Сегодня 24 марта 2017 г., пятница, 15:14USD 57.42 -0.0981EUR 61.86 -0.2323
Общественные и социальные новости

Сергей КАЗАНЦЕВ: “Мы воспитываем участников дорожного движения”

14 августа 2009
hits 508

Две беды в России так и остаются бедами. И если с дураками бороться бессмысленно, то за спокойствие на дорогах бороться нужно. Кое-кто часто ругает ГИБДД, забывая, что именно эта служба обеспечивает порядок на бесконечных российских ухабах и дорогах. Чтобы поговорить о наболевшем, мы встретились с начальником Управления ГИБДД ГУВД по г. Москве генерал-майором милиции Сергеем Казанцевым. 

- Сергей Александрович, какое на сегодня самое распространенное нарушение по Москве? Какое правило чаще всего нарушают столичные водители? 

- Бич московских водителей - выезд на перекресток тогда, когда этого делать не надо. Правилами запрещено, чтобы автомобиль на перекрестке создавал помехи для остальных участников движения. А в Москве это происходит постоянно. И вот из-за этого у нас перекрестки и “завязываются” в часы пик. Автомобиль “зависает” на перекрестке, в это время происходит переключение сигнала светофора, и перекресток оказывается “завязан” мертвым узлом. Это самое частое нарушение, с которым приходится бороться. 

- А как боретесь? 

- И водителей останавливаем, и профилактическую работу ведем, и в прессе об этом говорим. Но проблема остается, и с ней нам надо бороться вместе. Соблюдая самые элементарные правила, можно сократить количество пробок на улицах города. 

- Что может сделать сотрудник ГИБДД, который в момент такого нарушения находится на перекрестке? 

- Сотрудник ГАИ жезлом перекрывает движение и не позволяет выезжать на перекресток, тем самым как бы отсекает нерадивых водителей. 

Понимаете, 100%-ного самосознания у наших водителей нет. А жаль! Я совсем недавно по поручению мэра был в Минске, изучал вопросы взаимоотношений пешеходов и водителей на дороге. Не случайно на днях состоялось заседание правительства, где обсуждалась концепция пешеходного движения в Москве. 

- Это настолько важная проблема? 

- У нас 47,5% дорожно-транспортных происшествий (почти половина!) - наезды на пешехода. Ведь мы теряем здоровых, нормальных людей на улицах города. И нужно что-то делать, чтобы сберечь жизни. Взять все тот же Минск. Этот город еще со времен Советского Союза нам ставили в пример. Надо перенимать такой хороший опыт. Я два дня изучал три основных вопроса, чтобы понять их концепцию. Во-первых, это работа СМИ: как освещается данная проблематика, как это действует на психологию водителей и пешеходов. Второй вопрос - работа сотрудников ГИБДД, и не только ГИБДД, а и других служб на перекрестках. Работа около детских учебных заведений, около школ по профилактике нарушений как со стороны пешеходов, так и со стороны водителей. И третий вопрос - это работа внутри этих школьных заведений, в школьных учебных городках, работа в трудовых коллективах, работа непосредственно с водителями и пешеходами. Когда по приезде на заседание правительства Юрий Михайлович спросил меня: “А как воспитывать пешехода?”, я ответил, что его нужно воспитывать с детства: с детского сада, со школы, обязательно в семье. Только тогда можно воспитать сознательных участников дорожного движения... 

- А как самого водителя воспитывать? Ведь именно он обладает машиной как средством повышенной опасности? 

- Первая роль - у автомобильной школы. Там будущий водитель проходит важнейший курс обучения. С профессионалами можно работать через трудовые коллективы. А вот с любителями сложнее. 

Раньше у нас были воскресные лектории. Вот в Минске, например, эти лектории остались. Водителей-нарушителей приглашают на этот лекторий, где показывают им часовую программу: различные ДТП. Кадры жесткие и, может быть, не очень приятные. Но обычно такая программа очень действенна. После лектория возвращают водительское удостоверение и принимают квитанцию об уплате штрафа. Россия от лекториев отказалась в середине 90-х. Но я считаю, что зря. 

- Сергей Александрович, помните, раньше были такие спецталончики у водителей? Тоже ведь достаточно эффективная мера? 

- Да. Талоны предупреждений у водителей и компостеры у сотрудников ГАИ. Эта система была действенной. Несмотря на то что сохранялась система штрафов, водители очень боялись. Потому что одна просечка, вторая просечка, а третья уже не делалась, удостоверение просто изымалось. И водитель шел на комиссию, где в присутствии представителей общественности мы принимали решение: или его оштрафовать, или лишить прав. 

- Но ведь в этом был очень сильный воспитательный момент. Теперь же водители не боятся: заплатил штраф и... 

- Я уже сказал, что административная ответственность за грубейшие нарушения ПДД усилена. Усиление и введение этих мер шло поэтапно - с первого июля прошлого года, с первого января и первого июля этого года. Вот, например, с первого июля введены изменения по трем основным вопросам. 0,3 промилле алкоголя в крови, видео- и фотофиксация нарушений на дорогах и вопросы задержания машин на принудительные штрафные стоянки. 

Статистика - вещь упрямая. За последние пять лет аварийность выросла. Конечно, для этого есть и объективные причины: в Москву прибывает много машин. Ежегодно мы ставим на учет 150-200 тыс. автомобилей. Сегодня на учете в Москве почти 3 млн 700 тыс. машин. Но должен сказать, что мы добились снижения аварийности с тяжелыми последствиями почти на 20%. Это отличный показатель, потому что чисто математически аварийность должна расти, ведь идет увеличение количества автомобилей при острой нехватке магистральных дорог (350 км магистральных дорог в городе не хватает). И для себя вывод делаю такой: водители, которые грубо нарушали правила, почувствовали свою безнаказанность. Зная, что штраф небольшой, они думали: “Ну ничего, нарушу: проеду по встречной полосе, через сплошные развернусь и т.д.”. Но когда реально у нас за грубейшее нарушение предусмотрена такая санкция, как административный арест до 15 суток, когда штрафы стали во много раз выше, когда в случае грубого нарушения суды принимают решение о лишении прав на управление до 6 месяцев и более, водители задумались. И общий рост аварийности за шесть месяцев прошлого года был всего 0,5%. То есть мы практически в нули вышли. 

- Как вы относитесь к автошколам, которые у нас существуют? И кто имеет право эти школы открывать? 

- Обучать кандидатов в водители нужно. Но это должно быть на более высоком уровне. Не хочу сказать, что в советское время все было хорошо. Но тогда были крупные досаафовские комбинаты в каждом районе города Москвы. Это был целый процесс, я бы даже сказал, индустрия подготовки водителей. Я сам в 1975 году девять месяцев учился. Девять, а не три! Мы сдавали сначала внутренние экзамены и только потом шли в ГАИ. После этого я не просто получил водительское удостоверение, я действительно все знал. Сегодня же инструкторы в автошколах просто натаскивают водителей на сдачу экзаменов, они не дают реальных знаний. И таких школ в Москве около 200. Хочу сразу же сказать: лицензии им дает не ГАИ, а Министерство образования. Вот отсюда и первые нестыковки. Просто зачастую эти автошколы, кроме полуподвального помещения, пары столов и пары компьютеров, ничего не имеют. А уж о практике на дорогах и говорить не приходится. На одной пресс-конференции я назвал полуфабрикатами водителей, которые такие школы оканчивали (пусть они на меня не обижаются). Уверен: нужно открывать крупные учебные комбинаты, где бы профессионально подходили к подготовке водительских кадров. 

- Какова сейчас статистика угонов? 

- По Москве машины угоняются, но и здесь мы добились снижения общего количества угонов. Хотя их по-прежнему много. Больше всего - в Западном округе (827), Южном (814), Юго-Восточном. Но работа по розыску ведется и будет вестись постоянно. 

- Что происходит с утилизацией машин? 

- Проблема есть. В городе очень много брошенных автомашин. Их хозяева не понимают, что для утилизации достаточно просто написать заявление в ГИБДД и сделать выбраковку автомобиля, указать адрес, где он стоит. У нас сейчас в каждой управе есть службы, которые этим занимаются. У них есть, в свою очередь, арендованные фирмы, которые занимаются перевозкой машин на специальные автостоянки, потом оформляются по закону все документы, и машина идет на “Серп и молот” для утилизации. 

- А кто оплачивает утилизацию? 

- Город. Если владелец машины написал заявление, он отказывается от машины, то все делается за счет города. Но если утилизация проведена принудительно, без заявления хозяина, то управа может потребовать от владельца возмещения затрат на утилизацию. 

- Сергей Александрович, что такое “Евро-2”? 

- Это европейский стандарт содержания вредных веществ в выхлопных газах. Такие стандарты со временем будут введены и у нас, ибо вопросы экологии важны для любого мегаполиса, а уж тем более для Москвы, где 10,5 млн жителей, 3 млн 700 тыс. автомашин и 3 млн транзита ежедневно. И каждая машина производит вредные вещества: свинец и другие тяжелые металлы. 

- Новая система видеонаблюдения и видеофиксации нарушений - это ведь тоже европейский стандарт? 

- С первого июля Москва в режиме реального времени учитывает и фиксирует нарушения. Сейчас у нас три таких комплекса: на Садовом кольце и в Каретном Ряду, на Рижской эстакаде и на Сущевском Валу. 

В доли секунды идет фиксация нарушения, эта информация передается на сервер и обрабатывается по всем базам. После этого водитель получит распечатку. 

- Водитель или владелец автомобиля? 

- Владелец, конечно. 

- Многие правозащитники говорят, что такой подход в корне неправильный... 

- Но Европа-то идет по этому направлению давно, и мы должны, если мы говорим, что Россия - цивилизованная страна. 

Конечно, нарекания будут. Но при введении новых систем это неизбежно. Вспомните, как раньше проводилась эвакуация? Нас тоже много ругали, но теперь выработана четкая стратегия. Город взял на себя ответственность. Он, а не автовладелец оплачивает загрузку и вывоз на стоянку. Сутки автомобиль стоит бесплатно, но за это время владелец должен забрать автомашину. В противном случае платить придется самому. 

- Сейчас достаточно часто можно наблюдать, как эвакуаторы, занимая второй, а то и третий ряд, создают огромные пробки. 

- Полностью с вами согласен, по данному вопросу проводились совместные совещания с руководством Департамента ЖКХ. Мы отказались от так называемой веерной зачистки. Потому что нагоняют эти эвакуаторы, и на дороге бестолковщина какая-то творится! Теперь эвакуаторы выезжают только в те точки, где машины реально мешают движению общественного транспорта. 

Но наши водители по-прежнему бросают машины где попало. Приведу пример. У Курского вокзала есть торговый центр с подземным паркингом. Паркинг полупустой. А на улице машины в два-три ряда стоят. Почему? Я разговорился с водителем, и он мне объяснил: стоянка на паркинге платная, почасовая. И деньги надо отдать гарантированно. А если машину бросить на улице, то оштрафуют или не оштрафуют - это еще вопрос. Вот и получается, что нарушать правила экономически выгодно. 

- А может, просто штрафы повысить? 

- Ну повысили мы штрафы, опять-таки “заплатит - не заплатит”. Еще раз вернусь к белорусскому опыту. Там система такая: задерживают водительские удостоверения до тех пор, пока не заплатят штраф. У нас это тоже раньше было, и исполнение протокола составляло 89-95%, а сейчас намного ниже. 

- Скажите, в некоторых республиках, в той же Белоруссии, есть велосипедные дорожки. А у нас нет. Почему? 

- Мы поднимаем этот вопрос. И, где это возможно, будем делать велосипедные дорожки. 

- Думаете, в Москве это привьется? 

- Почему нет? Надо пробовать, экспериментировать. 

- Скажите, а водительские удостоверения у нас будут меняться? 

- Россия входит в Международную конвенцию по безопасности дорожного движения, и мы будем менять водительские удостоверения. 

- И нужно будет что-то досдавать? 

- Нет, пока о пересдаче речь не идет. И замена водительских удостоверений будет проводиться постепенно.

Просмотров: 508
Поделиться


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.