Сегодня 24 января 2017 г., вторник, 08:13USD 59.50 -0.1663EUR 63.94 +0.2152
Новости шоу бизнеса. Откровения звезд

Иосиф Кобзон: «Я уже 20 лет как мафия»

25 ноября 2013
hits 1922

 

Певец и депутат Иосиф Кобзон рассказал о своей беседе с Григорием Лепсом, которого Минфин США заподозрил в связях с русской мафией.

По словам Кобзона, Лепс позвонил ему с Дальнего Востока, где гастролировал.

- Он расстроен этим сообщением грязным. Спросил: «Что делать? Наконец, меня причислили к вам». Я говорю: «Ты размечтался, я уже 20 лет как мафия, а ты только начинающая мафия»…

Как известно,  Кобзону Госдеп США уже долгие годы отказывает во въездной визе. В начале 1990-х певца обвинили в связях с организованной преступностью.

- Для американцев я уже 20 лет являюсь мафиози и наркоторговцем. Этими выходками меня не удивить. Все дело в пресловутой американской бюрократии. По всей видимости, какой-то негодяй направил в Госдеп письмо. А там уже не стали разбираться. Считаю эту ситуацию просто несусветным абсурдом, - заявил певец. - Вообще, МИДу России не мешало бы поступать точно так же. Шпион за шпиона. Мне кажется, это нельзя спускать с рук. Американцы любят, когда их просят и становятся на колени. Не надо давать им такого шанса.

- Иосиф Давыдович, первый раз вам отказали в американской визе в 1994 году. Какие воспоминания остались о том дне?

- Никаких. По вызову я подошел к окошку, мне сказали: вам отказано в визе, отдали паспорт, и на этом все интервью закончилось - никаких вопросов мне не задавали. Потом уже дали письменный ответ, в котором было сказано, что меня не обвиняют, а подозревают по трем пунктам: в торговле наркотиками, торговле оружием и связи с русской мафией.

Иосиф Кобзон
Авторитетный певец всегда в гуще событий

- Все дела минувшие, не о чем говорить? Или осадок остался?

- Конечно. Как в том анекдоте: ложки нашлись, но осадок остался… Я разговаривал с нашими большими чиновниками: ну почему, говорю, вы не боретесь за честь гражданина России, почему за мою честь не боретесь? Почему не дадите по мозгам Соединенным Штатам, не скажете: да вы что там, с ума посходили? Если у вас есть претензии к нашему гражданину - назовите, судите в конце концов, но почему навешали ярлык?

- В прошлом году, когда вас вызывали в посольство США, казалось, дело близится к развязке.

- Я и раньше неоднократно полагал, что дело близится к развязке, в разные годы этому способствовали многие, начиная от Владимира Владимировича Путина. Уж и Примаков, когда был премьером, с Олбрайт дважды разговаривал, и Иванов, и Лавров со всеми вели переговоры. Убеждали: ну, член парламента, народный артист, профессор, семейный человек: дети, внуки растут - ну, что вы, ей богу? Нет и все. Даже наша Дума принимала соответствующее постановление, но тем не менее Госдепартамент всякий раз отказывал. В свое время мне отказали в Страсбургском суде, когда я пытался предъявить иск Соединенным Штатам за клевету и за обвинения ложные. Мне сказали: вы знаете, по Венской конвенции любая страна имеет право отказать любому гражданину без всяких объяснений. Так что никакого оптимизма у меня на этот счет нет.

- Вам это сильно мешает? Что не можете купить билет на самолет и улететь в США?

- Да нет, это меня раздражает. Если бы только меня не пускали. Они на этих же основаниях не пускают мою супругу, дочь мою, сына - всю семью. И когда дочь моя - образованная, мать троих детей, получившая в Америке образование, - говорит: что вы делаете, по законам Америки, если бы даже мой отец был виновен, я не несу ответственности за его поступки. Мы знаем, отвечают, но вы все бенефицианты Кобзона, вы все живете за счет мафии Кобзона. Вот и все.

- Вы родились 11 сентября. Для Америки очень печальная дата. У вас нет никаких ассоциаций?

- У меня нет никаких ассоциаций, не приведи Господь. У меня в этот день по традиции был концерт в «России». И когда сообщили о трагедии, встал вопрос: может, снять концерт? Я говорю: ни в коем случае: я не планировал эту трагедию, и поэтому я выйду на сцену. Вышел. И первое, что сделал: попросил зал почтить память погибших и спел молитву. То есть выполнил свой моральный долг перед народом, не перед режимом американским. Мне жаль, скажем, - Зураб Церетели в Штатах открывал памятник, посвященный трагедии, и очень хотел, чтобы я присутствовал. Отказали…

Не только Кабзону, но и всей его семье запрещен въезд в США
Не только Кабзону, но и всей его семье запрещен въезд в США

- Если бы разрешили все-таки въезд, какие места посетили бы, каких людей навестили?

- Друзей у меня в Америке много. И в основном это люди, которые, как и я, дожили, слава Богу, до того возраста, когда откладывать встречу на долгие годы нельзя. А места?.. Да вы знаете, я уже весь мир объездил. Кроме Штатов, никто ни в чем меня не ограничивает: у меня постоянная шенгенская виза, у меня английская виза - в Англии проживает моя дочь с семьей. У меня нет проблем в Юго-Восточной Азии. Да и Америку я исколесил уже всю вдоль и поперек - до 1994-го приезжал туда как минимум три-четыре раза в году, и побывал во всех штатах американских.

- Может, тогда и плевать на эту Америку?

- Ну, вы знаете, это вопрос престижа. Все-таки очень много там дорогих моему сердцу людей, которые в том числе ждут моих песен. Надо бы с ними красиво расстаться...

- О других людях хочу еще спросить. Которых вы называете друзьями и которые бросают некую тень на вашу репутацию. Скажите, у вас был соблазн откреститься от близкой дружбы с ними?

- Не было. Однажды у меня собрались Павел Грачев (тогда он был министром обороны), директор Госиздата Борис Пастухов, Руслан Аушев – Герой Советского Союза, Отари Квантришвили. Мы сидели у меня дома, извините за подробность, выпивали. И сынок мой меня спросил: «Пап, ну как понимать, что у тебя за одним столом министр обороны, директор Госиздата, Герой Советского Союза – и Отари Квантришвили, о котором говорят какие-то сомнительные вещи?» Я ему сказал: «Сынок, я никогда не дружил с профессиями, я дружил с людьми». С Грачевым и Аушевым я познакомился в Афганистане, с Пастуховым нас свел комсомол. С Отари Квантришвили меня связала совместная работа по благотворительному фонду имени Льва Яшина, который мы с ним создали. У Отари было четверо детей: два сына и две дочери, Лисо - очаровательная супруга. Я любил его семью, я с ним дружил. И не стесняюсь этой дружбы. А все эти глупые журналистские вымыслы и разговоры: криминал, криминал… Если человек совершил какое-то преступление – судите его. А если нет – не оскорбляйте чести и достоинства. Вот я так считал, и так ответил сыну... Или, например, я много лет дружу с Алимджаном Тахтахуновым. Мне говорят: ну вот, знаете, вас и в Америку не пускают, потому что - Тахтахунов, Квантришвили… Отвечаю: ну и что, Господи - я ни о чем не жалею! Мы с Аликом дружим уже около 30 лет. И у меня никогда не было мысли отречься от дружбы с ним. Репутация, вы говорите? Да не надо – репутацию себе я создаю сам. И какой я человек в этой жизни, люди должны судить по моим поступкам. Да, я не отвернулся от Отарика, от Алика. От Лужкова, когда от него отвернулись все. Я не отворачиваюсь от тех людей, с которыми меня свела жизнь…  

               

 Фото FOTOBANK.COM

Просмотров: 1922
Поделиться
Матлюба Алимова: «Не надо меня жалеть» Далее в рубрике Матлюба Алимова: «Не надо меня жалеть»


Загрузка...
Комментарии (1)

Добавить комментарий

RSS-лента RSS-лента комментариев

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.