Сегодня 19 января 2017 г., четверг, 18:06USD 59.35 +0.1691EUR 63.18 -0.0449
Общественные и социальные новости

Молодой москвич живет на подворье 10 века

30 октября 2013
hits 2966

С середины сентября молодой москвич живет в X веке. Высекает огонь огнивом, шьет одежду кованой иглой и мерзнет в черной избе. Шестимесячный эксперимент поможет лучше понять, как жили наши предки.

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ СЛАВЯНИН

За плетнем виднеются длинный дом с земляной крышей и хозяйственные постройки. В окружении коз из калитки выходит плотный молодой человек в длинной рубахе, льняных портках и желтых обмотках. Он не очень чист, зарос и немного отвык от общения. Сегодня впервые за шесть недель герою эксперимента «Один в прошлом» можно поговорить с другими людьми.

Героя зовут Павел Сапожников, ему 24 года. Родился и вырос в Москве, учился в мединституте, но бросил. Последние годы Паша работает древним славянином то в комплексе «Этномир» в Калужской области, то на всяких исторических фестивалях, совмещая работу с хобби. Так что за возможность побыть славянином нон-стоп Паша-Сапог ухватился сразу.

Эксперимент заключается в том, что в Подмосковье недалеко от Хотькова выстроили настоящий археологически достоверный новгородский хутор IX-X веков. Наполнили его вручную выкованными инструментами, соответствующей эпохе утварью и запасом характерных для того времени продуктов. А Паша со всем этим должен прожить до конца марта.

- В результате археологических раскопок мы видим усеченную картину, - объясняет научный консультант проекта, сотрудник Исторического музея Сергей Каинов. - От топора - железо, от избы - одно-два нижних бревна. Остальное приходится реконструировать. И нынешний эксперимент позволит проверить правильность некоторых наших предположений. Раньше эти предметы удавалось опробовать только в недолгих походах, а это первый опыт длительного использования.

Перед началом проекта было, например, зафиксировано состояние ножей, чтобы понять, как они за полгода сточатся. Самому герою проверили глаза, зубы, взяли всевозможные анализы. Ведь он тоже часть опыта. Каждый месяц во время дня открытых дверей Пашу и его хутор осматривают специалисты. На следующий раз, например, заявлены археолог и ветеринар. Будет и психолог, ведь задача проекта не только экспериментально-археологическая.

БЛОГ С ХУТОРА

- Самое интересное - это изменение личности современного человека в бытовых условиях IX-X веков. Поэтому и остановились на одиночной зимовке. Окажись там два современных человека, они не будут обсуждать урожай или другие темы, близкие предкам, - считает другой очень важный участник эксперимента Сергей Бродарь.

Пока Павел полон оптимизма

Каждый день он наблюдает за Пашей со специальной вышки и выставляет для него видео­камеру, чтобы тот мог высказать свои дневные впечатления. Между собой герой и бытописатель при этом не общаются. Еще Сергей ведет ежедневный блог, описывая все, что происходит на хуторе.

На зиму было припасено больше тонны всевозможного зерна, центнер капусты, баранина, сало, сушеная рыба и грибы. Меда одного 50 килограммов. Клюква, яблоки, орехи. Наконец, есть пятнадцать кур с петухом, четыре козы, а рядом лес и рыбная речка.

Но изобильные запасы Паша компенсировал исключительными хозяйственными способностями. Так что сводки печальные: зерно плесневеет и прорастает, завелись мыши. Рыба испортилась, сало стухло. Собака заболела и ушла. Куры несутся плохо. Одну из коз пришлось зарубить. Горшки бьются с невиданной силой, и запас керамики уже подходит к концу. Паша сломал два шила и нож, а второй нож потерял. Потом нашел нож, зато единственный скобель (это такой столярный инструмент, предтеча рубанка) уронил в колодец. Жернова Паша доделал только в конце октября, так что до недавнего времени сидел без хлеба. Его рацион состоял в основном из молока и яиц. Впрочем, сейчас жизнь постепенно входит в колею.

Сигарет остро не хватало первые три дня. Потом стало лучше, и хронический кашель прошел. Хочется выпивки, но эта проблема решаемая, а тяжелее всего без зубной щетки.

- Я все методы перепробовал: еловые палочки, тряпки, отвары из трав. Но ощущения чистого рта нет. Еще есть смола, я ее жую и как-то себя убедил в ее пользе. Все-таки вкус елки лучше, чем вкус помойки, - улыбается Паша. Он как-то умудряется ко всем своим неурядицам относиться легко и с юмором. А это во многом искупает недостаток крестьянской сноровки.

Вообще, с гигиеной в IX веке было, конечно, плохо. Подтираться хуторянину приходится листиками, а мыться золой.

- Мыло в IX веке уже было, но, считаю, пользоваться им не очень исторично, - уверен Паша. - Ведь еще моя прабабка рассказывала, как волосы мыли золой. Она, кстати, не хуже мыла, если воспринимать ее не как грязь, а как моющее средство.

ПРОВЕРКА В ДЕЛЕ

Кое-что стало проясняться со старинными вещами. Например, шить кованой иглой гораздо дольше и труднее. Зато обмотки оказались крайне удобным предметом одежды: и ногу при ходьбе фиксируют, и сохнут очень быстро.

Больше всего проблем было с реконструированной обувью. Во-первых, она дико скользкая. В один из первых дней Паша очень неудачно упал и повредил большой палец на правой руке. Думал - перелом, но, судя по всему, вывих. Три дня почти ничего делать не мог.

Во-вторых, обувь очень мокла. В принципе все, кто занимается исторической реконструкцией, знали это и раньше. Но одно дело - походить с мокрыми ногами несколько дней во время фестиваля и совсем другое дело - жить так полгода.

Считалось, что предки свои башмаки чем-то пропитывали. Но Пашины эксперименты показали, что любой доступной в то время пропитки хватает от силы часа на полтора. Единственным выходом оказалось подкладывать в обувь солому и менять ее по мере промокания. Кстати, посетивший хутор эксперт по коже Илья Кузнецов считает, что наши предки так и делали, так что Паша движется в верном направлении.

Похоже, что-то не так в конструкции избы. От топки по-черному сажи много, а тепла явно не хватает. В щели дует, и их постоянно приходится конопатить. Внутри сыро, одежду не высушишь.

Из живности на подворье 4 козы и 15 кур

Конечно, будь наш герой деревенским парнем, он бы, наверное, получал от кур больше яиц и догадался бы стирать белье в речке, а не в кадке. Но многие проблемы, с которыми он сталкивается, совершенно незнакомы и современным крестьянам. Та же топка по-черному. Или жизнь в доме, где даже днем полумрак. Весь жир убитой козы уже ушел у Паши на светильники. Он с опасением ждет долгих зимних ночей и совершенно не понимает, чем будет заниматься в темное время суток.

Дни у Паши проходят монотонно. Каждое дело, например заготовка дров, растягивается на весь день. От такой работы в голове пусто. Чтобы как-то заполнить ее, он разговаривает с козами и поет.

- Оказалось, что я знаю очень много песен, - рассказывает Паша. - Все пою: казачьи, русскую попсу, кое-что на английском. Но на целый день все равно не хватает.

«У природы нет плохой погоды» - это тоже только для современного человека с удобной одеждой, непромокаемой обувью, теплым и светлым домом. Настроение Паши меняется с погодой. Солнышко - он доволен, в дождь - даже вставать не хочется.

Инициатор эксперимента Алексей Овчаренко, хозяин агентства старинных развлечений «Ратоборцы», на чьей земле построен хутор, считает, что это как раз те психологические последствия, ради которых отчасти все и затевалось. Алексей мечтает когда-нибудь обу­строить на поле возле хутора аутентичное средневековое поселение. Чтобы все желающие могли пожить в настоящем, не лакированном Средневековье. И прошедший все круги древнерусского ада Павел должен стать в этом поселении одним из ключевых персонажей. Если, конечно, зимовка пройдет без потерь.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Профессор Владимир Шкуратов, специалист по исторической психологии:

«Человеческая среда неизбежно коммуникативна, насыщена информацией и человеческими событиями. Если человека оставляют одного в жилье и с утварью якобы IX-X вв., то это не означает, что его отправляют в указанную эпоху. Это будет разновидность опытов по депривации, где главным фактором является лишение общения, а не специфические культурно-исторические условия. Испытуемый может брутализироваться, одичать, может и сопротивляться своей декультурации, как Робинзон Крузо, но это будут явления общечеловеческие, а не культурно-специфические. Обычно депривация сопровождается галлюцинациями, усилением беспокойства и другими эффектами, что вообще-то может привести к мистикоподобным явлениям.

Человек IX -X вв. был общинным существом. Его социализация носила преимущественно ритуальный характер. Преимущественно физический крен дописьменной цивилизации не означает биологической изолированности индивидов. Они очень тесно общаются между собой. Абстракции книжной веры даются им с трудом. Русь переживает расцвет язычества, христианство представляет лишь поверхностный, имитирующий слой мировоззрения.

Задание быть новгородцем IX-X вв. нагружает человека с некоторыми историческими сведениями потоком реминисценций и напоминает мне тему школьного сочинения «Как я был новгородцем IX-X вв.». При наличии литературного воображения и свободного времени, которое ему обеспечено, молодой человек может пополнить библиотеку псевдоисторической серии. Я надеюсь, это скрасит его труды Робинзона и дополнит сюжет «Моя жизнь в лесу».

Никита Аронов

Просмотров: 2966
Поделиться
Почему граненый стакан стал символом СССР Далее в рубрике Почему граненый стакан стал символом СССР


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.