Сегодня 22 января 2017 г., воскресенье, 02:42USD 59.66 +0.3176EUR 63.72 +0.5469
Общественные и социальные новости

Реформы здравоохранения в регионах привели к росту младенческой смертности

12 декабря 2013
hits 3813

 

Чтобы поскорее отчитаться об успехах в усовершенствовании перинатальных технологий, региональные департаменты здравоохранения ликвидировали городские и сельские родильные отделения, заставив беременных женщин ездить в единственный на область (край) медцентр. И добились... резкого роста младенческой смертности.

Неделю назад, после телефонных звонков из Ярославской и Волгоградской областей, корреспондентам «Мира новостей» пришлось искать в редакционном архиве старые публикации об оптимизации системы здравоохранения в регионах. Читатели (к слову, профессиональные медики) напомнили о репортажах из Свердловской области, Алтайского края. «... и в начале 2013-го ваша газета писала о закрытии семи роддомов в центре России, - заметили собеседники. - Жители Брейтова и Мышкина тогда протестовали. Женщины в Борисоглебе забаррикадировались в здании клиники, местные священники вели переговоры с властями. Народ проиграл, и весь год беременные добирались из деревень и сел до перинатального центра по три-четыре часа. Дети умирали, едва появившись на свет. С января до октября Ярославская область потеряла 56 малышей. Пожинаем плоды нелепых реформ. Почему журналисты не анализируют статистику младенческой смертности? Поверьте, стране есть чего бояться».

«А в чем опасность? Минздрав России, правительство РФ утверждают, что она сокращается», - возразили мы. И утонули в неожиданных фактах и цифрах.

«ПОДОРОЖЕНИЦЫ»

С тех пор как департамент здравоохранения Ярославской области принял решение о сокращении акушерских коек и закрытии «экономически нецелесообразных» родильных отделений в регионе, женщины Даниловского, Пошехонского и других районов рожают в дороге.

«От Пошехонья до Рыбинска ехать 1,5 часа. Если в Рыбинске не принимают, еще 2 часа до Ярославля. То с транспортом проблемы, то грунтовку снегом заметает. Скорые ломаются, рожениц выкапывают из сугробов пожарные, - описывает происходящее корреспондент интернет-издания «Ярновости» Вероника Владимирова. В течение года она общалась как минимум с четырьмя мамами, похоронившими своих детей. - Закрывая роддома, людям обещали, что в перинатальный центр их будет доставлять санавиация. Или в крайнем случае автомобили с новейшим оборудованием. В Пошехонский район такую машину пригнали месяц назад после очередного ЧП с летальным исходом - отняли у соседнего района. Чиновники показательно прокатились по дорогам в компании местных телевизионщиков. Дескать, смотрите, у нас нет проблем с перевозкой беременных. Жители региона устали от черных новостей: в ноябре умерла роженица из Даниловского района, неделей раньше - новорожденный из Пошехонья. А сотрудники департамента здравоохранения спокойны: «Это маленькие огрехи».

«На сохранение или лечение в перинатальный центр не ляжешь - без схваток не примут. Роддомов не осталось. Пора обходиться без медиков», - заявила недавно 35-летняя Юлия Зызлова из Пошехонья и родила ребенка дома. «Так сегодня многие поступают, - пояснил «Миру новостей» настоятель Ильинского храма Федор Божков. Год назад священник поддержал прихожан в борьбе с оптимизацией. - Никто не хочет терять детей».

Это понимают православные батюшки, но не чиновники. Директор департамента здравоохранения Ярославской области Сергей Вундервальд связывает увеличение смертности новорожденных в 2013-м с тем, что «в перинатальном центре сосредоточилось 80% преждевременных и патологических родов со всего региона».

«Знакомые оправдания», - вздыхают депутаты из Заксобрания Тверской области, где к 2014 году уцелели два районных роддома - в Вышнем Волочке и Ржеве - и один перинатальный центр. «И мы не отличаемся от Ярославля, - вторят им коллеги из Волгограда, Смоленска и Мурманска. - И у нас закрываются родильные отделения и увеличивается младенческая смертность».

ЦЕНА ЖИЗНИ

До 2012 года в Волгоградской области было 33 родильных отделения. В 2013-м их осталось меньше десятка, и количество детских смертей увеличилось на 10,2 %.

В Бурятии год назад чиновники закрыли половину родильных отделений. Беременных женщин сегодня отправляют в республиканский перинатальный центр, а пациенток с тяжелыми патологиями возят в Иркутск. Младенческая смертность в регионе увеличилась на 11,2%.

В Хабаровском крае сократилось 14% акушерских коек, младенческая смертность увеличилась на 13%.

Департаменты здравоохранения уверяют, что статистику ухудшили новые критерии регистрации новорожденных, рекомендованные ВОЗ. Наша страна применяет их с прошлого года. Раньше стандартом «живорождения» был вес ребенка, превышающий один килограмм, сейчас регистрируются младенцы весом от 500 граммов.

Кстати, в 2012 году руководство Минздрава РФ предупреждало регионы о грядущих переменах. Ориентировало на развитие перинатальных центров. На эти цели государство выделило колоссальные суммы (только в 2013 году - более 50 млрд рублей).

Как поступили областные и краевые департаменты здравоохранения? С одной стороны, им надо было улучшить показатели рождаемости, с другой - сократить коечные фонды в стационарах. Они закрыли родильные отделения в районных больницах и бросили все силы на развитие перинатальных центров. А их в нашей стране 95.

Но разве в Прикамье, на Урале или в Приморье есть условия для быстрого и безопасного перемещения беременных женщин из глубинки в областные и краевые столицы? Об этом чиновники вообще не думали, хотя министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова в конце 2012 года направила в регионы письмо-инструкцию: сокращение медицинских учреждений невозможно, если должным образом не обеспечена транспортная инфраструктура.

Регионы доложили: «Обеспечена-обеспечена». Как? В Вологодской области, где показатель младенческой смертности равен 10,4 (на тысячу родившихся живыми малышей), женщины по дороге в роддом преодолевают расстояния от 300 до 500 км. Когда местные реки Луза и Северная Двина зимой не замерзают, северные деревни оказываются отрезанными от Большой земли - понтонные мосты осенью убирают.

В Ярославской области женщины разрешаются от бремени в банях и уазиках, в Бурятии - на железнодорожных станциях.

«В январе 2013 года, когда в центральной части России был транспортный коллапс, одна женщина рожала в поле, - вспоминает депутат Заксобрания Тверской области Татьяна Гагкаева. - А что нас ждет через год или два? Роддома №4 и №1 в Твери закрылись - их заменили гинекологическими клиниками».

БАБЛО И ЗЛО

И все-таки почему региональные департаменты здравоохранения закрывают родильные отделения в российских селах и городах? Причина точно не в оптимизации расходов. «Какая экономия? Рождение ребенка в перинатальном центре обходится государству в четыре-пять раз дороже, чем его появление на свет в обычном роддоме!» - восклицает депутат Заксобрания Тверской области Татьяна Гагкаева.

И нехватка кадров в провинции не аргумент. Кого проще найти? Акушерку для отделения районной больницы или специалистов международного уровня для областного перинатального центра?

«В деньгах дело, - намекнули нам ярославские и тверские врачи, - и в удобной статистике». Довольно простая схема: регион получает средства на развитие перинатальной помощи. Часть идет на покупку оборудования и содержание единственного в области (крае) центра. Остальное исчезает. При таком раскладе не надо кормить районные больницы, следить за состоянием отделений. Но нужно заботиться об отчетности. Как, например, объяснить землякам внезапный рост младенческой смертности?

«При каждом перинатальном центре есть морг, - пояснили медики. - И есть условия для... работы с данными. Можно оформить умершего ребенка как выкидыш (менее 500 г). Вам известно, что недоношенные дети резко теряют в весе? Или можно указать в документах, что малыш родился мертвым. Когда беременная женщина часами добирается до врачей по разбитым дорогам на дряхлых машинах, роды редко бывают благополучными. Мед­учреждение полностью снимает с себя ответственность».

Но как же быть с новыми стандартами «живорождения» в России? Судя по тому как оценила официальную статистику младенческой смертности ведущий научный сотрудник ЦНИИ организации и информатизации здравоохранения, доктор медицинских наук Людмила Суханова, все регионы лгут.

«Механизмы занижения показателей не изменились, - сообщила эксперт. - На статистику влияют данные о ранней неонатальной смертности (в первые 168 часов жизни). Как правило, махинации допускаются с параметрами этого периода. Специалисты «перебрасывают» умерших в список мертворожденных, занижают массу тела ребенка, переписывают время смерти. Если в порядке эксперимента сравнить официальную статистику с расчетами по показателям постнеонатальной смертности, реальные величины будут на 30-60% выше данных Минздрава РФ и Росстата».

На практике «механизмы» работают так... Весной 2013 года 36-летнюю беременную медсестру из Пошехонья Светлану Мухину в течение недели гоняли по ярославским клиникам. Наконец разместили в перинатальном центре. Родившуюся девочку увезли в реанимацию, а через несколько часов мать узнала, что ребенка нет. Женщине до сих пор не объяснили причину его смерти. И персонал центра, и чиновники из департамента седьмой месяц твердят: «Никто не виноват».

Анна Бессарабова, Наталья Михайлова, Ирина Ребрикова, Антон Титов

Фото - Steer.ru

Просмотров: 3813
Поделиться
Драгдилерам дали прикурить Далее в рубрике Драгдилерам дали прикурить


Загрузка...
Комментарии (4)

Добавить комментарий

RSS-лента RSS-лента комментариев

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.