ты не забывай, что Хрущев дал возможность опубликовать «Один день Ивана Денисовича», после чего в жизни всех, и у меня в том числе, много чего изменилось. И «Современник» он разрешил открыть. Знаешь, удаляться тоже надо не по-глупому. Власть любая тоже что-то позитивное может сделать.

- А какое правило в отношениях с властью?

- Я занимаюсь своим делом и не всегда соглашаюсь с предложениями, которые время от времени делают власти, а скорее далеко наоборот...

- Но каждая власть норовила вам что-то повесить на пиджак.

- Пашка, мой младший сын, иногда берет мой френч и на него все нанизывает... А я все радость получаю от того, что играю на сцене. Это, как говорят, клинический диагноз. Я играю за сезон 107-108 спектак­лей, что для человека моего возраста патологически много. Вряд ли есть еще такие зарвавшиеся карьеристы.

- Банальный вопрос, но скажите, вы какие-то таблетки принимаете? Как все успеваете?

- У Горького Сатин говорит о Луке: «Старик живет из себя». На самом деле это генетика. У меня способности. Мало сплю - хватает шести часов, чтобы восстановиться. Рано, еще до окончания института, я научился много работать.

- А какой секрет?

- Ну знаешь, секрет... Это дается от Господа Бога и от мамы с папой. А после уже надо работать, как каторжник... Все-таки я был пришедшим из провинции молодым человеком. Не из театральной, не из актерской, не из литературной семьи. Это понятие self maid men в значительной степени формулировка моей жизненной дороги. Я всего добился сам. Но если тебе что-то дано, это знаешь ли не только дар, это еще и обуза. Это работа с опаской. Например, ребята у Мавзолея стоят: и когда холодно, и когда дождь идет. Вот это и есть работа. Понимаешь, я похоронил маму, а в этот вечер шел спектакль «Большевики». Надо было играть. Вот и все. Такая работа.

Младшие дети: Паша и Маша«НА ДОМАШНИХ НИКОГДА НЕ КРИЧУ»

Если говорить о том, какой Табаков - руководитель, или, если угодно, менеджер, то легче всего ответить его словами: «Я так много наслушался словоблудия о гражданственности, инакомыслии, сопротивлении власти и так далее, что твердо знаю: те, кто много разговаривает в этом русле, мало или совсем мало делают». Он предпочитает дело. Когда в молодости ему отчаянно нужны были деньги, он снимался в кино, подрабатывал на радио. В общем, когда возглавил МХАТ, ничего нового для себя Табакову открывать не пришлось. Он знает, как зарабатываются деньги, откуда они берутся. А еще часто повторяет: «Иду торговать лицом», - когда отправляется на важные бизнес-встречи.

- Так возможно сейчас жить на актерскую зарплату или нет?

- Возможно, это единственный театр, где столько получают. Это деньги, которые мы зарабатываем от продажи билетов.

- А подножки вам ставили?

- Подножки, может, и ставили, да только надо учитывать еще тот факт, что у них не особенно получалось. Я ведь вырвался уже... как бы это сказать...

- ...из сферы их влияния?

- Могу тебе со всей ответственностью сказать: это человеческое чувство - зависть - не было моим человеческим испытанием. Жизненное серьезное испытание - это инфаркт. Причем не самый первый, а последний...

...Первый инфаркт у Олега Павловича случился в 29 лет - сказалась фантастическая нагрузка, вот сердце и не выдержало. Другое дело, что он не испугался. Когда молод, время кажется незыблемым гарантом конституции, так что даже само слово «инфаркт» почти не производит впечатления. Отношение меняется постепенно, когда понимаешь, что искушать судьбу по-пустому не нужно. Единственное место, где сегодня Олег Павлович держит во рту трубку и даже пускает дым, - сцена. Врачи, конечно, не разрешают, но для образа иногда бывает очень даже в охотку, да и смотрится великолепно.

- Все-таки бывает что-то такое, что заставляет вас выходить из себя?

- Недавно я начал строить дачу для дочки Машки, чтобы она свежим воздухом дышала. Вложил очень большие деньги и... все прахом пошло. Дом стало вести - он же бревенчатый. Большие деньги погорели.

- Как не думать о том, что гложет?

- Мне просто надо было время, чтобы вычистить это из своего сознания и я смог над этим посмеяться.

- А вы кричите дома на родных?

- Никогда.

- Почему?

- Потому что это неправильно. Или потому, что это не нужно.

- Значит, когда-то все-таки нужно?

- Дома никогда, а вот вне, когда совершенно какое-то очевидное хамство, которое невозможно вытерпеть и надо обязательно человека поставить на место... Не из-за того, что я хочу указать ему на его место в соотнесении со мной, а потому что это недопустимо в принципе для человека. Тогда называйся свиньей, а не человеком, или еще каким-нибудь именем. Хрюкай или что-нибудь еще делай, только не говори. А то ведь место занимаешь человеческое...

«ПОНИМАЮ: НЕ НА МНЕ ЖИЗНЬ КОНЧАЕТСЯ»

- Кстати, какие качества вы до сих пор цените в людях и почему?

- Я тебе скажу и «без до сих пор». Порядочность. Это в России очень емкое понятие. Верность слову. Врать не надо. Если не знаешь - скажи, что не знаешь... Интеллигентность. В Оксфордском словаре есть такое понятие, как «российский интеллигент». Это человек, который озабочен судьбами людей, которым живется хуже, чем ему.

- И все-таки кому вы завидуете?

- Двум категориям людей: людям, говорящим по-французски, и людям, играющим на фортепиано и на скрипке. Это же (Олег Павлович напел арию из Верди) что-то такое, что только в звуках возможно изобразить, - неземная красота, глубочайшая мысль и понимание мира безо всяких слов... Причем я даже не могу вину на кого-то возложить, что меня этому не научили. Просто не было этой возможности в Саратове. У мамы денег не было.

- Слушая вас, понимаешь, что вы почти абсолютно счастливы. Какой рецепт этого?

- Уж если брать тему нашей беседы, то это отсутствие зависти и как следствие - некий душевный комфорт, назовем его так. Другая вещь, которая помогает сохранять определенное состояние духа, - это поразительное осознание того, что, как сказал Владимир Иванович Немирович-Данченко, «не на тебе жизнь кончается». В момент, когда он это сформулировал, ему было 84 года, состояние не самое простое: 43 градуса температура, болезнь, а он заставляет, убеждает советское правительство открыть школу-студию МХАТ. Как это оценить? Не знаю просто аналогов в мировой человеческой истории такому самозабвению. Он открывает школу и умирает спустя три с половиной месяца. Вот и все! Понимаешь? Чего тогда по поводу всего остального расстраиваться?..

Фото FOTODOM.RU, Г. Усоева, PHOTOXPRESS

 

Просмотров: 2455
Поделиться


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.