Сегодня 18 января 2017 г., среда, 13:17USD 59.18 -0.2185EUR 63.22 -0.0612
Новости шоу бизнеса. Откровения звезд

Алексей Пиманов: «За каждое слово - отвечаю!»

19 февраля 2015
hits 2088

Чтобы перечислить все, чем занимается, стоит набрать побольше воздуха в легкие. Итак... Владеет теле- и кинокомпаниями, ведет программу «Человек и закон», пишет сценарии, продюсирует чужое кино, снимает свое, рулит медиахолдингом «Звезда»...  И еще успевает жениться - его недавний брак с актрисой Ольгой Погодиной наделал шума не меньше, чем в свое время сериал «Жуков»!

- Алексей, от обилия проектов голова еще не кружится?

- Да нет пока. Как все успеваю? Могу ответить. За счет сна - раз: сплю по пять-шесть часов в сутки. Ну и второе - за счет организации процесса. У меня команда очень хорошая.

- Но сердцу-то что милее? Так понимаю, все-таки кино?

- На самом деле чем дольше живу, тем больше хочется сфокусироваться на чем-то одном. И я понимаю, что самое интересное для меня - конечно, кино. Но моя дурацкая, а может быть, и не дурацкая порядочность не позволяет мне уйти с какой-то стези и не быть в ответе за тех, кого... У меня же до прихода в медиахолдинг «Звезда» все было хорошо. У меня Первый канал, у меня собственная программа, у меня свое кино. Все уже устаканилось, устоялось, и на этих лаврах я мог не один год еще почивать. Но был один человек в стране, которому я не мог отказать, - это Сергей Шойгу. Когда он сказал: надо, конечно, я ответил: есть. До конца не понимая еще, какого уровня нагрузку на себя взваливаю.

«ОДИН АКТЕР СКАЗАЛ: НЕ БУДУ ИГРАТЬ ЖУКОВА, ПОТОМУ ЧТО ОН УБИЙЦА»

- О ТВ еще поговорим, а сейчас - за кино. В вашем новом фильме «Овечка Долли была злая и рано умерла» молодой парень попадает в СССР. Вы, как всегда, на острие тренда?

- Во-первых, надо задуматься, почему название такое. Там наш герой, 20-летний парень, говорит своему отцу, которого считает неудачником: «Батя, ты в свое время, в 1985 году, занимался клонированием. Мог бы сейчас клоны продавать за большие деньги. Ты пойми, сейчас самое главное в жизни - бабки». И отец ему отвечает фразой: «Овечка Долли была злая и рано умерла». Вот для того, чтобы это понять, ему, парню нашему, придется слетать в 1985 год.

- Но 1985 год - это же некий символ. Время, когда все еще было как бы хорошо, о бабках презренных никто не думал. Вы всегда отлично чувствовали конъюнктуру, а сейчас тот Советский Союз абсолютно востребован.

- Да нет, у нас абсолютно про другое. Никакой ностальгии там нет, а уж политики тем более. Политика может быть в том, что мы считаем: такое кино и нужно сейчас снимать. Доброе, светлое. Меня как-то спросили: какое кино нужно сейчас снимать? Я сказал: «То, которое в праздники показывают».

- Перейдем к другому вашему кино - сериал про Фетисова, который вот-вот выйдет...

- «Слава» он называется. Тоже никакой конъюнктуры. Дело в том, что Вячеслав Фетисов - мой ближайший друг. Я очень хорошо знаю всю его жизнь. Она настолько кинематографична, как мало у кого, - в мире, наверное, пять-шесть персонажей таких, не больше. Потому что начать жизнь в бараке, в 19 лет получить паралич, уже став чемпионом мира. Пережить гибель брата, тяжелейший отъезд. Потом в Америке эти пять лет безвременья - в «Нью-Джерси», в худшей команде НХЛ. И когда тебя уже все списали - дважды выиграть Кубок Стэнли.

- Но одно дело маршал Жуков, про которого вы снимали сериал, и совсем другое - Фетисов. Близкий друг, его не обидишь. Значит, надо обходить острые углы, спорные моменты...

- Нет. Когда решились на это, мы сначала сели друг напротив друга, и я сказал: «Если готовы говорить по-настоящему, давай говорить. Если не готовы, то не надо».

- Просто в ваших фильмах часто наружу вылезает нелицеприятная правда, и дочери Жукова не просто так высказывали недовольство. Вы ведь, наверное, даже привыкли к тому, что после каждого фильма в интернет вываливается куча комментариев, суть которых сводится к одному: как, мол, Пиманову не стыдно?

- Когда делаешь что-то заметное, ты должен понимать, что процентов 30 это не воспримет просто по своей психофизике, по своему мировоззрению, по своей нелюбви к персонажу, к Пиманову лично и так далее. Это нормально. Теперь по поводу Жукова. Я проанализировал все, что написали и сняли про него за последние 20 лет. 80% - отрицательных статей и фильмов! Человека, который подписал капитуляцию и с которым связана Победа, обливали грязью везде: «убийца», «мясник», «не жалел солдат»... Хотя на самом деле это все неправда. Не буду называть актера, который пришел и сказал: я не буду играть, потому что Жуков расстреливал солдат перед строем. Я говорю: значит, так, даю тебе неделю, ты мне приносишь документ: любое письмо очевидца, доклад НКВД, доклад абвера, что такого-то числа, в таком-то полку... Принес только некие измышления каких-то историков 35 лет от роду... Это первое. Второе. С 1945 по 1974 год (то есть из 29 лет) всего четыре года только Жуков был вне опалы - все остальное время его били. Это ведь потом только памятник поставили. То есть классика жанра: что имеем - не храним, потерявши - плачем. И мы как раз про это кино сделали. Но при этом я сказал - и дочерям, и жуковскому комитету, и всем: если напишу его жизнь с 1945 по 1974 год, то напишу все по-честному. Скрывать, например, что он ушел из одной семьи в другую, я не буду, потому что, поймав на малой лжи, меня обвинят в большой... Когда первые четыре серии вышли, конечно же начались разговоры: ой, а зачем вы это тронули? Я тогда сказал всей своей группе: «Спокойно. Ведро на голову надели и идем до конца показа. Когда с 9-й по 12-ю серию они начнут плакать, когда будут его обожать и любить, тогда и поговорим». Так и случилось.

- А чего же дочери были недовольны?

- Да перестаньте вы - они недовольны были первые четыре серии. Еще ничего не было понятно, только вышло кино. Тогда тиснули несколько статей со словами дочерей, потом их везде стали перепечатывать.

- «Жуков» - самая значимая вещь в вашей фильмографии?

- «Слава» - не менее значимое будет кино. Знаковое даже. И мы сейчас выпускаем еще один проект такого же уровня, называется он «Власик. Тень одиночества».

- Это уже ваше фирменное - Сталин и компания.

- Я этим фильмом прощаюсь со сталинской эпохой. Просто от нее устал немножко...

- Вы и пять лет назад то же самое говорили.

- А я вам объясню, почему решили «Власика» делать. После «Жукова» мне в огромном количестве стали звонить продюсеры и говорить: давай снимем про Васю Сталина, давай снимем про Свету Аллилуеву, давай снимем про Берию... Как будто с ума все сошли. Но тогда мы подумали: а какая фигура видела все? Как застрелилась Надя, как воспитывался Вася, как влезал в Москву, словно змея, Берия; как проводились репрессии 1937 года... И оказалось, что это Власик - начальник охраны Сталина. Но этим кино, как нам кажется, мы расставляем некие основные точки над i.

«УЖАС, ЧТО ПУТИНУ НИКТО СПАСИБО НЕ СКАЗАЛ»

- Может, пора уже про себя снять? Такая биография. А ведь есть еще и удивительная лав-стори с Ольгой Погодиной, которая недавно стала вашей женой.

- Да нет, это табу. Предлагаю снять фильм другим - это будет смешно... Но на самом деле я дал слово, что о личном не говорю, так что без обид. Могу сказать, что у нас прекрасная, счастливая семья и у нас все хорошо.

Алексей Пиманов- Тогда о канале «Звезда». Он изменился. Рейтинги растут. Но я знаю, многих раздражают новости на канале. Даже не сами новости, а их подача и частота, с которой они выходят.

- Это, наверное, больше раздражает руководителей других каналов, которые начали нас копировать... Просто, понимаете, нужно было, как Мюнхгаузен, за волосы себя вытаскивать из болота. Сейчас уже нечего скрывать - когда мы туда пришли, канал был банкрот: с долгами очень большими, с отсутствием какой-то внятной стратегии развития. Государство отказалось тогда от канала - бюджетную строчку отдали Общественному телевидению. Все это закончилось бы через два года. И сейчас мы очень рады, что на одном заседании нас назвали каналом года. Мало того что отдали все долги и вывели канал в плюс, мало того что резко подняли рейтинги, так у нас и аудитория помолодела почти на 15 лет, что за год вообще фантастика.

- И все из-за новостей?

- Да, новости и стали тем самым главным продюсерским ходом. Мы просто поняли, что люди хотят новостей. И прыгают каждый час куда-то с нашего сериала, а потом не возвращаются. Мы просто дали им возможность никуда не прыгать. Мы говорим: смотри, каждый час тебе три главные новости расскажем - как ситуация меняется. То есть: Славянск взяли, через час - Славянск удержали, еще через час - Славянск отдали. Вторая новость: доллар вырос, доллар еще выше вырос, доллар упал. Это тот принцип, который мы ввели. Когда команде сказали об этом, у всех были круглые глаза. Потому что каждый час выходить с новостями - это сложно! Но мы сделали эти новости. И они у нас, если честно, поперли так!

- Помню, у вас сюжет был - какой-то англоязычный парень бегал с камерой возле донецкого аэропорта: вокруг вроде бы ничего не происходило, но он очень живо рассказывал, где стреляют и как. Извините, показалось, что это какая-то фальшивка...

- Грэм Филлипс, что ли? Которого ранили? Ну, стрингер знаменитый... Нет-нет, у нас все по-честному. А потом, была же история с похищением наших ребят-журналистов. Когда мы их вытаскивали. С того света, считайте, потому что взяла их нацгвардия, а потом бойцы Яроша уже в принципе везли убивать. И слава богу, что мы их зацепили. Просто сумели достучаться до неких людей, пригрозили международным скандалом - тогда, в августе, они на это еще реагировали, и ребят нам вернули.

- Но вы же знаете, насчет того, кто виноват в гибели журналистов, мнения есть разные. Кто-то скажет: сами каналы, которые так рьяно обслуживают власть...

- Слушайте, я всей этой, грубо скажу, шобле, которая сидит в интернете, в мягком кресле, жует бутерброд с кофе, так отвечу: пусть съездят сами. Как только увижу их там, в Донецке или Луганске, тогда и буду с ними говорить. А все эти разговоры по поводу: обслуживает власть, не обслуживает власть... Я вот вам как человек, который во главе некой пирамиды стоит, говорю: мне давным-давно на все эти разговоры наплевать! Лично я в программе «Человек и закон» (и об этом все мои знают) ни одного слова не скажу, если сам в него не верю. Да, могу ошибаться. И потом спокойно за это извиняюсь. Но у меня есть принцип: я никогда не озвучу информацию, которую мне кто-то там продиктовал, нашептал, попросил озвучить... Теперь по поводу власти. Я очень часто общаюсь с молодняком, со студентами и всегда задаю им один очень простой вопрос: золотой запас России 1999 года? Сами знаете, какой был золотой запас?

- Могу только предполагать. Ну допустим, 40.

- Вы страшный оптимист. На самом деле было 11. А сейчас - 700. А еще я говорю: ребята, вот для меня существуют три критерия любого властителя. Первое - ты за время своего правления сделал страну беднее или богаче?.. Как сейчас я смеюсь: в 1998 году наши люди побежали покупать спички и соль, а сейчас - машины и телевизоры. Второй критерий - создание рабочих мест. И третий - что в стране могут сказать про тебя все. А в нашей стране про Путина говорят столько, сколько в Америке про Обаму, наверное, никогда не скажут. И когда мне говорят про какие-то три, четыре, пять каналов, которые якобы работают на власть, я всем отвечаю: ребята, сейчас в «Яндексе» десятки миллионов включений в день. Почитайте первые пять новостей. Когда с рублем были проблемы - посмотрите, как они работали. Они же опускали рубль по полной программе...

- Это вы к чему?

- К тому, что не надо переоценивать управляемость наших СМИ. У нас любой оппозиционер чихнет - все знают. Но существуют же люди и с другим мышлением. С другим ощущением страны, пониманием, куда она идет. Лично я считаю, что все эти рецепты: нужно здесь так, а тут эдак, - чушь полная. Система такой машины, как Россия, очень сложная, ее попробуй разверни. Когда с молодняком общаюсь, они мне говорят: надо бороться с коррупцией. Спрашиваю: а как? Давайте конкретно, вот вы - Владимир Владимирович Путин. 11 марта 2000 года пришли в свой кабинет и говорите: так, надо бороться с коррупцией. Нажимаете кнопку, вызываете премьер-министра - приходит Михаил Касьянов. «Миша два процента», как его звали. Нажимаете другую кнопку - приходит Александр Волошин. При всем уважении к его уму, это человек, который с Березовским одну из первых пирамид строил. Я уж не говорю про департаменты Минфина, про многих в Министерстве обороны, которые все продавали. Коррупция в 1990-е пронизывала все!

- Что молодежь отвечает?

- А ничего! Они не думают об этом. Им же простые лозунги бросают... Тогда я рассказываю анекдот. 1998 год. Дефолт. Народ дерется у банкоматов. Тихий ужас, никто не знает, что делать. В Госдуме опять же драки. Один депутат предложил: давайте с бывшими правителями посоветуемся: воскресим их и спросим, что делать. Первым решили воскресить Сталина. Тот долго мялся, пыхтел, потом говорит: «У меня два предложения. Первое - завтра собрать на Красной площади всех либералов и расстрелять. А второе - покрасить Кремль в зеленый цвет». Из зала раздается вопрос: «А почему в зеленый-то?» - «Я так и думал, что по первому предложению вопросов не будет»... Дальше я говорю: ребят, ну можно, конечно, и так - пустить красного петуха, поднять народ, сказать: Березовский и иже с ним вас обворовали - давайте их накажем, национализируем ЮКОС, Сибнефть, Лукойл и дальше по списку. Сделали это? Нет. И в той ситуации, когда еще Чечня была, Дагестан, когда все разваливалось, умудрились не только этот мир социальный сохранить, но еще, как ни странно, и прийти к Крыму. А спасибо никто не сказал. Но это еще де Голль предупреждал: спасибо никто не скажет. Вот в чем весь ужас-то...

Дмитрий Мельман

Фото FOTOBANK.COM

 

Просмотров: 2088
Поделиться
Как звезды переживают кризис Далее в рубрике Как звезды переживают кризис


Загрузка...
Комментарии (2)

Добавить комментарий

RSS-лента RSS-лента комментариев

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.