Сегодня 26 мая 2017 г., пятница, 12:21USD 56.07 -0.2042EUR 63.01 0.0913
Общественные и социальные новости

Эрмитаж, который мы не знаем

3 ноября 2014
hits 2213

В этом году знаменитому петербургскому музею исполняется 250 лет.

Четверть тысячелетия - возраст весьма почтенный. Но главный музей Санкт-Петербурга и самая роскошная сокровищница России - Государственный Эрмитаж - не выглядит дряхлым стариком. Напротив, он активно развивается, охотно использует новые технологии, путешествует и дружит с молодежью.

Его история - это история самого города на Неве с коллекциями императоров, пожаром, революциями, продажей произведений искусства, блокадой, эвакуацией и прочее, прочее. Мы сосредоточимся на секретах музея. В Эрмитаже есть места и внутренние традиции, о которых мало кому известно.

С ВЫСОТЫ ПОЛЕТА

Забраться на крышу Эрмитажа мечтает каждый руфер. Однако любая прогулка среди скульптур, украшающих здание Зимнего дворца, и любование нев­ским простором с высоты птичьего полета приравниваются к попытке ограбления музея. Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский рассматривает вариант, при котором в перспективе откроется доступ на крышу другого здания музея - восточного крыла Главного штаба.

Кстати, именно завершение ремонта кровли директор называет главным событием юбилейного года в жизни Эрмитажа: без надежной защиты от извечной питерской непогоды ни о каком безопасном хранении экспонатов и бесценных интерьеров Зимнего дворца не может быть и речи.

Тем временем сам Михаил Пиотровский на крышу музея время от времени поднимается. И без опаски: прогулки над Эрмитажем возможны в комфортнейших условиях. По всему периметру вокруг всех внутренних дворов проложены надежные металлические мостки с перилами. Не вызывает вопросов и состояние чердака. Более того, музей остается музеем - даже там, под крышей, куда могут попасть только охранники, скрывается самый настоящий экспонат - будка пожарного поста Зимнего дворца конца XIX - начала ХХ века. Во время Великой Отечественной войны это деревянное строение с элегантным фронтоном служило местом несения дежурств противовоздушной обороны. На крыше Зимнего дворца будка стояла до 2011 года около флагштока. А теперь ее берегут как память - на постаменте, за стеклянной оградой.

МОХНАТЫЕ ХРАНИТЕЛИ

Раз уж мы забрались на чердак, нельзя не спуститься и в подвалы Эрмитажа. А посмотреть там есть на что. Вернее, на кого. Пушистым хранителям музея - эрмитажным кошкам и котам - голландский художник Эрик ван Лисхаут посвятил целый фильм, сделанный в рамках биеннале современного искусства «Манифеста».

Коты при царском дворе жили еще с петровских времен, а при Екатерине II они официально стали охранниками картинных галерей: с тех пор благодаря им музейным экспонатам не угрожают крысы.

Подвалы Зимнего дворца подобны катакомбам: здесь множество коридоров, ведущих в разные части здания. Под округлыми сводами можно увидеть не только трубы и подстанции, но и фрагменты старинной кладки полов и даже извилистых чугунных решеток. Правда, неизменным спутником вашей прогулки будет характерный кошачий запах. Все-таки в подвале живут 80 кошек и котов, свободно гуляющих по всему пространству подземелья и дворов.

В музее признаются, что для нормальной работы кошачьего дозора им достаточно 40 пушистых «сотрудников». Остальных животных работники Эрмитажа готовы отдать в хорошие руки, что периодически и делают. Перед пристройством каждая кошка проходит клинический осмотр и живет в карантине. Вот только сердобольные граждане, беспокоящиеся за противокрысиную обстановку в Эрмитаже, подбрасывают музею новых охранников.

Бюджет на их содержание формируется благодаря пожертвованиям сотрудников и горожан. Последние знакомятся с самыми культурными кошками Питера лично, в специально придуманный по этому случаю праздник - день эрмитажного кота. Без выставок он не обходится: темные пространства подвалов украшает экспозиция рисунков.

ВНИМАНИЕ, БЕЛЫЕ НОЧИ ВЫКЛЮЧАЮТСЯ!

Помимо дня эрмитажного кота в музее есть и ряд других, не менее милых традиций. Одна из них - праздник закрытия белых ночей. Так что если лето идет к завершению, в Эрмитаже готовятся встречать друзей. Мероприятие это закрытое, всякий раз проводится на разных площадках. Друзьям музея Михаил Пиотровский напоминает об итогах года, рассказывает о планах. При этом припасает какую-нибудь изюминку. Например, устраивает эксклюзивный показ фильма об Эрмитаже до его выхода на большой экран, организует прогулки в висячем саду или по «сокуровской» лестнице. «Сокуровской» узкую винтовую лестницу позади Эрмитажного театра (на нее закрыт доступ широкой пуб­лике) окрестили как раз во время проводов белых ночей. Дело в том, что именно по ней свои первые шаги в Эрмитаже делала съемочная группа режиссера Александра Сокурова, работавшего над фильмом «Русский ковчег». Между прочим, легенды Эрмитажа гласят, что Александр Николаевич побывал и на крыше музея. И встретил там привидение...

Но легенды легендами, а традиция Эрмитажа неизменна: белые ночи в Санкт-Петербурге заканчиваются в ту минуту, когда Михаил Пиотровский и кто-нибудь из его уважаемых гостей зажигают фонарь. Это может быть стационарный фонарь в эрмитажном дворике или переносной с дистанционной кнопкой. А однажды это был гигантский прожектор на петербургской дамбе.

ГОЛОСА ЭРМИТАЖА

Конечно, все знают о великолепных золотых часах «Павлин», стоящих в Павильонном зале Малого Эрмитажа и раз в неделю «оживающих» на глазах у туристов. О них знают даже те, кто по каким-то причинам до музея так и не доехал, - благодаря заставке на телеканале «Культура». Однако вряд ли кто задумывался, что в Эрмитаже хранится около трех тысяч (!) часов и примерно каждые десятые из них музыкальные. Конечно, не все из них пребывают в рабочем состоянии, но те, что в экспозиции - а это 50 штук, - вполне способны подать голоса. Да еще какие!

Вот только посетителям это не удается услышать. В будущем в Эрмитаже планируют записать «выступления» часовых механизмов на видео и показывать их на экранах, установленных рядом с экспонатами. Но пока проект не осуществлен, лишь редкие туристы охают от испуга, когда, например, бьют «Аракчеевские» часы - уникальный пример подвига нынешней команды реставраторов.

Спектакль, разыгрываемый этими часами, довольно зловещ: повод, в связи с которым граф Аракчеев заказал их парижскому мастеру, - кончина Александра I. Корпус часов украшают бюст императора, фигура скорбящего заказчика и пирамида из русского оружия. Каждый день в 10.50 утра - время смерти императора - часы начинают бить, дверцы распахиваются, взгляду смотрящих открывается медальон с портретом почившего и временем его кончины. После этого встроенный в часы орган играет молитву «Вечная память»...

За состоянием хрупких механизмов следят специалисты лаборатории научной реставрации часов и музыкальных механизмов. И в ближайшее время они преподнесут Эрмитажу долгожданный подарок к 250-летию - отреставрированный «Механический оркестр» - Большие часы Штрассера. Они способны исполнять 14 композиций, в том числе произведения Моцарта и Гайдна.

ВАМ - МЕТКА!

Но сколь бы ни был прекрасен Зимний дворец, главное в Эрмитаже - его экспонаты. Шедевры мастеров из петербургского собрания желали бы видеть у себя (хотя бы в гостях) многие музеи мира. И предметы искусства путешествуют. Как же проверить, скажем, на таможне, принадлежит ли картина к эрмитажной коллекции?

Музей занимался разработкой способов маркировки предметов из своих фондов вместе с Центральным научно-исследовательским институтом Министерства обороны и Химико-технологическим университетом имени Менделеева. На создание технологии, которая применяется последние три года, ушло много времени. Ее начали применять на тех экспонатах, что покидают стены Эрмитажа для участия в экспозициях, и постепенно планируют обработать коллекцию полностью.

Метка представляет собой комбинацию веществ, неразличимую человеческим глазом, размером с пылинку. Однако специалисты точно знают, в каком месте картины, скульптуры или другого предмета искусства стоит ее искать. На особо уязвимые экспонаты метку наносят с помощью пара, чтобы не прикасаться к самому предмету. Специальные приборы позволяют определить наличие маркировки и ее вид (видов может быть до 100 тысяч, поэтому каждый музей России в будущем может воспользоваться технологией из Эрмитажа).

Что немаловажно - считывать метку можно много раз. Кроме того, она настолько прочна, что способна сохраняться на поверхности при температуре до 2000 градусов. Пока трудно сказать, сколько лет она сможет продержаться, - специалисты говорят о полувековой гарантии.

Леся Петрова

Просмотров: 2213
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Эбола не страшна России Далее в рубрике Эбола не страшна России


Загрузка...
Комментарии (1)

Добавить комментарий

RSS-лента RSS-лента комментариев

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.