Сегодня 28 марта 2017 г., вторник, 09:12USD 57.02 -0.4014EUR 61.96 0.0979
Общественные и социальные новости

Тонущий город

11 сентября 2013
hits 1984

 

Корреспондент «МН» участвовал в уникальной спасательной операции в Комсомольске-на-Амуре.

В Комсомольске-на-Амуре расположены, пожалуй, самые современные на сегодняшний день в России авиационные и судостроительные заводы. Прежде всего это авиационный завод имени Гагарина, выпускающий знаменитые «сушки», - главные военные самолеты нашей страны. Кроме того, здесь делают атомные подводные лодки и военные корабли. Сегодня подъем вод Амура возле города продолжается. Если в Хабаровске уровень воды достиг максимальной отметки 8,05 метра,
то у Комсомольска он уже почти 9 метров и продолжает расти. Гидрологи прогнозируют отметку 10,20 метра. Напор воды сдерживают только временные дамбы из мешков с песком. Специальный корреспондент «МН» Марат Хайруллин передает из окруженного водой города.

ПРОРЫВ

Мой самолет из Хабаровска приземлился около 10 часов утра, а в 11 часов прорвало временную дамбу в поселке им. Менделеева на восточной окраине Комсомольска. Воды реки подошли к городу с этой стороны уже вплотную - до многоэтажных домов остались считанные метры. Сотни людей, главным образом солдаты и сотрудники МЧС, работали на дамбе без остановки. Сначала тяжелая техника насыпала грунт, а сверху вручную уже клали мешки с песком. То есть это такое соревнование - кто быстрее. Причем видно было, что только со стороны аэропорта длина дамбы была не менее 10-15 километров. Такая дамба окружает город насколько это возможно по периметру. Комсомольск построен в излучине Амура, и река, выйдя из берегов, взяла город в клещи. Он уже представляет собой практически остров.

Поселок им. Менделеева - единственный, который отделяет Амур от всех предприятий, обеспечивающих жизнедеятельность города, - от ТЭЦ до хлебозавода. Мне, что называется, «повезло»: не успел я приземлиться и добраться до города, как дамбу в поселке начало переливать. Я созваниваюсь с руководителем пресс-службы хабаровского МЧС Еленой Ереминой и еду в поселок.

- Вот он, завод Гагарина начинается, - кивает мне таксист на забор при выезде из противоположного края города. Перед глухим бетонным забором в чистом поле землеройная техника активно насыпала новую дамбу. Воды видно не было - отсюда до Амура было не меньше 10 километров. Затем мы въехали в сам поселок по Лесному шоссе - вода на глазах топила улицы. Поселок представляет собой небольшой микрорайон многоэтажек, окруженных частным сектором, выходящим непосредственно на берег Амура.  Дамбу прорвало, и вода стремительно заполняла улицы, примыкающие к Амуру. Мы стояли на Лесном шоссе, которое пока отделяло многоэтажки от частных домиков, и смотрели на людской исход - бегство с затопляемых улиц. Нагруженные скарбом потрепанные японские праворульные машины ползли вереницей по улицам поселка, погружаясь по самый капот в воду. Зеваки каждую выплывшую машину встречали одобрительным гомоном. У кого не было машин, по пояс в воде тащили вещи на себе.

Несколько коров зашли в воду по ноздри, мощным течением их снесло в кювет между шоссе и забором. Они там и застряли в нескольких метрах от суши - никому до них не было дела. Щуплый дедушка привязал бычка к моторке и благополучно преодолел воду. Но молодой бык, очутившись на проезжей части, начал буянить - его сбивали с толку пожарные машины с мигалками. Безрогий бычок пытался их боднуть, но промахивался и попадал в одну из многочисленных машин, стоявших на обочине. За ним на веревке с обреченным лицом болтался дедушка. На них тоже никто внимания не обращал.

На обочине спасатели спешно накачивали огромные лодки-рафты. По их серым, напряженным лицам было понятно, что все совсем плохо. Это ребята из красноярского отряда, размещенного в школе №13 в центре поселка. Нужно сказать, что уже несколько дней назад было понятно, что именно этот район поселка находится в зоне максимального риска. Не то чтобы он был обречен, но дамба проходила буквально по границе огородов домовладений. Спасатели уже несколько дней уговаривали жителей эвакуироваться, но ни один из
5 тысяч не согласился выехать. А теперь, когда вода рванула, ситуация мгновенно стала сверхнапряженной. По большому счету еще повезло, что перелив начался при свете дня, а не ночью. Спасателей можно было понять.

Я прошел чуть вперед, и местные жители меня вычислили:

-Ты не здесь снимай, а посмотри, что там творится, со стороны кладбища вода прет. Миша, иди покажи ему...

Невысокий, красноносый и, видимо, не первый день нетрезвый Миша ведет меня к улице Индустриальной, которая обозначает периметр поселка с противоположной стороны. Мы добираемся по колено в воде к девятиэтажке, которая стоит далеко на отшибе и уже со всех сторон окружена водой. Миша показывает мне окрестности и все время матерится:

- Вот вода прет со всех сторон...

С того места, где я стою, хорошо видно, что до ограждений оборонных заводов воде осталось всего несколько километров. Асфальтовая дорожка, опоясывающая девятиэтажку, превратилась в бурный поток, стремительно набирающий глубину. На балконы многоэтажки высыпали люди, в основном пожилые женщины. Они безучастно наблюдали, как вода на глазах подступала к их дому.

- А что делать? Электричество у нас уже отключили, - говорит одна из них. - Квартиры бросать? Как-нибудь переждем. Мы боимся, что дом  у нас сложится. Он сам по себе аварийный - вон там трещина идет сверху донизу и фундамент - насыпная подушка.

- Нет, не выдержит, - авторитетно подтверждают с соседнего балкона.

На крыльце подъезда стоят молодая многодетная мама с грудничком на руках, трое детей - мальчик и две девочки. Самая старшая девчушка лет девяти громко плачет, размазывая слезы кулачком по белой мордашке. Вторая девочка, помладше, стоит и усталыми, серьезными глазами смотрит на воду.

- Не знаем, как выбраться, - испуганно говорит мама, ее зовут Наташа. Мы с Мишей подхватываем нехитрые пожитки семьи, я беру за руку младшенькую Аню, и мы бредем по колено в воде к 13-й школе. Мимо едут вереницы машин, я все время машу им рукой, чтобы не гнали волну. Кто-то из водителей послушно сбрасывает скорость, а кто-то не обращает внимания, и тогда нас захлестывает водой.

- Вот набрала воды в сапожки, - печально говорит Аня.

- Зато можно бегать по лужам и никто не ругает, - выдвигаю я свой аргумент. Девочка серьезно обдумывает и, видимо, соглашается, дальше она мужественно молчит. Мы выбираемся на Лесное шоссе, которое пока еще является полоской суши, правда очень узкой, - вода уже появилась в конце поселка и неумолимо подбиралась к 13-й школе.

НА ВОДЕ

Я сдаю детишек на руки девочкам-психологам МЧС, которые позаботятся об эвакуации. Сам же напрашиваюсь в резиновую лодку к местным жителям - отцу и сыну, которые плывут спасать скарб из дома, расположенного в той части поселка, которая непосредственно примыкает к Амуру. Там в глубине поселка я прибиваюсь к группе спасателей из Питера - крепким парням в специальных гидрокостюмах, которые патрулируют улицы поселка.

Ребята идут к дамбе, там нужно переправить в поселок большой моторный «Зодиак». По рации их просят по пути отвязать в одном из домов собаку. Мы быстро находим дом, а дальше возникает проблема - крупный пес смотрит на спасателей недружелюбно и отвязываться без боя, очевидно, не собирается. В конце концов самый здоровый парень, которого все зовут Ким, подходит и еще более недружелюбно смотрит на собаку. Пес, кажется, все понял и дает без проблем отвязать веревку. После этой маленькой победы мы идем в воде по улицам поселка к дамбе. У меня ощущение какого-то апокалипсиса, который разворачивается на твоих глазах, что называется, в прямом эфире, - чувства, что ты участвуешь во всем этом, нет. Кажется, что все это наблюдаешь со стороны: собак и коз на сараях, автомобили, каким-то образом затащенные на крыши гаражей, распахнутые ворота затопленных дворов, выплывающие оттуда разноцветные пластмассовые тазики вперемежку с детскими игрушками, людей, деловито обустраивающихся на чердаках своих домов.

Меня, кстати, поражает реакция местных жителей. В отличие, скажем, от Крымска здесь нет паники, никто не срывает зло на спасателей и не требует немедленной компенсации. Эти люди в подавляющем большинстве своем стойко и мужественно встречают обрушившееся на них несчастье - у меня это вызывает уважение.

Мы с питерцами выбираемся на берег Амура, и здесь очень хорошо видно, что вода буквально нависла над поселком - ее удерживала лишь не очень внушительная дамба из мешков с песком. Со стороны реки к дамбе подошел спасательный рафт - насколько я понял, МЧС в случае прорыва воды закрепляло за каждой улицей такую лодку со специальной командой спасателей и обязательно с одним полицейским. Эти группы дежурили на своих участках круглосуточно, и эта система пока оказывалась очень эффективной. Несмотря на постоянно прибывающую воду, жертв и мародерства избежали. Это давалось спасателям немалой ценой - за несколько недель командировок люди были измучены. Стянутые со всех концов страны спасатели жили в прямом смысле там, где можно было кинуть спальник и рюкзак. Все более-менее приспособленные помещения в городе отдавали под пункты временного размещения эвакуируемых, а спасателей уже размещали по остаточному принципу.

ВОПРОСЫ ЧИНОВНИКАМ

Меня высадили на Лесном шоссе, которое к этому моменту уже скрылось под водой. Сухим оставался только небольшой пятачок у автобусной остановки. К этому моменту ситуация кардинально изменилась. Везде стояли машины МЧС, десятки спасателей накачивали рафты и сразу отплывали патрулировать улицы. В школе развернули полноценный медицинский пункт, а на остановке прямо под грибком разместился оперативный штаб. Всем руководил седой энергичный дядечка в резиновых сапогах и синей футболке с надписью МЧС. Потом подъехали бравые телевизионщики в «эльках» и потребовали его к микрофону. Дядечка неохотно надел китель и оказался первым заместителем руководителя МЧС генерал-полковником Сергеем Шляковым. Быстро отчитавшись прессе, он снова снял китель и полез в воду, отдавая распоряжения.

А к камерам как-то бочком подошел какой-то насквозь перепуганный чиновник. Мужчина очень нервно наговорил лозунгов про героическую работу всех служб и отчаянные усилия администрации. Я попытался его спросить, откуда все же взялась такая большая вода и особенно почему построенные заранее дамбы в Комсомольске прорывает одну за другой. Мужчина посмотрел на меня совсем дико и исчез. Больше представителей краевых властей я в поселке не видел. Это было немного странно, потому что генерал носился по поселку до темноты и гордо уплыл на последней лодке, когда уже очевидно было, что пик опасности прошел и работа налажена. А в Комсомольске все это время сидел первый заместитель губернатора по фамилии Чуев и занимался организацией выборов - поселок им. Менделеева затопило 7 сентября, но выборы для его жителей 8-го не отменяли. Народ в любом случае должен был проголосовать. Днем позже, 8 сентября, я на плавающем бронетранспортере МЧС плыл к самому опасному участку - так называемой Мылкинской дамбе. Она огораживала город со стороны аэропорта и являлась ключевой для спасения города. Вода подступила вплотную к многоэтажной застройке, где жила большая часть жителей почти трехтысячного города. Но ведь двумя неделями раньше паводок накрыл Хабаровск и поднялся до отметки 8 метров. Затем волна пошла сюда, в районе Комсомольска русло Амура из-за сложного холмистого рельефа значительно уже, чем в Хабаровске. И поэтому очевидно, что паводок здесь превысит отметку 8 метров, - это подтверждается многолетними наблюдениями. Но местные власти, которые знали о паводке заранее, построили дамбы высотой всего 6 метров. Я не знаю, было это сознательное решение с надеждой на авось или объективно не хватило сил, но это факт - местные власти не смогли подготовиться к приходу стихии. 

Из разговоров с водителями грузовиков, которые вози­ли грунт на строительство Мылкинской дамбы, я узнаю, что в тело плотины сначала возили скальный грунт, который хорошо сдерживал напор воды. А где-то в центре дамбы вдруг начали возить сплошную глину и фактически грязь. То ли решили сэкономить, то ли прямая коррупция, потому что скальный грунт значительно дороже. Я считаю, что на этот вопрос должен ответить Следственный комитет, потому что под угрозой оказались жизни тысяч людей.  Ведь именно на этом участке, когда поднялась вода, несколько дней назад возник критический перехлест - слабый грунт начало с угрожающей скоростью размывать водой. И сюда ночью (два километра в одну сторону) таскали мешки с песком на закорках по колено в воде курсанты Ивановского университета МЧС. Таскали без перерыва сутки с лишним, но плотину удержали.

Сейчас на плавучем тракторе в это узкое место меня везет командир курсантов полковник Игорь Дмитриев и вдумчиво объясняет:

- Знаешь, в обычной жизни ведь нет места подвигу. Если все делать как следует, правильно, по инструкции, то подвиг не нужен. А если вот на авось, то тогда и нужен подвиг, спасатели, чрезвычайные меры...

И хотя угроза немедленного прорыва миновала, два плавучих транспортера МЧС и один Министерства обороны беспрерывно возят мешки с песком в это узкое место. И ивановские курсанты круглосуточно, отдыхая по три-четыре часа в сутки, уже неделю с лишним день и ночь удерживают с помощью их воду на дамбе. Пока тракторы и грузовики с обеих сторон наращивают тело плотины. Кстати говоря, за эти дни уже три КамАЗа перевернулось на дамбе, их даже не вытаскивают. И вот что интересно: Путину, когда он прилетал сюда, рассказали о том, что город спасли двадцатилетние пацаны-курсанты полковника Дмитриева, что плотины были сделаны тяп-ляп, что поселок им. Менделеева можно было спасти, что сейчас из-за такой же слабой дамбы критическая ситуация возникла в поселке Новый Мир... Не знаю, ведь ровно то же самое было в Крымске - очевидно халатное отношение местных властей, явные попытки скрыть последствия. Неужели и здесь то же самое? Ведь если эта ситуация как в Комсомольске, так и шире - во всем регионе - останется без жесткой оценки правоохранителей, то наш Дальний Восток, видимо, обречен. Почему? Потому что это какой-то загадочный паводок - ему не предшествовали ни какие-то особые супердожди, ни какие-либо техногенные аварии ни у нас, ни в соседнем Китае. Откуда тогда взялись такие объемы воды? Скорее всего что-то неблагополучно  в области гидрорегулирования энергетической системы Приамурья.

БУДЕМ ЖИТЬ!

Наступили сумерки, и неожиданно стало тихо - машины уехали, кто хотел, эвакуировался. Опустевший поселок им. Менделеева окончательно затопило, я вместе со штабом генерала Шлякова переместился в 13-ю школу, которая окончательно превратилась в остров. Наверху генерал проводит оперативку на ночь - слышно, как в пустой и гулкой школе бухает его голос. Пока единственная хорошая новость - подъем Амура замедлился и есть реальная надежда, что больше прорывов не будет. И это обнадеживает.

- Не знаю я, что делать, - устало пожимает плечами завуч Ирина Александровна. - Деток пока будем учить в Комсомольске прямо в ПВС, завтра как-то выборы надо провести...

Повисает пауза. Отвернувшись, завуч смотрит в окно. Слышно, как в соседнем кабинете труда живущие там красноярские спасатели что-то готовят на примусе.

- Что будем делать? - еще раз повторяет завуч. - будем жить, жизнь-то пока не кончилась... 

Москва - Хабаровск - Комсомольск-на-Амуре

 

 Автор и редакция газеты «Мир новостей» благодарят за помощь пресс-службу МЧС России и лично офицеров МЧС: Юлию Калашникову, Елену Еремину, Юлию Дашкевич, Наталью Давыдову.

 

 

Просмотров: 1984
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Курортный рай может превратиться в горячую точку Далее в рубрике Курортный рай может превратиться в горячую точку


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.