Сегодня 23 марта 2017 г., четверг, 23:01USD 57.52 -0.1132EUR 62.09 -0.1740
Новости шоу бизнеса. Откровения звезд

МАРГАРИТА ТЕРЕХОВА. ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

31 августа 2014
hits 5055

«...Не надо маму тревожить, - говорит Аня. - Для тех, кто действительно любит Маргариту Терехову, лучшим подарком станет ее книга...» Предлагаем вашему вниманию некоторые отрывки из рукописи большой актрисы.

«БЕГУЩАЯ ПО ВОЛНАМ» С ХАШИМОВЫМ

- ...Очень важной для меня стала советско-болгарская картина 1966 года «Бегущая по волнам» (по-болгарски это звучит как «Бягаща по вълните») по моему любимому роману Александра Грина. Сценарий создал еще не опальный, но уже известный драматург и бард Александр Галич. В этом фильме у меня было две роли: владелицы яхты Биче Сэниэль и Фреззи Грант - спасительницы моряков, потерпевших кораблекрушение. Съемки шли в старинном болгарском городе Несебр. Была потрясающая атмосфера. Я снималась вместе с великолепным болгарским актером Савой  Хашимовым - потрясающе красивым человеком, и очень талантливым вдобавок.

В своей стране к тому времени он уже был популярным артистом. Выйдя на сцену даже в маленькой роли, мог просто стоять в стороне, но взоры всех зрителей в зале были устремлены только на него. Сава родился чуть раньше меня, в 1940 году, в городе Плевен. Как и я, окончил школу (гимназию) с золотой медалью. Как и я, пошел в актеры не сразу - поступил сначала в химико-технический институт. Как только мы начали сниматься в «Бегущей по волнам», Сава сразу влюбился в меня, начал преследовать всюду.

Он был женат, но так вышло, что после съемок развелся и сделал мне предложение. Я была уже на четвертом месяце беременности, когда закончилась работа над фильмом «Бегущая по волнам». Сава из Софии прислал мне письмо, в котором писал, что женится на мне. «А меня ты спросил?» - возмутилась я. Но устоять перед его обаянием было невозможно.

Сава переехал в Москву. К этому времени у нас уже родилась Анечка. Своей жилплощади у нас тогда не было, приходилось ютиться в актерском общежитии на Каретной улице, возле театра «Эрмитаж»...

«ЗЕРКАЛО» С ТАРКОВСКИМ

- Встреча с Андреем Тарковским - одно из самых главных событий в моей жизни. В 1972 году я пришла на «Мосфильм» на пробу в фильме «Солярис». Я не знала тогда Андрея в лицо. Увидела симпатичного человека среднего роста. Он поглядывал на меня как-то хитро, внимательно. Мы зашли с ним в лифт, поднялись на какой-то этаж, пошли по коридору. И вдруг я стала замечать, что он идет со мной рядом, заходит в ту же дверь, что и я. Тут до меня стало что-то доходить, я начала догадываться, что это не случайность...

Внезапно он стал говорить о моих волосах. Я распустила волосы, провела по ним рукой. «Замечательные волосы!» - сказал он мне. В итоге пробу мы сделали, но в «Солярис» я не попала, роль играла Наталья Бондарчук. Однако моя первая встреча с Тарковским оказалась незабываемой. Мне даже кажется теперь, что тогда, когда Андрей  со мной молча в лифте поднимался, он все про меня уже понял. Потом он мне сказал, что, если бы он меня тогда утвердил в «Солярисе», это был бы совсем другой фильм...

…Спустя какое-то время Тарковский вызвал меня на пробу на «Мосфильм». Я помчалась. Помню, бегу через небольшой садик, волосы на ветру развеваются, платье трепещет. Я тогда и не знала, что меня приглашают пробоваться на главную роль в фильме «Зеркало». Мои пробы проходили удивительно спокойно, я достаточно уверенно себя чувствовала, но, вероятно, тайное волнение все равно было, потому что, выйдя прямо на камеру, я вдруг сказала: «Андрей Арсеньевич, а «Мастера и Маргариту» когда будем снимать?» Не знаю, что тогда со мной происходило, почему я это сказала, но рядом с ним у меня было ощущение полной свободы. А Андрей - зеленоглазый, великолепный - так с прищуром смотрит на меня. Он никогда ни на кого не злился, никто никогда не слышал, чтобы у него с кем-то был конфликт. Тогда он ответил мне: «Ну, кто Маргарита, я примерно догадываюсь, а кто Мастера сыграет?» Я говорю: «Как кто?! Конечно Смоктуновский!» Андрей: «Ну не знаю… Может быть, я?» К счастью, съемок «Мастера и Маргариты» не произошло: эта книга - булгаковский текст-обольщение, потом, я никогда не хотела играть Маргариту Булгакова…

...Каждый вечер перед съемками очередной сцены «Зеркала» Андрей собирался с оператором Рербергом и художником Николаем Двигубским и они по три-четыре часа говорили о завтрашней съемке, в которой и так была выверена до точечки каждая мизансцена. Какое-то время я тоже присутствовала на этих вечерах и с восторгом слушала их разговоры. Это и была высшая школа! Ясно, что своим присутствием я несколько отвлекала режиссера и оператора, но они никогда напрямую мне не говорили об этом. Лишь однажды после вечерней беседы накануне очередного съемочного дня Тарковский попросил меня не приходить больше. «Когда ты рядом, я начинаю думать о другом», - сказал Андрей мне тогда. Потом он признался: «Хорошо, что я влюбился в Риту только к концу съемок. А то фильма могло и не быть».

«КТО ПОЕДЕТ В ТРУСКАВЕЦ» С КАЙДАНОВСКИМ

- Перед съемками фильма «Кто поедет в Трускавец» я поставила условие, что в силу занятости сниматься буду только с Александром Кайдановским, с которым мне очень легко работать. Это был конец 70-х, самые глухие годы. Сашу тогда даже на негодяев не утверждали. У нас вообще была тенденция: если настоящий, сильный, похожий на мужчину человек, и очень одаренный при этом, нельзя его снимать в положительных ролях. Короче, я поставила условие, и его взяли.

Но на съемках мы с Сашей даже повздорить сумели. Там рядом с ним была его жена Женечка Симонова со своим милым животиком: к тому времени она была беременна. Приехала и стала приходить на все наши репетиции, наблюдать. Я говорю: «Женька! Ты хоть на любовных сценах дай нам друг на друга посмотреть!» А она: «Мне интересно!» А пузо такое большое, что не поспоришь!

По сценарию у нас должна была быть одна постельная сцена. Но шел же 1977 год, нужно было ее сыграть так, чтобы секса там как бы и не было. Нас закутали в простыни: Саша лежит, я на нем. «Вы смотрите на меня не творческим взглядом», - замечаю ему я. Нас начинают снимать, я работаю. А потом Саша мне вдруг заявляет: «А я вижу эту сцену совершенно по-другому» Ах, он еще мне что-то подсказывать пытается! Разозлилась я страшно: «Не ты работаешь, а я! Лежи спокойно и молчи, я сама все сыграю».

Мы как дети обиделись друг на дружку, после этого он со мной поссорился. Такой был характер. Но все же съемки закончились благополучно, я уехала. И вдруг мне сообщают, что срочно надо приехать, чтобы озвучить фильм. Я пытаюсь вырваться, но никак не могу: съемки, гастроли, работа в театре. Прошу их меня подождать... Не подождали, взяли дублершу, даже ничего мне не сообщив. Мне только потом рассказали, что за два дня работы над дубляжом она посадила себе голос. Я просила: «Давайте переозвучим, я приеду, сделаем все так, как нужно». Но меня даже слушать не стали. Теперь моя героиня в фильме «Кто поедет в Трускавец» говорит не моим голосом. Но сам фильм замечательный.

«СОБАКА НА СЕНЕ» С БОЯРСКИМ

- Что касается меня, то партнер по фильмам или спектаклям воспринимается мною как товарищ в самом исконном смысле слова. Влюбленность мне всегда мешала в работе. Так что с моей стороны к Мише был интерес, но о любви и речи быть не могло - я с ним только по делу общалась. Влюбленность с его стороны, может быть, и была, потому что, мне кажется, Миша влюбляется во всех партнерш, с которыми работает. Вообще он очень влюбчивый...

У Боярского в «Собаке на сене» была первая серьезная роль - роль романтического влюбленного юноши. До этого он играл либо котов (как в сказке «Голубой щенок»), либо волков (как в детских фильмах «Мама» и «Новогодние приключения Маши и Вити»). Сначала Мише дали маленькую роль смешного пылкого жениха (ее потом сыграл Караченцов), а затем ему предложили роль Теодоро. Потом у Боярского решили ее отнять, посчитав почему-то, что роль героя-любовника ему не дается. Но это была действительно самая первая его большая роль, поэтому, наверное, он был немножечко растерянный...

...Когда Теодоро говорит Диане о своей любви к служанке Марселе, Диана, ревнуя, восклицает: «Мошенник! Дрянь! Я бы должна убить такого!», и бьет его по лицу. Ян Фрид (режиссер картины. - Ред.) говорит мне: «Ударяй его легонько, едва касаясь». И Миша должен был отступать, прикрываясь еще и плащом. И тут началась борьба с режиссером, потому что я эту сцену видела совсем иначе. Ян Борисович был всегда такой изысканный, элегантно одетый, если бы я ему заранее начала говорить свои предложения, он бы просто повернулся и ушел. Это можно было решить только на площадке. Я ему: «Как вы себе это представляете? Мы же любовь, страсть, ревность настоящую играем!» А в это время зрители стоят и наблюдают за процессом. Я поворачиваюсь к ним, кричу: «Товарищи! Если мы играем настоящую любовь,  должна я бить по-настоящему?» Они мне: «По-настоящему!!!»

Когда я ударила Мишу рукой, у него аж слезы из глаз брызнули! Оказалось, что до этого его никто и никогда по лицу не бил. Когда он немного оправился, мы сняли еще несколько дублей. Но думаю, что Миша Боярский все-таки на меня за это не в обиде. Это же работа...

МИЛЕДИ НАВСЕГДА

Образ Миледи - особый для меня. Вот с чего все началось. Помню, на территорию двора нашего театра въехала машина, такой маленький уазик, и остановилась перед служебным входом. Меня вызвали с репетиции, говорят: «Тебя там ждут». Вышла я, но автобус увидела не сразу. И слава богу! Оказывается, оттуда меня внимательно разглядывали. Оглядываюсь, ищу, пытаюсь понять, кто же пришел. Наконец из автобуса выходит Юра (Юнгвальд-Хилькевич вообще-то Георгий, но все его знакомые его зовут Юрой) и говорит: «Рита, выручай». Он и рассказал мне, что снимается фильм «Три мушкетера».

...Атмосфера на площадке была изумительной. На съемках действительно словно  мушкетерский дух витал. Буквально в первые дни съемок мы разделились на «злодеев» и «добродеев». «Злодеи» были абсолютно целомудренны, вели безобидный образ жизни. Собирались отдельной командой и играли в детские игры по вечерам, чинно ходили на море купаться: я, Трофимов-Ришелье и композитор Макс Дунаевский. А наши мушкетеры… Пусть они сами расскажут, как жили, как себя вели, как резвились...

…Однако в период работы над ролью Миледи вокруг меня как будто стали вихриться силы зла. Иначе я не могу объяснить то, что происходило. Скажем, мне нужно было нарисовать клеймо в сцене, когда тайну миледи случайно узнал д’Артаньян. Нарисовать захотел сам режиссер Хилькевич, он ведь еще и художник. Юра говорит: «Сейчас я тебе нарисую», вдруг замолкает, а потом начинает всех созывать: «Посмотрите, у нее на плече красное пятно в форме лилии - его нужно только обвести!» Представляете?!

Он позвал всех и просто обрисовал лилию, выступившую на моем плече. Я женщина нервная, мне это показалось странным. Сыграли мы эту сцену. Но чем дальше, тем страшнее. Начали происходить какие-то необъяснимые вещи: волосы у меня стали выпадать пучками, сумку потеряла, потом потеряла билет, с которым должна была лететь на гастроли. Мне кажется, что это и есть тот самый натуральный замес эмоций, энергии и каких-то потусторонних явлений, на котором и держалось все.

После появления фильма дети часто спрашивали меня: «Зачем ты убила Констанцию?» А я им всегда отвечала: «Ничего подобного, никого я не убивала и не травила! Можете сходить в театр Ленком и посмотреть на Констанцию - Иру Алферову. Все в порядке. Работает, прекрасно себя чувствует, слава богу!» Но уж если дети так спрашивают, а они прекрасно чувствуют любую фальшь, значит, люди поверили мне, моей Миледи…

 

Благодарим автора-составителя книги «Маргарита Терехова. Из первых уст»  Марию Воробьеву за предоставленные материалы.

 Фото kinopoisk.ru

 

Просмотров: 5055
Поделиться
Анна Терехова: «НЕ НАДО МАМУ ЖАЛЕТЬ» Далее в рубрике Анна Терехова: «НЕ НАДО МАМУ ЖАЛЕТЬ»


Загрузка...
Комментарии (1)

Добавить комментарий

RSS-лента RSS-лента комментариев

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.