Сегодня 30 мая 2017 г., вторник, 01:53USD 56.71 -0.0454EUR 63.36 -0.3005
Общественные и социальные новости

Всем смертям назло

2 апреля 2015
hits 1321

В №6 «МН» от 3 февраля 2015 года в материале «Донбасс: главный враг зимы - голод» мы писали о том, в каких условиях сегодня живут люди на Донбассе. Сразу после публикации редакцией «Мира новостей» был собран гуманитарный груз для больницы Горловки. Люди, которым мы протянули руку помощи, написали нам письма: о себе, о войне, о любви, которая помогает выжить вопреки всему.

Валерия Константиновна Леонова, заместитель главного врача Центра первичной медико-санитарной помощи №2 г. Горловки, 31 год:

«Когда в городе прогремели первые взрывы, мы с моим мужем и старшей медсестрой одного из наших отделений побежали в больницу. Это было воскресенье. Мы понимали, что помощь потребуется в первую очередь хирургов и травматологов, но при том количестве раненых пригодились любые руки, и моего мужа в том числе, который вообще не имеет отношения к медицине. Первое, что меня ждало в приемнике, - это тело моей хорошей приятельницы, мамы 7-месячной девочки. У меня на несколько секунд замутилось сознание, кто-то поддержал меня и не дал упасть... Когда пришла в себя, поняла, что больше не имею права на эмоции - надо идти работать.

В тот же день я попала под обстрел в одном из корпусов больницы. Мы с коллегами переносили тяжелых больных в убежище, когда все это началось. Мы просто попадали на пол там, где стояли. Когда за стенкой в 20 метрах разрываются снаряды «Града», на голову летят стекла и штукатурка, понимаешь, что ни крыша, ни стены тебя не спасут в случае очень вероятного прямого попадания, страшно - это не то слово, которое можно применить к этой ситуации... Это какое-то другое, с трудом передаваемое чувство. Как будто я уже умерла, но почему-то еще вижу происходящее вокруг.

Но мы оказались целы и невредимы. После этого восприятие опасности для меня резко изменилось. Стреляют - ложись, затихло - иди работай.

Тогда, в первые дни, было очень сложно. Город напоминал оживший фильм ужасов. Пугали не разрушения, а отсутствие людей. Почти 300-тысячный город полностью вымер. Я несколько раз бегала домой за те дни, пока мы жили в больнице. Реально бегала, причем быстро. Около двух километров туда и соответственно столько же обратно. В три-четыре часа дня никого. Только дохлые голуби повсюду валяются и обезумевшие собаки шарахаются от вида человека. Бежишь и высматриваешь вперед на несколько метров канаву, высокий бордюр или порог, под которым можно залечь в случае обстрела. Периодически приходилось лежать на асфальте. Раза с третьего научилась падать аккуратно, чтобы не сдирать кожу на локтях и коленях.

Пожарные и спасатели умудрялись доставать раненых из-под завалов, когда обстрелы еще не закончились. А наши хирурги делали полостные операции и выковыривали осколки при свете зажигалки.

Не работали ни лаборатория, ни рентген. Поэтому работали, как земские врачи, по старинке. В отделениях 90% больных были с осколочными ранениями.

Все, кто остался в городе в августе, старались помогать друг другу. Если сидели в одном подвале, значит, ели из одного котелка.  Если нужно было убрать и восстановить что-то после обстрела - шли и делали всем миром. Детей чужих не было: если чей-то подвернулся - надо накормить и спрятать в случае опасности. Если знали, что где-то есть брошенные животные, сами кусок хлеба не доедали, но собак и кошек подкармливали. Запомнился мальчик лет 7-8, который пешком пришел в больницу за 10 км за лекарством для бабушки, с которой он жил. Голодный, грязный. Накормили, напоили, умыли, собрали тормозок ему и бабушке, велели приходить, если еда закончится. Приходит через несколько дней с перевязанным пальцем - ударил, когда пытался дрова рубить... Мы с медсестрами чуть не упали... В общем, подкармливали мы его недели три. Потом, когда обстрелы закончились, опасность миновала и город начал возвращаться к нормальной жизни, этот мальчик снова пришел - принес наши пластиковые контейнеры, в которые мы ему накладывали кашу и суп. Потрясающий ребенок.

С конца сентября по середину января было условное перемирие и относительно благополучная жизнь города за исключением окраин, которые обстреливались беспрестанно. Больница работала как обычно. Окна вставили, ямы засыпали, осколки вымели. Без зарплат, с острым дефицитом медикаментов, бумаги, бланков, но в целом работа шла, как и до войны.

А с 18-19 января опять начался кошмар. Обстрелы были намного мощнее и чаще, чем летом. Почти месяц постоянных обстрелов из всего, чего только можно, а город ни на день не останавливался: почти все работало (кроме учебных заведений), ходил транспорт. Было значительно меньше раненых - люди научились быстро распознавать угрозу, прятаться. Многие опять уехали, но те, кто остался, приспособились.

Сейчас больница работает в сложных условиях. Практически половина врачей уехала, новые не предвидятся. У нас по-прежнему не хватает медикаментов, сильно задерживают зарплату (с июля прошлого года выплачивали два раза). Но мы работаем и будем работать дальше. Надеюсь, выдержим».

Артем Тон, директор театра кукол г. Горловки, 28 лет:

«После большого обстрела центра в воскресенье 27 июля 2014 года на работу никто не вышел. Были большие человеческие жертвы, город потряс шок, все сбежали. И у театра остался один я. Бросать мне его было нельзя. Так и стал ездить каждый день по пустому городу на велосипеде в театр, где находился вплоть до комендантского часа. Перенес все материальные ценности (куклы, аппаратуру, оргтехнику и т.п.) в комнату без окон, огнетушители собрал к выходу на случай, если вдруг начнется пожар. Но главное - охранял театр от местных мародеров и домушников с частного сектора, ведь больше было некому. А они постоянно - кому война, а кому мать родна - присматривались к театру. Помню, однажды пытались унести даже мусорный контейнер, который спасло только то, что мусоровоз перестал приезжать и он стоял полный, оказался им не по силам.

А еще я спасал цветы. Мы всегда усердно занимались нашими клумбами. И клумбы театра всегда стояли в цвету. А накануне войны - кто же знал, что такое начнется! - мы много чего высадили. Живую изгородь, розы, шесть туй, два можжевельника и много чего еще. И что же - было дать всему этому погибнуть? Театральные цветы оставить погибать под палящим солнцем я не мог. И мой театр остался единственным цветущим островком в городе. Кое-кто меня ругал, мол, воды нет, а я цветы поливаю. Но я не в обиде. Ведь однажды, глядя из театра в окно, я увидел, как мимо шли мама с мальчиком лет пяти. И он подбежал, сорвал розу и подарил своей маме. Понимаете, это было как волшебство, как чудо: в мертвом, пустом городе ребенок дарит маме живой цветок. Однажды мимо проезжал ополченец на авто, увидев цветы, остановился и все остальные цветы оборвал. Наверное, повез своей женщине...

Оставаясь в театре, я вскоре ощутил и свою социальную нужность. Ведь все время у меня оставались в рабочем состоянии городской телефон, интернет и электричество, люди приходили узнавать новости, заряжать мобильные. Под домом, на первом этаже которого располагается театр, имеется бомбоубежище четвертого класса безопасности, еще весной мы вместе с жильцами дома привели его в порядок, восстановили освещение и вентиляцию. В нем постоянно находились люди. Запас воды, медикаментов, свечки, спички и батарейки для фонарей хранились в театре. И это был еще один повод не уезжать из города, я как руководитель предприятия был ответственный за жизнеобеспечение бомбоубежища.

Разных случаев за это время было много. Но больше всего запомнился такой. Дело было перед Новым годом, большинство сотрудников уже вернулось. С ноября 2014 г. по 15 января 2015 г. город бомбили только по окраинам, и мы приняли решение все-таки поставить новогоднее представление у елки. В городе же оставалось очень много детей! В холле мы нарядили елку, а сами репетировали новогоднюю интермедию. Как вдруг я услышал шум. Я вышел в холл и увидел, как наш художник от чего-то отговаривает женщину. Оказалось, она настойчиво сует ей 20 гривен: возьмите, я покупаю на них билет, но пусть он останется у вас, вдруг у кого-то не хватит денег на билет или вообще их не будет. А вы его им подарите от меня. Вы представляете?! В городе, где люди умирают от голода, встретить такое нереально! Это потрясло меня.

Кстати, эти эпизоды смертей от голода... Как же это страшно. На Бессарабке, в районе, где живут мои мама и бабушка, умер от голода их сосед. Было ему чуть за пятьдесят, чистый, опрятный, занимался художественной самодеятельностью. И вдруг находят мертвым. А стали разбираться, оказалось - от голода. Видно, кончились продукты, деньги, а просить милостыню или попросить у соседей еды было стыдно... С тех пор я стараюсь быть внимательным к своим соседям или мимо проходящим, особенно пожилым людям. Голодных людей видно всегда - по походке, по бледности. И если мне встречается такой человек, достаю из кошелька деньги и вкладываю молча в руку купюру.

Теперь, когда в город пришла новая власть, в театр вернулись почти все. Мы восстанавливаем репертуар, работаем все больше. Хотя по-прежнему на голом энтузиазме, ведь зарплаты нам толком так и не платят. Но весь коллектив понимает важность нашей работы. Потому что к нам приходят дети. А вы бы видели глаза наших маленьких горловчан. Как же они изменились! По звуку эти - маленькие! - дети могут отличить, взорвалась ли это мина или упала ракета «Град». Порой в горле ком, когда видишь малыша, который двумя руками держится за ногу матери, а в глазах бездонный страх. Но для того мы и работаем, для того и нужен детский театр, чтобы снова научить этих детей смеяться, а глаза их блестеть. И однажды, я верю, сбудется моя мечта, и я вновь увижу свой город прежним, наполненным цветами и детским смехом».

Марина Алексеева

Фото РИА «НОВОСТИ»

 

Сбор средств на приобретение медикаментов для Центра первичной медико-санитарной помощи №2 г. Горловки осуществляется по следующим реквизитам:

ОАО «Сбербанк России»

Корр. сч. 30101810400000000225 в ОПЕРУ Московского ГТУ Банка России

Расч. сч. 30301810900006004000

БИК 044525225, КПП 775002002, ИНН 7707083893

ОКПО 23449381

Счет получателя: 40817810740005527125 на имя Полуниной Марины Владимировны

Вы можете перечислить любую сумму.

Акция по сбору средств продлится до 14 апреля 2015 г., после чего счет будет закрыт.

 

 

Просмотров: 1321
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
В России появились ветераны второго сорта? Далее в рубрике В России появились ветераны второго сорта?


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.