Сегодня 26 мая 2017 г., пятница, 19:58USD 56.75 +0.6859EUR 63.66 +0.6573
Общественные и социальные новости

Хосписы в России выживают за счет морковки

21 мая 2015
hits 1111

Паллиативная помощь, прозванная в народе «помощью умирающим», переживает ныне не лучшие времена. Заметнее всего это на примере детских хосписов.

Дело в том, что с момента опубликования приказа Минздрава РФ о порядке оказания паллиативной медицинской помощи взрослым прошло два года. А вот койки для детей без соответствующего закона «не могут отлицензироваться, называются неврологическими и так далее, Росздравнадзор не может их проверить», объяснила на днях директор Департамента медицинской помощи детям Минздрава РФ Елена Байбарина.

Согласно плану Мин-здрава по развитию паллиативной помощи, в регионах после принятия закона о помощи взрослым должны были открыться специализированные отделения, число коек планировали увеличить в 10 раз - с 2 тыс. до 20 тыс., что даже превышает стандарты ВОЗ.

Были запланированы средние нормативы финансирования за счет средств соответствующих бюджетов на один койко-день: в 2013 году норматив должен был составить 1537,1 руб., в 2014-м - 1654,3 руб., в 2015-м - 2137 рублей.

Вместо этого сегодня финансирование одной койки, отданное на откуп ОМС, официально составляет 1,7 тыс. рублей. Но это официально.

«Нас, как и все больницы, заставляют переходить на понижающий коэффициент, выдают 1,4 тыс. руб. на один койко-день», - рассказывает директор детского хосписа в Казани Владимир Вавилов.

В эти деньги уложиться не получается: содержание одного умирающего ребенка обходится в среднем в 5 тыс. руб. в сутки.

В Германии, приводит пример Вавилов, страховые компании покрывают 200 евро на одного пациента хосписа, еще 400 евро дают благотворители.

У нас тоже есть благотворители. «Кто мешок картошки принесет, кто мешок моркошки», - объясняет директор учреждения.

В хосписе в Казани сейчас доживают свой век 18 детей и 24 взрослых. При этом в листе ожидания только одних детей еще 120! Большинство из них своей очереди в хоспис не дождутся уже никогда.

Обещанные многие тысячи коек так и не появились по мановению волшебной палочки Мин-здрава. «Треть регионов после издания приказа о паллиативной помощи взрослым за два года не сделали ничего, - говорит доцент кафедры онкологии и лучевой терапии РНИМУ им. Пирогова Наталья Савва. - Остальные выделили по одной-две койки на весь регион».

Причем в каких только отделениях не умудрились размещать эти койки! В ряде регионов койки для умирающих «приткнули» в инфекционных отделениях: мол, заразится - быстрей помрет. Баба с возу, Минздраву легче.

Но наплыв умирающих все не прекращается. «Даже детская онкология наступает такими темпами, что некуда деваться! - переживает Владимир Вавилов. - Все койки с аппаратами ИВЛ (искусственная вентиляция легких. - «МН») в Казани забиты под завязку. Врачи трясутся: не дай бог, у нас случится какой-нибудь автобус! Куда мы их положим?»

С открытием детских хосписов дела тоже идут ни шатко ни валко. И виной всему не только и не столько отсутствие приказа Минздрава. Директор первого в России детского хосписа, открытого в Санкт-Петербурге 12 лет назад, протоиерей Александр Ткаченко рассказывает, что ежегодно хоспису не хватает 40 млн, которые приходится добирать частными пожертвованиями.

Это в Питере. А как собрать недостающие деньги в отдаленном регионе? Вот поэтому и не спешат в регионах с открытием хосписов - вместо этого просто перепрофилируют койки в больницах для отчетности. «В результате мы получаем ребенка, лежащего в обычной больнице и не получающего паллиативной помощи», - приводит пример Александр Ткаченко.

Да и что такое «паллиативная помощь»? В представлении большинства не только простых россиян, но и врачей - это «клоуны». Даже ответственное лицо из Минздрава Елена Байбарина приводит в пример «семь коек в Воронеже, где все есть, где клоуны».

По количеству обезболивающих Россия находится рядом с Албанией на 82-м месте в мире.

Родные умирающих детей куда только не обращались - прорвались даже на прямую линию с Путиным. Попросили у него предоставлять умирающим детям хоть какое-нибудь оборудование на дому - тот же откашливатель, к примеру.

«Уже три поручения после прямой линии пришло от Путина», - рассказывает глава благотворительного фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер.

Пока, правда, толку нет. «Говорят, все у нас работает, просто у нас мамы не такие, дети не такие... Да ничего у нас не работает! Не работает, потому что в России на паллиативную помощь нет денег!» - возмущается Нюта.

Новый закон о паллиативной помощи детям вряд ли разрешит эту массу противоречий - он не предусматривает, например, помощь умирающим детям на дому. «Мы не можем ставить дома даже катетеры, не имеем права по закону», - приводит пример Ксения Коваленок, руководитель детской выездной паллиативной службы «Милосердие».

Аделаида Сигида

 Фото FOTOLIA.COM

 

Просмотров: 1111
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Кому нужен «дом со львом»? Далее в рубрике Кому нужен «дом со львом»?


Загрузка...
Комментарии (1)

Добавить комментарий

RSS-лента RSS-лента комментариев

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.