Сегодня 03 декабря 2016 г., суббота, 22:44USD 64.15 +0.4721EUR 68.47 0.8541
Новости шоу бизнеса. Откровения звезд

Александр Зацепин: Стараюсь не отставать от времени

6 ноября 2016
hits 980

Легендарному композитору, музыку которого в нашей стране знают все от мала до велика, в этом году исполнилось 90 лет. 

На днях Александр Зацепин прилетел из Франции, где живет все последние годы, в Москву к юбилейному концерту в его честь и встретился с корреспондентом «Мира Новостей».

- Александр Сергеевич, над чем сейчас работаете?

- Когда не стало моих поэтов - авторов стихов к моей музыке, моих режиссеров, не стало фильмов, к которым бы мог писать музыку, я уехал во Францию. Но потом стал работать над мюзиклами. Если помните, есть такой мультфильм «Тайна третьей планеты», к нему в свое время я тоже писал музыку, а не так давно закончил работу над балетом по мотивам этого мультфильма. Он уже идет в новосибирском театре. Также я работал над мюзиклом «Айвенго», показ состоится в следующем году. Ну а мюзикл «31 июня» идет в питерском театре «Карамболь».

- В свое время фильм «31 июня» с вашей музыкой был практически революционным - вы использовали смешение стилей, необычные эффекты...

- Да, и когда фильм уже был почти закончен, с телевидения пришли проверяющие. Они посмотрели картину, сделали больше 30 замечаний. Главным требованием было - «убрать намек на голое тело». А ведь это был балет! Как убрать? Режиссер и все мы были в панике!

Про музыкальное оформление сказали так: «Вся эта музыка и аранжировка - это зады капитализма. Заменить!» Кто-то из нашего коллектива пошутил: «Может, взять Толкунову и Лещенко?» «О да, прекрасно, - сказали проверяющие. - Возьмите Толкунову и Лещенко», - не понимая даже, что это совсем другой жанр. В зале раздался хохот. Но директор «Мосфильма» Сизов сказал: «Не волнуйтесь», взял копию фильма и послал ее на государственные дачи.

Мы долго ждали ответа, и наконец он пришел - положительный. Правда, приняли не все. Мне сказали: «Что это у вас Яак Йоала поет разными голосами?» Я объяснил: «Это драматургия. Одним голосом он поет в XVI веке и совсем другим - в XXII». - «Нет, это неестественно. Надо переписать». Но я отказался переделывать эти две песни, и мы просто убрали их из фильма, потом, правда, одну вернули, а вторая так и забылась.

«РАБОТАТЬ С ГАЙДАЕМ БЫЛО НЕПРОСТО»

- И часто приходилось сталкиваться с таким непониманием?

- Однажды я записывал пластинку с Татьяной Анциферовой, она называлась «Дело не в погоде». Худсовет посмотрел - все в порядке, отправили выше. И вдруг приходит резолюция - название не понравилось. «Дело не в погоде» - а в чем же тогда? Пришлось менять название пластинки.

Приходилось подстраиваться и под требования к фильмам. Иван Пырьев, который был руководителем творческого объединения на «Мосфильме», посмотрев фильм «Бриллиантовая рука», сказал Леониду Гайдаю: «Слушай, очень у тебя затянута сцена с рыбалкой. Скучно смотреть. Надо ее сократить вдвое». Но у Гайдая всегда была своя голова на плечах, подчиняться он не любил и решил ускорить темп этой сценки. Но музыку-то не ускоришь. Пришлось заново переписывать всю партитуру к этому эпизоду.

Самое интересное, что, когда Пырьев месяца через два вновь посмотрел картину, он похвалил Гайдая: «Ну вот, молодец. Видишь, сократил - и как хорошо получилось!» Хотя Гайдай не вырезал ни одного кадра.

- А правда, что «Песенку о медведях» из «Кавказской пленницы» вы переделывали шесть раз?

- Хотелось сделать такую песню, чтобы ее запел весь народ. Сначала мелодия была другая, не очень удачная. Решил ее переделать. Уехал в Иваново, написал пять вариантов. Отправил поэту Леониду Дербеневу бобину с этими мелодиями, заметив, что третья мне кажется неплохой, и предложил поменять композитора, если уж совсем ничего не подходит. Дербенев ответил, что вроде бы ничего, но все равно не очень.

Вернувшись, я написал заявление об уходе с картины. Но заявление мое порвали и выкинули. «Мы вас похвалили за «Операцию «Ы», вы хорошо чувствуете Гайдая, так что работайте дальше».

Нас спас автор сценария Яков Костюковский, сказав, что музыка хорошая. Мелодию утвердили, Леонид Дербенев написал на нее стихи. Но даже эта безобидная песенка подвергалась критике. После выхода фильма в какой-то газете написали: «А знает ли поэт Дербенев, что земной оси нет? И что ее не могут крутить медведи?» Пришлось ответить, что Емеля тоже не мог на печке ездить.

- Ну а с Гайдаем у вас не было конфликтов?

- Всякое, конечно, бывало. А окончательно он стал доверять мне, думаю, после «Бриллиантовой руки». Хотя работать с ним было непросто. У Гайдая резко менялось настроение, мог пару недель пребывать в негативном состоянии. Потом, правда, всегда извинялся.

«ОЙ!» У ПУГАЧЕВОЙ ВЫЛЕТЕЛО СЛУЧАЙНО»

- С кем из исполнителей вам интереснее всего было работать?

- С Аллой Пугачевой и Таней Анциферовой. Они настоящие профессионалы. Пугачева очень серьезно относилась к тексту. Помню, когда мы работали над песней «Волшебник-недоучка», ей не понравился собственный голос на записи, решила перепеть. Сидела минут 20, потом сказала: «Я готова». И спела уже иначе. Но в одном месте ошиблась: в аранжировке был лишний такт, она этого не знала, и у нее вылетело: «Ой!» Когда мы это записали, Алла сказала: «Я сейчас перепою», но я не дал, так и оставил. Всегда в своей работе я поступал так, как чувствовал.

- А как вам удавалось придумывать такие необычные аранжировки?

- Компьютеров тогда ведь не было, так что все бралось из подручных материалов. А всегда хотелось чего-то нового. Фильмы Гайдая - это эксцентрика, и звуки нужны соответствующие. Скажем, проигрыш в «Кавказской пленнице», который звучит на протяжении фильма. В конце короткий свист - это звук свистульки-приманки для охоты на уток.

Когда путешествовал, я всегда искал необычные инструменты. Увидел однажды в магазине пластмассовую линейку-сантиметр. Вытянул ее и вдруг уловил необычный звук, который мне понравился. Я долго держал сантиметр у уха и наслаждался звуком, потом купил эту рулетку - решил, что пригодится.

Жена потом смеялась, рассказывала, как на меня все смотрели, со стороны я выглядел, видимо, странно. А вот, к примеру, звук колокола в фильме «Иван Васильевич меняет профессию», когда царь замуровался. Я купил на блошином рынке в Одессе маленький колокольчик, мне понравился его звук. Записав его, сделал во много раз больше, гуще - так получился нужный мне низкий звук. Ну а сейчас уже помогает компьютер.

- Кому-то из близких вы посвящали свои мелодии?

- Нет, почему-то не догадался. Но семья всегда была важна для меня в творчестве. Кстати, если жене нравились все мои произведения и она всегда меня поддерживала, то первым моим критиком, причем уже с раннего детства, была моя дочь: «Вот это хорошая мелодия. А эта вообще никуда не годится. А эта скучная...» Вроде бы обижаешься сначала, но потом прислушиваешься: что-то выбрасываешь, что-то переделываешь. Есть до сих пор какие-то недоделанные работы, которые еще ждут своего часа...

А однажды дочь - она уже училась в 9-м классе - пришла из школы и сказала: «Папа, мальчики в школе говорят, что ты пишешь музыку для своего поколения». Меня это задело: ага, значит, я уже отстаю? Сам я люблю джаз и не в восторге был от тогдашних «Битлз» и прочих современных групп. Но все же решил прислушиваться: раз людям нравится, значит, что-то в этом есть. Стал сочинять и в этом стиле...

Марина Лепина.

Фото Г. Усоева

и из архива А. Зацепина.

  • Юбилейный творческий вечер Александра Зацепина пройдет 8 ноября в Государственном Кремлевском дворце. Начало в 19.00.
Просмотров: 980
Поделиться
«Анисина до смерти напугана!» Далее в рубрике «Анисина до смерти напугана!»


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.